ЛитМир - Электронная Библиотека

На занятых людьми планетах и спутниках Камбры взлетные полосы задрожали от стартующих в космос кораблей.

Первыми взлетели «кейны», которых теперь было девять. Они заняли постоянные орбиты возле назначенных им планет, и диспетчеры немедленно начали отдавать потоки команд подлетающим кораблям флота.

В рядах кораблей были не только «келли» и «велвы» с «аксаями». После нападения лариксан каждый корабль Корпуса, который можно было оснастить оружием, стал военным — от крошечных патрульных судов до торговых кораблей и вспомогательных судов флота.

Против всех правил ведения войны, которых, как подозревал Ангара, Редрут все равно не знал, гражданские корабли были вооружены, а летавшие на них экипажи добровольцев прошли поспешное обучение. Тяжелые корабли для перевозки продуктов горной добычи, принадлежавшие компании «Миллазин», особенно хорошо подходили для такой переделки.

В космосе зависли переоборудованные «жуковы» и даже «грирсоны», занявшие линию ближней защиты своих планет. Кое-где попадались группки яхт. Каким-то образом среди рантье на D-Камбре разнеслась мысль о том, что «было бы забавно хоть раз да выступить за правое дело, старина. И вообще, разве тебе не любопытно, сможет ли твоя гоночная яхта побить этих чертовых лариксан, или хоть попробовать?».

Говорили, что эта идея принадлежала Эрику Пенвиту, но он все отрицал. А некоторые плейбои поставили свои изящные яхты среди потрепанных «торговцев» и редких «винтов». Почти каждый в тесно сплоченном сообществе рантье потерял кого-то в бомбежке или знал людей, с которыми это случилось. Хоть Гарвин этого и не знал, но среди этих яхт была и отремонтированная «Годреви».

Штаб Ангары отобрал четыре навигационные точки, которые лариксане скорее всего могли использовать. Одну Ангара отверг, потому что она была слишком далеко от центра Камбры. Другая была достаточно близкой к астероидам и для выросшего лариксанского флота, полного еще не очень опытных офицеров, могла быть опасной.

Две оставшиеся точки находились одна между С- и D-Камброй, а другая внутри орбиты Н-Камбры. Ангара считал первую маловероятной. Редруту, а скорее Селидону, который наверняка будет командовать флотом вторжения, понадобится время и пространство, чтобы собрать силы перед нападением. Тем не менее, эту точку тоже сторожили двенадцать истребителей.

Основной состав флота Ангара поставил около точки у Н-Камбры, на орбите ледяного гиганта.

Там они ждали почти два дня.

Когда лариксанский флот вырвался из гиперпространства в предсказанной точке у Н-Камбры, первым об этом сообщил «аксай».

Они возникали строем в виде вогнутой дуги. Концы каждой дуги занимали патрульные суда и истребители. Крейсеры были в основном в первых рядах, только два позади. В центре рядов находились войсковые транспортники, несколько специально спроектированных штурмовых судов, куда больше поспешно переоборудованных торговых. И все они были набиты еще более поспешно обученными солдатами.

Все их приборы, должно быть, были нацелены на обитаемые миры, и потому шли минуты, а они все не замечали ждущих сзади и внизу камбрийцев.

Хо Канг и остальным наводчикам этого времени хватило на то, чтобы рассчитать точный курс лариксан — прямо к D-Камбре, никаких ухищрений — и начать рассылать приказы камбрийским кораблям.

«Келли» и «велвы» на мгновение скрылись в гиперпространстве, появившись снова на флангах армады лариксан. Некоторые корабли возникли прямо перед вторгшимся флотом, бросив ему вызов.

* * *

Сам того не замечая, Аликхан издавал тихий горловой звук, переводя прицел с носа лариксанского истребителя на его мостик. Он опустил лапу на кнопку запуска и нажал ее. Один из трех его «годдардов» вылетел из жерла, нацелился на истребитель и устремился к нему.

Как и было приказано, Аликхан вернулся в гиперпространство и прыгнул к следующему пункту своего назначения. Он не увидел, как «годдард» оторвал корму корабля с Ларикса, оставив остальную команду умирать за задраенными люками медленно вращающейся общей могилы.

