ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если повезет, — сказал Хедли Янсме, — твоя ловушка даст Редруту еще больше поводов задуматься.

Камбра / D- Камбра

— Отлично, — объявил Ангара собравшимся офицерам. — Очень ловко. Особенно вы, Янсма. Ваша работа была в лучших традициях Корпуса.

— Спасибо, сэр.

— Ну, вы вряд ли будете благодарны долго — теперь-то и начнется цирк.

Гарвин улыбнулся, потом понял, что Ангара имел в виду.

— Хаут Хедли, — продолжал Ангара, — вот список наших цирковых медведей и причитающихся им медалей. По-моему, это хороший повод объявить о создании новой бригады. Вы будете ею командовать с повышением в чине до коуда. Мил Фитцджеральд возьмет на себя эту бригаду в том же ранге. Будут, конечно, и другие изменения. Чтобы не было путаницы, я назначаю себе ранг данта с сохранением прежнего оклада. Когда мы вернемся в Конфедерацию, верховное командование либо подтвердит это, либо отменит. Это все.

Это и правда был цирк. Цирк для средств массовой информации. Они набросились на Гарвина, потому что он такой красивый, на Джона Хедли — как образец молодого командира бригады, пусть даже слишком худого и напряженного, на Хо Канг — как воина-ученого, на пилотов «аксаев» — как небесных храбрецов, на Аликхана — как доказательство прочности союза людей и мусфиев и на Бена Дилла, ну, в общем, как на Бена Дилла.

Медали посыпались во все стороны, а когда цирк закончился, всем дали отпуск.

— Ну, дашь ты мне перевернуться, увалень? — пожаловалась Язифь. — Там опять тебя показывают, и я хочу посмотреть.

Гарвин подчинился, перевернувшись на спину. Язифь уставилась на изображение.

— Дай я сделаю погромче… А, эту запись я еще не видела. Знаешь, Лой наверняка бесится, когда видит твой портрет в «Матин». Гарвин, тебе разве не интересно?

— Я и так знаю, как я выгляжу, — сказал он. — А что до интереса…

— Ой, не кусай меня! Мм, приятно. Когда ты кусаешь меня в шею, дрожь пробирает до пяток. Гарвин, ты что, больше вообще ничего не хочешь делать? — она перестала разговаривать и застонала. — Не останавливайся! Ой, только не останавливайся!

Гарвин и сам удивлялся. Ему хотелось только есть, спать и быть наедине с Язифью, желательно без одежды. Все это создавало короткую, но необходимую завесу между ним и уродством войны.

Прошло два месяца.

На Куру посылали десант, и все настолько расхрабрились, что зацепили даже окраины Ларикса. Теперь их основной целью были не корабли эскорта, а торговые корабли, которых те сопровождали.

Крейсеры появлялись редко и очень осторожно, когда были уверены в отсутствии засад.

Использование роботов слежения облегчило контакт с конвоями, но командиры эскортных кораблей приобрели опыт, так что количество жертв с обеих сторон росло.

Корпус уничтожил примерно на двадцать процентов больше лариксанских кораблей, и столько же солдат. Но, учитывая население Ларикса и Куры, и то, что Ньянгу узнал об объемах производства на Лариксе, следовало признать, что Камбра медленно, но неизбежно проигрывала войну.

Первые рапорты поступили с далеких инопланетных станций. Потом пришел рапорт с М-Камбры, после чего сигнал с нее пропал. Вскоре отключились автоматические станции на планете и пропало сообщение с К-Камброй. Лариксане нападали, систематически уничтожая любые попадавшиеся им станции слежения, неважно автоматические или нет, а потом выпускали по ним ракеты.

Через полдня исследовательское судно возле ледяного гиганта I-Камбры сообщило о множестве лариксанских кораблей, после чего замолчало. Пропали патрульные корабли с баз на G-Камбре. Горстка их выжила и сообщила, что в системе находится целый флот с Ларикса: четыре гигантских «наарона», сорок или больше истребителей и тучи кораблей поддержки, патрульных и вспомогательных судов.

