ЛитМир - Электронная Библиотека

— Черт! Вы же знаете, что я не хочу быть офицером, никогда и ни за что!

— Адж-прем, — сказал Ньянгу, пытаясь удержаться от смеха. — Как нам сообщила коуд Фицджеральд — и вам это тоже следует знать, — и на вашей улице будут лужи.

— Подумай сама, Моника, — рассудительно сказал Гарвин. — Ты не аспирант, и даже не альт. Одним прыжком ты почти достигла уровня старшего офицера.

— Подумай о деньгах, — вставил Ньянгу.

— Ага, — проворчала Лир, — почти на сто кредитов в месяц меньше, чем получает адж-прем. Ура.

— Я знаю, в чем дело, — предположил Ньянгу. — Ты боишься, что ударишь в грязь лицом в офицерском клубе.

— А пошел бы ты, босс, — отозвалась Моника. — Ты прекрасно понимаешь, в чем дело. Сержанты руководят Корпусом, армией, любой армией. Так всегда было и всегда будет. А теперь я — одна из вас, сопляков. И мне придется видеть, что мои сержанты пытаются меня охмурить. Не хочу! — почти взвыла она.

— Ну-ну, — остановил ее Гарвин. — Мил Иоситаро, разве не полагается бросать повышенного по службе члена РР в пруд или что-то в таком роде? Прудов у нас после мусфиев не осталось, так что будем бросать сента Лир в залив. Верно?

— Ну… — осторожно начал Ньянгу.

— Попробуйте, — прорычала Лир. — Сделайте мне такое одолжение, попробуйте.

— Наверное, этот обычай мы отложим, — поспешно сказал Гарвин. — Поздравляю, сент. Я уверен, что вы будете служить в лучших традициях Корпуса.

— Да, кстати, — добавил Ньянгу. — Чтобы ты не думала, что мы суровые начальники, остаток дня можешь гулять и отпраздновать повышение. Но завтра с утра РР должен быть на пробежке. Скажем, до тренировочного полигона «Тигр» и обратно. Нельзя давать ребятишкам застаиваться, верно? Это все, сент. Вы свободны.

Лир снова уставилась на них убийственным взглядом:

— Когда-нибудь — не знаю когда — и где-нибудь — этого я тоже не знаю — я найду способ отыграться.

Она отдала честь так, что это можно было снимать для иллюстрации в учебнике.

«Онс» на орбите у Куры Примы, спрятанный возле старого космического мусора, бездумно отсчитывал количество покидающих атмосферу кораблей. Слишком много, слишком быстро. Он закодировал их количество и размер и передал сообщение своему аналогу в гиперпространстве, а тот — дальше по цепочке.

— Тьфу ты, черт, — сказал Ньянгу, вешая трубку. — Отгадай, кто сегодня охраняет нашего доблестного данта в Тамане? Тот еще способ праздновать повышение.

— Ага, — отозвался Гарвин. — Слушай, я тут вот что подумал. «Шелборн» — это, конечно, хорошо. А не стоит сначала выпить нецивилизованно?

— Ты что, хочешь, как обычно, вломиться к сержантам?

— А почему нет? Все трудятся, так что вряд ли там будет шумно. Выпьем по стаканчику, а потом переправимся через залив, съедим по жаркому, выпьем бутылочку вина и отправимся в постельку как хорошие мальчики.

Ньянгу либо забыл, либо не хотел вспоминать, что в сержантском клубе отмечают последний день Моники Лир в сержантском звании.

Похоже, все чины и звания были отменены. Янсма и Иоситаро были не единственными офицерами в этой толпе. Ньянгу понял, что здесь были все члены РР, кроме тех несчастных, которые оказались в космосе или на задании.

И выпили они отнюдь не по стаканчику. Они поставили друг другу выпить, потом их заметил и угостил кто-то, кто слышал о повышении. Потом их угостили еще раз, и все время с выпивкой подходили поговорить доброжелатели.

— Э-эт сколько? — поинтересовался наконец Гарвин.

— Всмьст мне, шсят чтыре — вам.

— Дак, я здесь один с тобой.

Ньянгу уставился на него:

— А ка-атца больше.

— Мжт, лучше эээ… отменить заказ в ретро… ресторане, а?

— Ага, — согласился Ньянгу. — И скажи там в баре, пусть еще выпить пришлют. Жажда мучит.

— Ладно, — сказал Гарвин и осторожно поднялся на ноги.

