ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, было бы неплохо, — сказала Язифь. — Обещаю позвонить, если что-нибудь вспомню.

Она проследила за его отлетом, вернулась в дом, налила себе еще бренди и села на кушетке, глядя на Леггет.

Через час ее рюмка все еще была полна. Внезапно глаза Язифи распахнулись. Она подошла к коммуникатору и начала нажимать на кнопки. Потом она остановилась, задумалась и набрала другой номер.

— Кодирую, — сказала она, услышав голос на другом конце. Потом прочитала код со своего дисплея. — R-три-шесть-семь.

Голос стал неразборчивым, потом четкость вернулась, когда в другой коммуникатор ввели код.

— Закодировано по R-три-шесть-семь. В чем дело, Язифь?

На другом конце был Хон Фелпс, директор по персоналу компании «Миллазин» и бывший личный помощник ее покойного отца.

— Мне нужна команда GT-Девять-Семь-Три, — сказала Язифь.

Последовало долгое молчание. Код, который ей сообщили после смерти отца, был введен ее отцом много лет назад. Каждый старший служащий знал, что если член семьи Миллазин или их представитель использовал код GT973, то они должны были выполнить абсолютно любое задание без вопросов, комментариев и записей. Кроме того, Фелпс сообщил ей, что на службе у Миллазинов во вполне обычном качестве состояли несколько человек с необычным прошлым и способностями, которые выполнят какое угодно поручение.

Язифь сообщила код Гарвину во время мусфийской войны, но у него не было случая к нему прибегнуть. Но теперь…

— Ты уверена… извини, Язифь. Подожди. С тобой скоро свяжутся по твоему номеру. — Связь оборвалась.

Она подождала, обдумывая свою идею. На губах у нее появилась улыбка, и довольно неприятная. Потом ситуация показалась ей забавной, и она рассмеялась как раз в тот момент, когда коммуникатор загудел.

— Язифь Миллазин, — сказала она.

— Т-Один-Два-Один, — ответил совершенно нейтральный голос, скорее всего синтетический. Язифь ввела код, потом объяснила свой план.

Будильник снова мелодично зазвенел. Лой Куоро повернулся, потянулся к кнопке, но вместо пластика нащупал бумагу. Он открыл глаза и увидел, что к часам прислонен конверт.

Куоро сел, и светловолосая женщина, уснувшая на его руке как на подушке, спросонок что-то пробурчала.

«Как это сюда попало? Я ничего вечером не пил. Это что, сюрприз от Бет?»

Он разорвал конверт. Внутри была карточка с печатным текстом, выглядевшим, однако, как рукописный.

«Желаем вам самого наилучшего дня отныне и, надеемся, вовеки».

Подписи не было.

Внезапно карточка загорелась. Куоро взвизгнул от удивления и уронил ее на ковер, где она превратилась в пепел.

Бет села в постели:

— В чем дело, милый?

— Ничего. Спи дальше.

Раньше он не замечал, какой у нее временами раздражающе гнусавый голос.

Куоро схватил коммуникатор, но решил, что прежде чем отрывать головы своей службе безопасности, надо хотя бы умыться. Он в раздражении направился в ванную, потянулся к крану и увидел вокруг него почерневший пепел.

«Еще одна записка. А могла быть бомба. И тот, кто сюда вломился, вместо бумажных конвертов мог взять с собой нож или пистолет».

Он открыл аптечку и внутри одной из бутылочек с лекарством от головной боли увидел пепел.

«Лекарство могли заменить ядом, и я бы ничего не заметил».

У Куоро затряслись руки. Он схватился за умывальник и нажимал, пока дрожь не прошла. Он взял халат с вешалки, надел и услышал потрескивание. Сунув руку в карман, он опять нашел пепел.

«А могла быть ядовитая змея».

Почти ничего не видя перед собой от бешенства, он схватил коммуникатор и нажал кнопку «Тревога». Завыли сирены. Ему ответил голос:

— Группа отражения в пути, сэр. Вы можете говорить? Что случилось?

— Кто-то… кто-то вломился, — выговорил Куоро.

Дверь распахнулась. Ворвались двое в полном вооружении, с бластерами наготове и залегли по обе стороны от двери. Пригибаясь, вошел один из сотрудников его службы безопасности с нацеленным оружием.