Корпус отреагировал мгновенно. «Келли», «велвы», «аксаи», даже несколько «винтов», едва годящихся для открытого космоса мусфийских вооруженных транспортов, и «Жуковых» взлетели с С-, D- и Е-Камбры, спутников и астероидных станций слежения. Вместе с этим пестрым контингентом двигались все шесть кораблей-контролеров кейн-класса.

Дант Ангара находился в боевом центре командного корабля «Аль Мауна». Хо была в своем кресле, опущенном до уровня Ангары.

— Черт, жаль, я не научился управлять боем отсюда, — проворчал Ангара, обращаясь к Хедли.

— Проблем не будет, — отозвалась Канг. — Вы только скажите мне, кого вы хотите и где. Мы здесь поставили маленький экран, на котором показаны только внутренние планеты. Для простоты они неподвижны. Наши корабли — белым цветом, лариксанские — красным. Эти зеленые стрелочки — расчетные курсы.

— Ладно, — сказал Ангара. — Тогда давайте отправим этих паршивцев туда, откуда они пришли.

Лариксане окружили D-Камбру, охватив ее орбитой почти до С-Камбры. Потом вернулись к столичной планете. Они выстроились двумя перевернутыми V, корабли снабжения — позади основного строя. Три «наарона» были в ведущем V, а четвертый — во втором. Во втором V было на десять истребителей больше.

— Берем крупные шишки, — распорядился Ангара, и его приказ был передан по коммуникаторам.

Пространство между солнцем и D-Камброй превратилось в вихрящуюся массу сражающихся кораблей, рвущихся к крейсерам. Но барьер истребителей был слишком силен, и за него было не прорваться. Крейсера сражались на дистанции, их ракеты были тяжелее и били дальше.

Один «велв» подобрался близко, подбил крейсер, но недостаточно, чтобы вывести его из битвы. «Велва» скоро уничтожили. Первое V начало раздвигаться, пытаясь охватить камбрийские корабли.

Ангара приказал всем отойти и перегруппироваться, занять позицию против одного крыла V и начать уничтожение его по частям. Корабли сражались, убивали и умирали. Позднее пришел тревожный сигнал — заднее V отделилось от основного строя и не ушло в резерв, а двинулось на D-Камбру.

Резервы Ангары были глубоко в тылу, но он все равно вызвал их — лучше поздно, чем никогда. Он остановил общую атаку и пошел на второе V, ругаясь от беспомощного бешенства. Он знал, что, если лариксане прорвутся в атмосферу со своими атомными бомбами, все погибнет.

Но вдруг из-за Бодвина, спутника D-Камбры, вырвалось подразделение из семи «келли», которого там никак не должно было быть. Они врезались в гущу лариксан, заработав своему командиру медаль вместо военного трибунала. В один из крейсеров за три секунды попало три ракеты. Ему оторвало корму, и он завертелся по направлению к солнцу Камбры.

Часть лариксан отошли сражаться с «келли», и тогда на их строй налетели другие камбрийцы. Но четыре корабля Ларикса сохранили курс, и между ними и D-Камброй не было никого.

Люди в городах D-Камбры удивились непривычному вою сирен. Скоро они поняли, что он означает, и бросились к поспешно приготовленным убежищам, в основном подвалам или даже первым этажам больших зданий.

Лариксане ворвались в атмосферу, ударив звуковой волной по морю и островам. Веерным строем с юга они подошли к острову Дхарма. У самого города они открыли люки и выбросили бомбы. Те черными рядами обрушились с неба, посылая струи огня через гору Наджим, поверх Холмов. Богатые рантье гибли там в своих рушащихся особняках. Последние бомбы упали на набережной Леггета, разбив стекла в отеле «Шелборн».

Редрут передумал. Он понял, что радиоактивная недвижимость ему ни к чему. В бомбах была обычная взрывчатка.

Нападавшие развернулись, пошли на следующий заход. Но тут, наполняя небо дымом и огнем от ракет, на них налетели «аксаи». Два корабля взорвались, третий пошел в космос и лег на курс четвертого. Скоро стрелять было не во что.

Ангара успел только вздохнуть с облегчением и тут же приказал Корпусу соединиться и преследовать оставшихся лариксан. Но они отступали на полной скорости и, как только вышли из системы, один за другим прыгнули в гиперпространство, торопясь к родным планетам.

51
{"b":"2585","o":1}