ЛитМир - Электронная Библиотека

Гарвин улыбнулся — сначала слегка неуверенно, потом более решительно.

— Верно. Извини. Может, я просто устал. Или все дело в погоде.

— Наверное, — согласился Ньянгу. Но когда Гарвин вернулся к своим бумагам, Иоситаро внимательно изучил его слегка обеспокоенным взглядом.

Хо Канг, еще четыре офицера и две дюжины других курсантов уставились на корабль. Он выглядел как новенький истребитель келли-класса, но был длиннее на пятьдесят метров и называли его кораблем-контролером кейн-класса.

Канг задумалась над тем, что она делает здесь, когда уже нашла безопасное местечко по научной части. Она поняла, что в ней было больше от солдата, чем ей казалось, и мысль о том, что друзья по Корпусу отправляются в бой без нее, оказалась для нее невыносимой. А еще в Канг была здоровая доля кровожадности, и по всем этим причинам она вызвалась добровольцем в новый отряд.

Дело, которому ее обучали, было таким же древним, как и принятая лариксанами конвойная система — нападать на организацию с помощью организации. В темные времена прошлого эту систему называли волчьей стаей, и она работала очень хорошо. Особенно это удавалось, если руководитель держался достаточно далеко от поля битвы, чтобы координировать атакующих, но достаточно близко, чтобы реагировать на любые изменения в действиях противника.

Канг прошла ускоренные испытания, разработанные врачами Корпуса, и отлично с ними справилась. Это неудивительно, поскольку она была уже обученным пилотом, хорошо справлялась с моментальным выбором целей и интересовалась анализом вероятностей. Так что она вернулась к учебе.

Учеба была трудной. Хо поняла, насколько «заржавела» ее высшая математика, до какой степени в анализе вероятностей она опиралась на опыт и инстинкты вместо систематического использования уравнений Ноймана-Халлера. Приходилось учиться и другим вещам. Например, логистике: сколько снарядов было на борту контролируемых ею кораблей при взлете, когда у экипажей должен быть отпуск, на каких базах Корпуса можно подзаправиться. Или пониманию данных стратегической разведки: какой следующий план могли задумать Редрут и компания.

Что ей помогало, так это ее солдатское прошлое. Она была в хорошей физической форме, так что когда на курсантов обрушивали час за часом новые задачи, она была одной из немногих, кто еще мог добраться до решения.

Перед классом стоял тощий техник, который отрастил вислые усы в слабой надежде выглядеть чуть более по-военному.

— В романах такого не случается, — сказал техник, носивший имя Спелвин, такое же унылое, как он сам. — Меч или шлем воина всегда готовы, и он может схватить их и пуститься в бой. «Кейн» должен был быть готов еще две недели назад. Однако один из поставщиков решил понизить тарифы, и электронщики объявили забастовку. Вмешалось правительство, но чтобы разобраться, потребуется еще не меньше недели. Мы привели вас сюда, чтобы вы увидели, что вас не зря тренировали и один испытательный корабль уже готов, так что место для вас найдется. Правда, мы не знаем точно, когда.

Адж-прем Моника Лир и твег Дарод Монтагна сидели в кают-компании торгового корабля «Броне» с чашками мутной жидкости, условно называемой кофе, и коротали за разговорами очередную унылую вахту.

Пробирая их до костей, гудели двигатели космического корабля. «Броне» шел на запасном двигателе с D-Камбры на исследовательскую станцию — наблюдательный пост на К-Камбре. В качестве эскорта его сопровождал маленький патрульный корабль. Двое солдат РР были на борту потому, что коуд Ангара приказал не только сопровождать эскортом все корабли, выходящие за орбиту G-Камбры, но и вооружать их.

На корпусах торговых кораблей были срочно оборудованы пусковые установки. В них наготове были две противокорабельные ракеты «годдард», а по бокам в установках поменьше — зенитные ракеты «тень». Внутри корабля — так, чтобы не попадаться под ноги экипажу, — была установлена рубка управления, а четверо солдат Корпуса были назначены в качестве вспомогательных стрелков. Номинально ими командовал капитан корабля, за исключением четко определенных особых обстоятельств, требовавших от них выполнения общих приказов Корпуса.