Милу Лискеарду повезло. Во всяком случае, так ему показалось сначала. Координаты прыжка вывели его прямо в гущу лариксанских транспортников. Завизжал сигнал предупреждения о столкновении, и гипердвигатель вывел его оттуда, едва предотвратив столкновение. Он был слишком близко к кораблям врага.

Экран показал, что он оказался за довольно плотной волной кораблей, которые приборы вскоре опознали как штурмовые. Он приказал артиллеристам искать цели и при возможности стрелять, а штурману — провести его через тыл строя.

Стреляя ракетами, «Парнелл» пошел по дуге. Патрульное судно пыталось остановить его и было уничтожено. Лискеард был так близко к лариксанам, что, когда транспортники взрывались, ему приходилось пользоваться защитными экранами. Один корабль, все еще кипевший в огне, был так близко, что его было видно в иллюминатор, и Лискеард поставил один экран на увеличение.

На экране высветился грузовой корабль, охваченный разрушением. Во все стороны от него в космос летели крошечные белые предметы. Когда-то это были люди — солдаты, которые уже не высадятся ни на какую планету, неважно — враждебную или дружественную. Его чуть не вырвало прямо на приборную доску.

Лискеард заставил себя не обращать внимания на тошноту и приказал своему «келли» вернуться назад, а всем свободным членам экипажа помочь артиллеристам с перезарядкой оружия. «Парнелл» снова нанес удар. Лискеард вызвал корабль контроля, и оператор направил по его сигналу еще три истребителя и дюжину «велвов». Они разметали транспортники, из которых люди посыпались, словно кишки из рыбы, взорвавшейся от глубинного давления.

Наконец крики лариксанских кораблей о помощи были услышаны, и появились два крейсера. Один «велв» был подбит, но остальные камбрийцы ушли в гиперпространство и вызвали своих операторов, чтобы получить еще цели.

Ушли все, кроме двух «аксаев» — Бена Дилла и Бурсье, — которых прислали на это побоище. Крейсеры и корабли их эскорта искали большие корабли, которым можно было бы отомстить, а не одноместных малышей. Дилл и его ведомый под прикрытием крутящихся обломков пролетели сквозь разгром, полагаясь на удачу и быстрые рефлексы. Один истребитель подошел слишком близко — всего на тысячу километров, — и Бурсье ракетой вспорола ему брюхо.

— Бену нужна дичь побольше, — прорычал Дилл. — И никаких там «предположительно повредил»… Ага, вот ты где, толстый боров.

Он выстрелил двумя «годдардами», перевел прицел на нос крейсера и выстрелил последней ракетой. Все три ударили почти одновременно, и крейсер испарился.

— Хо-хо, — сказал Дилл во включенный микрофон. — Бен Дилл хочет еще медаль и повышение в зарплате.

— Ес-с-сли у вас-с-с что-нибудь ос-с-сталос-с-сь, — донеслось сообщение на «всеобщем языке» с акцентом, — мне бы пригодилас-с-сь помощь.

Это был Твем, еще один мусфийский наемник. Дилл нажал кнопку, увидел, как «аксай» Твема окружают лариксанские истребители, и перешел на полную скорость. Бурсье пошла к нему без всяких указаний и была уже в тысяче метров. Из ниоткуда появился третий «аксай», и в наушниках послышался голос Аликхана:

— Мы идем.

Твем едва увернулся от двойного выстрела и ответил огнем в один из истребителей. Его ракета была уничтожена противоракетным снарядом, и тут три «аксая» приблизились на расстояние выстрела.

Шедший впереди Дилл выстрелил в ведущий истребитель одной из четырех остававшихся у него зенитных ракет «тень» и был изумлен, когда увидел, что попал. Прямо за «тенью» туда же ударили два «годдарда», и истребитель был уничтожен. Второй, однако, выстрелил ракетой в Твема, и «аксай» превратился в шар огня, а потом исчез, будто его никогда и не существовало.

Дилл услышал, как Аликхан зашипел от гнева, а потом истребитель взорвался. «Аксай» Аликхана пронесся прямо под разрушенным кораблем, вернулся и выстрелил еще раз. Мстить было больше некому.

54
{"b":"2585","o":1}