ЛитМир - Электронная Библиотека

Гарвин глубоко вдохнул:

— Можно вопрос, Аликхан?

— Спрашивай.

— Сколько у тебя было часов в «аксае», когда тебе разрешили им управлять?

— Это надо сосчитать… Дай подумать… Примерно двести ваших часов в различных кораблях.

Гарвин, у которого было чуть больше пятидесяти часов, принял управление.

— В качестве первого упражнения, — сказал Аликхан, — мы наберем ускорение на половине мощности двигателей и сделаем полный виток вокруг луны Фоуи, держась подальше от поверхности, а потом вернемся настолько близко к этой точке, насколько у тебя получится.

Гарвин включил двигатели и почувствовал нарастающее гудение. «Аксай» рванулся вперед. Фоуи начала расти перед глазами Гарвина. Да, неслабо эта штука работает, подумал он.

— Очень хорошо, Гарвин, — сказал наконец Аликхан. — Тебе удается предугадывать поведение корабля. Это единственный способ успешно пилотировать. Ты должен быть на шаг впереди «аксая» или…

— Или он тебя убьет, — мрачно закончил Гарвин. Они уже потеряли двоих. Воинский образ мышления установился быстро — по поводу гибели корабля переживали больше, чем гибели будущих пилотов. Кроме того, обе катастрофы наверняка были вызваны ошибкой пилота, и это знали все. Ни один пилот не верил в удачу, судьбу или не поддающиеся управлению корабли.

— Это верно, — сказал Аликхан. — Приготовься к смене орбит при приближении к спутнику. Не забудь контролировать маршрут, чтобы потом вернуться в нужную точку.

«Будто у меня мало забот».

— Это очень успокаивает, — сказал Аликхан. — После того как мы сделаем два-три таких простых упражнения, надо будет заняться маневрированием и реакцией на угрозу. Сначала мы по очевидным причинам не будем тренировать эти приемы против другого пилота. Вместо этого ты перейдешь к астероидам около G-Камбры. Из них получаются отличные противники для тренировки новичков.

Гарвин, начавший было немного расслабляться, после этого разъяснения напрягся не меньше, чем когда только сел в этот кокпит.

— Босс, — обратилась к Эрику Пенвиту адж-прем Моника Лир, — хоть вы только исполняете обязанности главного во Второй секции, я хочу вас попросить об одолжении.

— Большом или маленьком, Моника? — Эрик начинал как простой солдат в РР и еще не привык к тому, чтобы женщина, которая обучала его и когда-то контролировала всю его Вселенную, обращалась к нему «сэр».

— Довольно большом.

— Тогда лучше тебе подождать, пока Гарвин и Ньянгу либо заработают крылышки, либо вылетят оттуда, и иерархия вернется к прежнему порядку.

— С ними я уже поговорила. Вообще-то, это вроде как их идея, хотя я и остальные сержанты с ней согласны.

Моника не стала объяснять, что Гарвин и Ньянгу потратили большую часть ночи, в которой они очень нуждались для сна и занятий, чтобы заставить традиционно консервативных сержантов РР заглянуть в будущее.

— Если эти двое унесли ноги и послали продвигать это дело тебя, то оно может быть опасным, — сказал Эрик. — Да еще и навлечет неприятностей на мою голову.

— Да ни за что, босс. Командующий вам, небось, еще и медаль даст за творческое мышление. — Лир и сама не знала, как находит такой осторожный и изворотливый подход к делу, и решила, что слишком долго общалась с Иоситаро.

— РР собираются развернуть до полного состава, — продолжала она. — Вообще-то я еще пятерых не включаю в списки. Но мы ничего не делаем, только бегаем вверх-вниз по холмам и пытаемся не попадаться на задания вроде покраски штаб-квартиры.

— Я старался, как мог, чтобы они к вам не приставали, — извиняющимся тоном ответил Пенвит. — Но иногда они меня обходят, и вам приходится подстригать травку.

— Да ладно, босс. Так вот, идея в том, чтобы разбить РР на стандартные боевые двойки и направить их учиться, как сражаться в кораблях.

— Ангара ни за что не позволит распустить РР, — определенно сказал Пенвит. — И я не могу себе представить, как такое пришло вам в голову.