Он нацелился на бар и двинулся по курсу, ужасно гордясь тем фактом, что его не заносит, но, все равно, не переставая следить за тем, куда ставит ноги. Он остановился посмотреть, как адж-прем… то есть сент Моника Лир танцевала на столе. Выглядела она вполне трезвой. Гарвин подивился, откуда она взяла саблю, с которой танцевала, и пошел дальше.

Он нашел коммуникатор, порылся в бумажнике, долго разглядывая каждую карточку, пока не нашел нужную. Он сунул ее в щель, и когда в «Шелборне» ответили, тщательно произнес свое имя и сказал, что он и его товарищ офицер не смогут воспользоваться заказом… Долг службы, вы же понимаете. Он остался доволен четкостью своей речи, хотя слегка испортил впечатление тем, что в конце рыгнул. Извинившись, он повесил трубку.

«Что дальше? Ах да, заказать Ньянгу выпить. Лучше взять стаканчик и мне, чтоб ему не было одиноко. По два для каждого — у бара полно народу, и сэкономить усилия всегда полезно».

Навстречу ему от коммуникаторов и туалета шла по коридору Дарод Монтагна. Она выглядела не лучше его и одной рукой на всякий случай держалась за стенку.

— Привет, — сказал Гарвин.

Дарод подняла глаза и узнала его:

— Хаут Янсма! Поздравляю с повышением, сэр. Все за вас очень рады.

Гарвин кивнул и попытался придумать остроумный ответ, но ничего не вышло. Дарод шагнула вперед и споткнулась, но Гарвин поймал ее. Она посмотрела на него и радостно улыбнулась. Ему показалось, что неплохо было бы ее поцеловать, что он и сделал. Она придвинулась поближе, обняла его за шею — Гарвин заметил, что она была не намного меньше его ростом, — и ответила на поцелуй, языком раздвинув его губы. Гарвин машинально поднял руку и тронул ее грудь, и Дарод теснее прижалась к нему.

Кто-то кашлянул, и Гарвин вспомнил о военной реальности и отодвинулся.

— Э-э… у твега что-то попало в глаз… — начал он, потом понял, что это Ньянгу.

— Извините, сэр, — сказала Монтагна. — Я просто… ну…

— Я ничего не видел, — заявил Ньянгу. — Я просто пришел напомнить хауту Янсме, что мы опаздываем. Так что извините нас, твег Монтагна… — сказал он, делая упор на ее звание.

Он взял Гарвина за локоть и с приклеенной улыбкой повел его обратно к бару.

— Нам явно пора уходить, — прошипел он.

— И не говори, — от всей души согласился Гарвин. — Надо было уйти еще до того, как я пошел звонить. Спасибо, спасибо, спасибо.

— Да ты, похоже, настаиваешь на том, чтобы влипнуть в неприятности, — сказал Ньянгу. — Я так понимаю, это ты на нее тогда так смутно намекал. Хорошо, что я рядом и поспеваю, как обычно, выпутывать тебя из всего этого.

На следующее утро Ньянгу злорадно наблюдал за мучениями Гарвина, когда тот пытался отвечать на вопросы коуда Фицджеральд о намерениях лариксан.

Перед совещанием, глотая кофе и таблетки в офицерской столовой, Гарвин жалобно поинтересовался у него насчет лекарства от похмелья. Ньянгу хотел было порекомендовать сырые яйца в горячем соусе или еще какое-нибудь самое отвратительное народное средство, о котором он только слышал, но потом сказал, что поможет только много холодной воды и анальгина. Ну и еще проваляться в постели до конца дня.

Вообще-то Ньянгу знал парочку настоящих лекарств от похмелья. Но они продавались, и недешево, только из-под прилавка, и Иоситаро не знал, где сейчас продаются такие вещи.

Он с сожалением вздохнул об ушедшей юности и сосредоточился на неприятностях Гарвина. Это позволило ему забыть, что его собственное состояние было немногим лучше.

Ни одному из них не стало легче, когда через час после совещания взвыла сирена.

Лариксане выступили.

Дант Ангара не позволил застать себя врасплох. Как только спутник сообщил о лариксанских кораблях, собирающихся у Примы, Корпус перешел в боевую готовность.

Камбрийские корабли были уже вооружены и заправлены, половина приписанных к кораблям подразделений была на борту. Остальной состав Корпуса получил оружие и бегом бросился на боевые посты.

53
{"b":"2585","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Невеста снежного короля
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
Искушение Тьюринга
Последний вздох памяти
Девушка из кофейни
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Nirvana: со слов очевидцев
Не надо думать, надо кушать!