— В чем дело, сэр?

— Здесь был нарушитель, черт возьми! И он прошел мимо вас!

— Пригнитесь и уйдите с дороги!

— Да он уже ушел, идиот!

Командир охраны поднялся на ноги, протиснулся мимо Куоро и не увидел ничего, кроме удивленной женщины в постели.

— Что случилось, сэр? Откуда вы знаете, что здесь был нарушитель?

Куоро ахнул, потом споткнулся на слове. Он был слишком взбешен, чтобы объяснять что-то.

«Этот чертов Корпус! Наверняка это они. Ни у кого из других моих врагов нет таких возможностей. Мерзавцы прошли мимо лучшей охраны, какую я только мог найти. Они могут сделать это опять, и я никак не могу защититься от убийства. И не могу обвинить их на основании чертова пепла и странной истории, которой не поверит даже Бет. Черт побери, черт их побери!»

Престон ответил на вызов по коммуникатору:

— «Матин». Это Престон.

— Говорит Лой Куоро.

— Да, сэр?

— Мы закрываем сюжет по Лариксу и Куре.

— Что-о?

Единственным ответом ему был щелчок. Куоро прервал связь.

Глава 15

— Я недоволен, — резко сказал Селидон, — и Протектор тоже.

— Не мной, надеюсь? — отозвался Ньянгу, и ему почти не пришлось притворяться, чтобы изобразить дрожь в голосе.

— Нет, Йонс. Сейчас вы один из немногих людей, на которых Протектор и я можем положиться. Вы когда-нибудь слышали о «серых мстителях»?

— О ком?

— И глава государственной безопасности тоже не слышал, и командующий гвардией Протектора, — недоумевал Селидон. — Оказывается, некоторые гвардейцы — сколько и кто именно, пока неясно — считают, что для бандитов, которых мы захватили на Куре Четыре, недостаточно суда Протектора.

— Ерунда, — ответил Ньянгу. — Через день доктор Мьюсс начнет процедуры. Заключенные уже достаточно здоровы, чтобы не умереть от побочных эффектов наркотиков, которым он пользуется. После этого суд будет скорым, справедливым и смертоносным.

— Я это знаю, и Протектор это знает. Но эти идиоты, похоже, решили взять дело в свои руки, — в бешенстве продолжал Селидон.

Ньянгу изобразил должное потрясение.

— Цель «серых мстителей», судя по первоначальным рапортам, — продолжал Селидон, — захватить заключенных после начала суда и немедленно казнить их перед камерами. Этим они хотят доказать свою верность Протектору. Если они так считают, они — глупцы. Осуществление такого плана может привести к обратному результату. Если, скажем, в надвигающейся войне с Камброй возникнут сложности, то население может принять этих самых мстителей за выразителей истинного духа наших миров. Если предположить, что у них есть план, они могут задумать переворот, разумеется, во имя Протектора, чтобы избавиться от ничтожных и малодушных личностей, которые всей душой не поддерживают Протектора. Без сомнения, кое-кто, например Протектор Редрут и я, погибнет в ходе восстания, и пока не закончится чрезвычайное положение, правительство попадет под иго этих мстителей. Интересный способ устроить революцию. Изнутри, а не снаружи, во имя большей безопасности народа и его величайшего героя.

— Если вы услышали об их планах, — попытался успокоить его Ньянгу, — значит, не так уж они умны.

— Пока это только сплетни и слухи, — сбавил Селидон. — Но мои агенты взялись за работу в самом дворце. Поскольку бандиты творили свои бесчинства на Куре Четыре, мы допрашиваем всех служащих дворца и гвардейцев, которые оттуда родом.

— Почему вы доверяете мне эту информацию?

— Поскольку вы взяли дело с этими бандитами на себя, возможно, вам стоит проверить свою охрану еще более тщательно.

Ньянгу подошел к окну, взглянул на серое однообразие Ларикса Примы и изобразил задумчивость.

— Вообще-то, — сказал он, поворачиваясь, — я скорее постарался бы обойти этих конспираторов на повороте, чем затыкать протекающую плотину здесь и там.

Иоситаро поймал себя на том, что стал перемешивать поговорки и сравнения не хуже самого Протектора.

31
{"b":"2585","o":1}