— Не насовсем, — убеждала Лир. — Только для дополнительного обучения, возможно, для десантов. Судя по тому, как идет эта война, Корпусу пригодятся дополнительные ракетчики и стрелки. Как только кто-то научится воевать на кораблях, мы добавим новую специальность в его документы.

Пенвит постучал пальцами по столу, заметив при этом, что в идеальные рантье он больше не годился — ему нужен был свежий маникюр.

— Интересно, — сказал он. — И идея неплохая. Не говоря уже о том, что когда Корпус начнет расти — а этого не избежать, — члены РР с дополнительной специальностью наверняка будут расти по службе.

— Лишние деньги еще никому не помешали, — прибавила Лир.

— Проблема только одна, Моника, — сказал Эрик. — Если ситуация ухудшится, все, кому будет нужен стрелок, будут искать его в PP. Так вы можете потерять лучших людей.

— Не беспокойтесь, — сказала Моника с уверенностью, которой не было раньше. — Хитрецы сумеют остаться, а всем остальным скатертью дорожка к славе.

— Я поговорю с командующим, — пообещал Пенвит. — Он наверняка разрешит вам временно перейти в статус «на задании», чтобы оправдать все эти пайки, которые вы заглатываете. Можешь начать оформлять приказы и составлять пары.

— Уже начала, босс. Сегодня утром села за компьютер.

— Хм. Много вы на себя берете, адж-прем.

Редрут попробовал еще одну неожиданную атаку. Он послал в систему Камбры полдюжины истребителей, чтобы прорваться к D-Камбре. Но камбрийские детекторы обнаружили их и выслали за ними патрули. Лариксанцев уничтожили далеко от D-Камбры. Хотя два камбрийских корабля были уничтожены, а три повреждены. Военные действия расширялись.

Глава 19

Летную школу закончило на удивление много — сорок семь человек. Как и было обещано, кадровые пилоты помогали, как могли. Кроме того, Первая секция — отдел личного состава — старалась, чтобы все нашли себе соответствующее место.

Из этих сорока семи только нескольких отобрали для дополнительного обучения на «аксае» — тех, у кого были самые высокие результаты. Ни Гарвин, ни Ньянгу отобраны не были, у них и так были важные должности. Да они и не особенно хотели летать на «аксае», хотя у пилотов это было престижное назначение.

Большинство новичков послали вторыми пилотами на «велвы» или истребители, чтобы они набирались опыта, а если все будет хорошо, получили быстрое повышение. Нижнюю по успеваемости треть класса назначили на «грирсоны» и «жуковы». Ангара решил, что Корпус мог рискнуть иметь пилота похуже на атмосферных летательных аппаратах, но не на космических кораблях. Хорошие пилоты транспортников, несмотря на их протесты, были записаны на следующий курс, который должен был начаться немедленно.

После того как Ангара произнес речь, Дилл поздравил всех и пустил слезу. Друзья или члены семьи прикололи новоиспеченным пилотам крылышки. Выпускники стояли на плацу, думая, что делать дальше. Кто-то сказал, что надо начать традицию бросать кепи в воздух, но от этой идеи быстро отказались, когда кто-то напомнил, сколько они стоят.

— Всегда можно просто напиться, — сказал Гарвин. — В некоторых кругах это весьма ценят.

— Это можно, — согласилась Язифь, обнимая Гарвина.

— Если у тебя есть силы, — сказал Ньянгу, — выпей и за меня. Мы с Маев отправляемся в «Шелборн», и она будет смотреть, как я сплю круглые сутки. А последние два дня, которые нам великодушно предоставил Корпус, я буду искать самый шумный бар в Леггете с хорошей музыкой.

— Да ладно, — заметила Маев, — можно и выпить, прежде чем ты отрубишься. Не такой ты еще старый.

— Ты права, — согласился Ньянгу. — Я надеюсь. Гарвин, почему бы тебе не поймать какого-нибудь сержанта, чтобы он всех нас пригласил в их клуб? Господам офицерам не разрешается приглашать солдат в наш, чтобы они не догадались, как с нами скучно.

— Да уж, это точно, — решил Гарвин. — Эй, твег Ренолдс! Подите-ка сюда! Мы собираемся навязаться к вам в гости.

41
{"b":"2585","o":1}