ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы уже уходим, — успокоил его Хедли. — Это, черт возьми, заразно. И потом, я хочу еще похвастаться своими способностями к танцам.

Он взял Хейзер за руку, и они направились на танцплощадку.

— Ты это серьезно? — спросила Хо Канг.

— Очень серьезно, — ответил Фрауде.

Он вынул из кармана коробочку, открыл ее, и мерцающее освещение отразилось в большом бриллианте.

— Ой, — вырвалось у нее, — ты и правда серьезно. — Она встряхнула прямыми черными волосами и оглядела свою худую фигуру. — Я и не думала, что кто-нибудь когда-нибудь…

— Замолчи, — велел Данфин Фрауде. Он обнял ее и поцеловал.

— Ну, — задумчиво сказала она через некоторое время, — у меня не осталось выбора, так? Правда, его и с самого начала не было.

Другие гости вступали в менее законные и более временные связи и уходили с вечеринки с новыми партнерами.

Ангара наблюдал за тем, как они уходили, и решил, что завтрашний утренний рапорт будет либо самым лживым во всей истории Корпуса, либо, если он будет честным, ему придется обратить внимание на отсутствующий личный состав.

— И что ты собираешься делать, дорогой? — спросила его жена.

Ангара решил было, что высказал свои мысли вслух, но потом понял, что не делал этого.

— Мы так долго вместе, что и говорить уже не надо. Это даже пугает, — сказал он. — Наверное, у Корпуса будут самые чистые туалеты в мире.

— И ты не можешь просто не обращать внимания?

— Нет, конечно.

— Нет, конечно, — повторила за ним его жена.

Дарод Монтагна танцевала с разными партнерами до тех пор, пока играла музыка. Потом она вернулась одна в свою квартиру в общежитии и не была несчастна.

Через неделю после вечеринки у Язифи подразделения Корпуса отправились в космос для последнего столкновения с Лариксом и Курой.

Глава 24

Ларикс

Первая волна была направлена против лариксанских кораблей в космосе. Камбрийцы не рисковали и не совершали героических деяний. Три-четыре маленьких камбрийских корабля нападали на лариксанский истребитель, а для окончательного уничтожения «кейн» присылал еще.

«Велвы» тучей атаковали выделенные им в качестве добычи патрульные суда, а «аксаи», всегда в звеньях по четыре или больше, использовались против вспомогательных и торговых судов. Одинокие волки вроде Дилла и Аликхана злились, но количество жертв оставалось небольшим.

Корабли с Ларикса загнали обратно на их планеты, которые теперь были изолированы друг от друга точно так же, как Ларикс от Куры.

В лариксанское космическое пространство вошли новые корабли — транспортники и их эскорт. На кораблях пехотинцы чистили оружие, точили ножи и, как всегда, разносили слухи:

— Лариксане собираются сдаться, и вторжения не потребуется.

— У лариксан есть тайное оружие, поэтому они и отступили на родные планеты. На флот нападут в любую минуту.

— Вторжение будет, и оно будет кровавым, потому что все припасенные лариксанские корабли выйдут из своих укрытий и разорвут камбрийцев на кусочки прежде, чем они достигнут планеты.

Самый популярный слух гласил, что вторжение будет легкой прогулкой. Этому было некоторое подтверждение: при нападении на Камбру лариксанские солдаты сражались далеко не как львы. Да, соглашались многие офицеры, быстрая война, внезапные повышения в чине, и домой — так все и будет.

Гарвин, Ньянгу и Маев сразу сказали, что это ерунда. Лариксане плохо воевали на D-Камбре потому, что они были на чужой планете и не питали настоящей вражды к своим противникам. На родных планетах, сражаясь за родной дом, они будут действовать по-другому. К ним мало кто прислушивался. То, что они одними из немногих сражались с лариксанами на их планете, значения не имело. Информированные источники, как всегда, знали лучше. Особенно тогда, когда не надо было уточнять происхождение их информации.

Гарвин с огорчением обнаружил, что и коуд Фицджеральд соглашалась с этим мнением.