Двое солдат были приписаны к «Бронсу» на постоянной основе. Один из них был староват для пробежек по холмам, а второй был новобранцем. Остальные двое — Лир и Монтагна — половину своего рабочего времени проводили на корабле, а половину — выполняли свои обычные обязанности. На борту корабля солдаты РР не носили форму и нашивки, а старались не выделяться среди гражданских и одевались в гражданское или в корабельные комбинезоны.

Другие камбрийские корабли получили такое же вооружение и такие же наряды стрелков. Сначала были проблемы. Солдат раздражало, что в торговом флоте больше платят и живется им в военное время лучше. А гражданские экипажи считали военных просто вооруженным стадом баранов.

Нараставший конфликт прекратили три вещи: приказ коуда Ангары, чтобы стрелки с тем же усердием, что и остальная команда, выполняли приказы капитана — неважно, были они связаны с ракетами или нет; постепенное осознание того, что если лариксане нападут на Камбру, то эти четверо солдат — единственная надежда корабля; и то, что большая часть солдат с негласного одобрения Ангары не боялась ввязываться в любые драки.

Поначалу многие солдаты клялись, что ни за что не уснут в космосе, что гудение двигателей сведет их с ума задолго до окончания рейса. Но через два дня они привыкли к шуму ничуть не меньше, чем команда.

— А я-то думала, что кататься на этих кораблях будет веселей, чем болтаться вокруг казарм и полировать бластер, — вздохнула Монтагна.

— Осторожнее, юный твег, — предупредила Лир. — Все войны, в которых я участвовала, начинались медленно, и все стонали и жаловались, что ничего не происходит и они не успели побегать и пострелять. А через год они спотыкались от усталости, вздрагивали от взрывов и не представляли, почему были такими дураками. Так что имей это в виду, Дарод.

— Мм-хм, — отозвалась Монтагна.

— Еще кое-что насчет войны, — продолжала Лир. — Начало всегда запоминается лучше. Когда дело становится серьезным, все сливается в сплошной кровавый туман. И запоминают лучше всего тех, кто погиб в начале войны. Так что если хочешь, чтобы в честь тебя назвали казарму или посадочную полосу, погибать героически лучше всего сейчас.

— Нет, спасибо, — ответила Монтагна. — А ты на скольких войнах побывала, адж-прем?

В бою и среди своих РР формальностей избегали. Но среди чужаков все менялось. На эскортном задании военные соблюдали все нюансы и старались выглядеть по возможности аккуратнее даже в промасленных рабочих помещениях торгового корабля. Друг другу они говорили вполголоса: «Выглядеть по-свински, как флотские, может каждый».

Моника подумала:

— 'Раум… Потом мусфии… Потом еще вот это… Две небольших кампании еще до того, как Корпус послали на Камбру. Господи, мы тогда назывались «Быстрое Копье», и командовал коуд Мелк, а потом коуд Уильяме, которого убили при восстании 'раум. Плюс еще на Камбре гоняли в холмах так называемых бандитов, но за это нашивок не давали. — Она остановилась подвести итог. — На многих.

Дарод не стала говорить, что Лир была явно старше, чем выглядела. Вместо этого она спросила:

— А каково было при Конфедерации?

— Да так же как сейчас, честно говоря. Отдельные ударные корпуса вроде нашего всегда посылали к черту на рога. Мне так и не удалось действовать с полноценной армией Конфедерации, и полномасштабной войны я так и не видела. — В голосе Лир звучало сожаление. — Но была и разница. Нас лучше снабжали, и быстрее, разумеется. Хотя вот сейчас я вспоминаю, что к концу, когда мы были на… как там его… Квете VII, уже были проблемы. И продвигали медленнее — были тесты и все такое. А если тебя продвинули в бою, то потом это надо было утверждать в самом штабе армии на Центруме.

— И что, по-твоему, случилось с Конфедерацией?

44
{"b":"2585","o":1}