ЛитМир - Электронная Библиотека

Редрут сидел за столом, рассматривая экран. Селидон подошел и отдал ему честь. Беловолосый наемник гордился своим командирским выражением лица, не менявшимся, что бы ни происходило вокруг. Селидон был рад этой своей способности, потому что Редрут выглядел ужасно. Его лицо постарело и покрылось морщинами, хотя Селидон последний раз видел диктатора всего месяц назад. Позднее он заметил свое отражение в экране и понял, что и сам выглядит не лучше.

— Добро пожаловать, лейтер, — сказал Редрут, не отреагировав на приветствие Селидона. — Я вызвал вас, потому что, наконец, разработал план удара, который приведет камбрийцев в чувство и заставит их вернуться в собственную систему.

Его веко дернулось раз, другой.

— Вот, — сказал Редрут. — План на этом экране. Внимательно изучите его — я хочу, чтобы именно вы повели моих неустрашимых солдат в бой.

Селидон заметил, что впервые с тех пор, как он служил Редруту, тот носил личное оружие. И это здесь, в самом надежном месте остававшегося у него королевства. Селидон посмотрел на экран и снова почувствовал благодарность за свое каменное выражение лица.

— Ну?

Селидон потянул время.

— По последним сообщениям разведки, и «Хейфет», и «Кааф» были повреждены при бомбежках и не в состоянии взлететь. Так что они не смогут участвовать в вашем плане.

Он не стал добавлять, что использовавшихся в плане туч истребителей больше не существовало. Редрут словно не слышал слов Селидона.

— Ну? — повторил он резче.

Селидон взглянул на Редрута, увидел расширенные зрачки и гневный взгляд.

— Сэр, вы хотите, чтобы я был честен?

— Я всегда от вас этого требовал!

— Это… — Селидон собирался употребить одно слово, но выбрал вместо него другое: — Не самый мудрый маневр. Для такого масштабного удара у наших крейсеров не хватает кораблей поддержки. А удар действительно масштабный, и я восхищен вашим талантом, проявившимся в его разработке. Но на этой стадии войны это было бы, уж простите меня, Протектор, самоубийством. Я думаю…

— Довольно! — почти взвизгнул Редрут. — Вы, как все они, — без видения, без той отваги, которая отделяет великих людей от их последователей. Вы только думаете, думаете, думаете! Я разрабатывал этот план с тех самых пор, как камбрийцы прибыли в систему. Я не желаю, чтобы во мне сомневались. Это не ваше дело и не ваше право задавать мне вопросы, Селидон. Ваше дело следовать приказам, моим приказам, и не больше того. И выполнять их так точно и эффективно, как мне надо. Я ждал от вас большего, Селидон. Вы всегда первым поддерживали меня и признавали мой гений. А теперь вы тянете и сомневаетесь, как и все остальные. Ну что ж, ну что ж. Возможно, я слишком многого от вас ждал.

Итак, я даю вам следующий приказ: вы должны немедленно привести в исполнение этот план, который я назвал «Путеводная звезда», поскольку его результаты поведут за собой мой народ и мою армию. Одиночные удары, если они наносятся людьми гениальными и дальновидными, выигрывают битвы. «Путеводная звезда» будет одним из таких ударов!

Голос Редрута опять повысился:

— Я приказываю вам принять руководство «Путеводной звездой» и привести ее к полной победе! Все ясно, лейтер Селидон?

— Конечно, ясно, Протектор, — ответил Селидон, заставляя свой голос звучать спокойно и уверенно.

— Хорошо, — ответил Редрут. — Хорошо. Мгновение я опасался, Селидон, что и вы меня подведете, как и… как и некоторые другие. Мой план разработан очень тщательно. Идите и выполните его в течение дня. А когда сократите силы камбрийцев в десять раз, приходите с докладом.

Селидон взял папку с планом, отдал честь не менее четко, чем обычно, развернулся и промаршировал к двери. Часовые отдали честь и распахнули перед ним дверь.

Уходя, Селидон взглянул под ноги. Теперь он точно знал, что это за пятно.

Слово, которое он чуть было не употребил в разговоре с Редрутом, но потом отверг, было «безумие».