— Мы видели, как плохо обучены лариксане и как плохо ими руководят, — заявила она. — Достаточно будет нескольких резких ударов, и они выбросят белые флаги.

Дант Ангара и Хедли скептически держали свое мнение при себе.

Началась третья стадия. Небольшие эскадрильи нанесли атмосферные удары по трем второстепенным планетам Ларикса, уничтожая все, что они нашли в воздухе и на аэродромах. Но основной удар был направлен на Ларикс Приму. Над ней пронеслись фаланги военных кораблей. Любой взлетавший или обнаруженный на земле корабль обстреливался и уничтожался вместе с аэродромами, диспетчерскими башнями, ремонтными помещениями, аэрокосмическими заводами.

Жертвы среди камбрийцев росли. Войска ПВО на Лариксе были хорошо обучены, и оружие у них было первоклассное. У них были ракеты вроде «Фьюри», только управляемые, 100-миллиметровая автоматическая пушка, наводившаяся радаром, и синхронизированные пулеметы для атак на малой высоте, которые могли передавать цель от орудия к орудию.

Когда количество авиакосмических целей уменьшилось, корабли нацелились на правительственные здания Ларикса, места расположения войск, общественный транспорт, корабли на воде и систему обеспечения электроэнергией. Часто удары не попадали в цель, задевали гражданские здания, и гибли мирные жители. Один пилот хвастался, что когда войска высадятся, им ничего особо делать не придется. Стрелять будет уже не во что, и им надо будет только ловить перепуганных солдат.

Дилл, Бурсье и Аликхан вспоминали, насколько малоэффективной оказалась мусфийская тактическая авиация против рассеявшихся камбрийских войск, и помалкивали. Они также заметили, как хитроумно лариксане прятали свои оставшиеся корабли. Склад, парк, четко обозначенный госпиталь — везде мог оказаться военный корабль Редрута. И никто не мог найти оставшиеся крейсера. Ларикс Прима покрылась кратерами, как Луна. Ее дороги были усеяны оспинами, а города — ранами.

Но покоя не было. Пилотам так и не удалось полностью подавить ПВО, так что камбрийцы продолжали гибнуть. В бой вступили «грирсоны» и «жуковы» и начали неустанно бомбардировать и обстреливать планету. Но лариксане отстреливались.

В штабах проводили подсчеты, изучали аэрофотосъемку, данные электронной и коммуникационной разведки. Ангара перевел свой штаб на «Бастонь», усовершенствованный штурмовой транспортник. Он знал, что должен командовать из космоса, чтобы видеть четкую панораму боя. Но он был старым пехотинцем, отказывался посылать туда свои войска и явно был не готов отправиться туда сам.

На следующий день он объявил всему флоту дату и время высадки первой волны на Ларикс Приме.

Глава 25

Ларикс / Ларикс Прима

Селидон прошел через дюжину постов охраны, продвигаясь все глубже внутрь командного пункта Редрута. Расположен он был хитро — не под самим дворцом, а примерно в полукилометре от него.

«Хитро, да не слишком», — кисло подумал Селидон. Может, это и защищало Редрута от возможного ядерного удара, но вот отвечать на его вызовы легче от этого не становилось. Селидон в последнее время передвигался в «айше» с четырьмя другими в качестве поддержки и приманки, и то только при необходимости. Когда они вылетели из собственного бункера Селидона возле крупнейшего космопорта, то еле ушли от пары патрулировавших «велвов». Когда «айша» Селидона села у дворца, ее обстрелял «аксай». А сам Селидон торопился по туннелю в командный центр — все ниже и ниже мимо компьютерных залов, штабных кабинетов, спален и кафетериев.

Два вооруженных адъютанта из гвардии Протектора ввели Селидона в офис Редрута, но не ушли. Они остались стоять по стойке «смирно», держа руку на кобуре.

Комната была громадная, со стальными стенами и деревянным полом. Повсюду были огромные экраны и карты. Над большим столом возникали и исчезали голограммы. Было темно, и комнату освещали несколько спрятанных в разных местах ламп и экраны. Селидон заметил рядом с адъютантами темное пятно на полу.

59
{"b":"2585","o":1}