Глава 26

Восемь громадных лариксанских крейсеров вышли из укрытий. Аналитики искали их с того самого момента, как Корпус вошел в систему. Но Редрут и его специалисты по камуфляжу проявили большую хитрость. Корабли прятались в туннелях под памятниками, школами или церквями, под водой в озерах, в природных пещерах. Не найдя больших кораблей, аналитики стали искать жилища их экипажей и помещения техобслуживания.

Но Редрут расселил экипажи среди гражданского населения или даже вне городов — в палатках на природе. Перед тем как их спрятали, корабли прошли полное техобслуживание, и с тех пор в них производились только мелкие починки.

Крейсеры поднялись из земли, как древние чудовища, и взвыли сигналы тревоги.

Два из них так и не вышли из атмосферы. Один подбили снизу два истребителя, и он взорвался. А второй попался на пути пилотировавшего «аксай» мусфия, который сделал то, что считал своим долгом, — на полной скорости врезался в крейсер прямо под мостиком. Обученный экипаж мог, возможно, спасти корабль. Но команда этого корабля, недоученная и без боевого опыта, не могла считаться профессиональной. Потеряв управление, крейсер завертелся, врезался в городские трущобы и взорвался.

Шесть крейсеров выбрались в космос. Протектор Редрут приказал им уничтожать транспортные суда противника и не обращать внимания на камбрийские военные корабли, пока не разберутся с самым опасным врагом — армией вторжения.

Войсковые транспортники находились в штурмовых позициях, собранные вертикальными рядами на геосинхронных орбитах на легкодоступном расстоянии от своих целей.

Поскольку лариксане потеряли контроль над космическим пространством и своими атмосферами, камбрийские военные корабли находились не в глубоком космосе, а либо в атмосфере, либо близко вне ее, ожидая приказа поддержать высадку. Некоторые даже отошли к внешним планетам Ларикса для обслуживания судами поддержки флота.

Между крейсерами и камбрийскими транспортниками была только горстка истребителей. Большинство экипажей сразу поняли, что надо делать, и напали. Еще один крейсер был искалечен, другой подбит. Истребителей смели с дороги, и пять оставшихся крейсеров пошли на транспортники, уже выбирая себе цели.

Оставались только семь камбрийских истребителей, охранявших транспортники. И один корабль контроля.

Альт Хо Канг вперилась в большой экран, на котором мчались лариксанские корабли. Она послала распоряжение отдаленным боевым подразделениям, сообщив, что помощь идет и что больше пока ничего сделать нельзя. Кроме одной вещи.

Она взяла микрофон и нажатием кнопки включила его. Попыталась заговорить, почувствовала комок в горле и сглотнула.

— Всем сторожевым кораблям, — сказала она и порадовалась отсутствию выражения в своем голосе. — Я Ванн Контроль. Вражеские корабли в поле зрения ваших приборов. Атакуйте. Повторяю: атакуйте.

Не дожидаясь подтверждения, она переключилась на мостик «Аль Мауна».

— Курс на лариксанские корабли, полным ходом.

Вахтенный офицер заколебался и взглянул на капитана. Тот кивнул, не меняя выражения лица. Офицер отдал соответствующие указания. Восемь маленьких кораблей, ведомых «Аль Мауна», атаковали пять гигантских крейсеров.

— Всем сторожевым подразделениям, — сказала Хо. — Можете открывать огонь, как только подойдете на расстояние выстрела. Построение на контрольный корабль.

Она снова переключилась на частоту мостика своего корабля:

— Дайте мне капитана… Сэр, это Хо Канг. Нам лучше всего идти следующим курсом… Йот-три-четыре-пять к Мелм четыре-четыре-один.

— Так мы пройдем прямо над крейсерами.

— Так точно, — сказала Хо. — Может, нам удастся пройти над ними по дуге. Начинайте стрелять очередями, как только сумеете. Надо сбить их с толку.

Капитан криво улыбнулся:

— Ну хоть напугаем их, а?

Канг улыбнулась, не ответила и прервала связь. Она взглянула на большой экран и увидела вдали мчащийся к транспортникам строй истребителей.

«Слишком далеко, слишком поздно», — подумала она.

60
{"b":"2585","o":1}