ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Двенадцать ночей
Тихий человек
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Время Березовского
Дневник по соблазнению Миллиардера, или Клон для олигарха
Твое сердце будет моим
Сила воли не работает. Пусть твое окружение работает вместо нее
Последний Намсара. Боги света и тьмы
Время изоляции, 1951–2000 гг. (сборник)

Лейтер на мостике первого крейсера взглянул на экран.

«Ерунда. Эти малявки против нас? Храбрые идиоты».

Потом зазвучала тревога. «Возможно, здесь какая-то ловушка. Здесь может быть что-то, чего мы не знаем. Как это их чертово гиперпространственное оружие».

— Мы на расстоянии выстрела, сэр, — доложил артиллерийский офицер. Несколько секунд лейтер колебался.

Хо Канг увидела искорки, означавшие, что два ведущих истребителя произвели выстрел. Потом и остальные начали обстреливать крейсеры.

* * *

— В нас стреляют, — доложил офицер на мостике лариксанского крейсера.

— Начинайте меры противодействия, — приказал вахтенный офицер, и навстречу «годдардам» вылетели противоракетные снаряды.

— Сэр? — переспросил артиллерийский офицер.

— Стреляйте, — распорядился лейтер.

Один, два, потом три крейсера выпустили ракеты.

— На нас идут четыре… нет, шесть ракет, — доложил техник на борту «Аль Мауна». — Запущены противоракетные снаряды… Идет слежение… идет слежение…

Прошел, казалось, миллион лет.

— Две… три их ракеты уничтожены, — сообщил техник. — Запускаю еще противоракетные снаряды… Идет слежение…

Хо посмотрела на экран, на приближающиеся лариксанские ракеты. Уже не было нужды читать ряды цифр. На секунду ее охватила глубокая тоска по свадьбе, которой не бывать, детям, которые никогда не родятся, науке, которую так и не удастся изучить, жизни, которую так и не удастся прожить.

Две ракеты ударили в «Аль Мауна» одновременно, и легко бронированный «кейн» прекратил свое существование.

Еще один камбрийский корабль был подбит и уничтожен. Но остальные пять продолжали двигаться вперед.

«Тут что-то не так, — подумал лейтер на первом крейсере. — Никто не может быть настолько глуп. Но если за этой ерундой прячется что-то смертельно опасное, то они наверняка ждут, что мы продолжим атаку и вломимся прямо в засаду».

— Капитан, — обратился он, — мы меняем план боя.

— Есть, сэр, — ответил офицер, которого тоже мучили сомнения.

— Измените курс так, чтобы мы прошли над этими транспортниками, — приказал лейтер. — Они будут между нами и Примой. Прима будет наковальней, а мы молотом. Отдайте приказ другим кораблям следовать за нами. — Есть, сэр, — ответил капитан, и пальцы штурмана забегали по клавиатуре компьютера. Другой офицер начал передавать осторожные, но срочные сообщения остальным лариксанским кораблям.

Крейсеры успели перейти на измененный курс. Но тут сверху и слева по ним ударили камбрийские истребители.

После залпа противоракетных снарядов лариксанам было не до пяти сторожевых кораблей. А тем временем два из них выстрелили по строю крейсеров сбоку. «Годдард» прорвался через завесу ракет и продырявил машинное отделение крейсера. Крейсер толкнуло вверх, в кучу истребителей, и они немедленно его уничтожили.

Еще у одного крейсера заклинило систему противоракетной защиты от количества приближающихся ракет, поскольку его не прикрывали истребители. Крейсер вышел из боя. Его экипажу повезло — позже их успели снять патрульные суда прежде, чем закончился воздух.

Четыре оставшихся крейсера, на которые из ниоткуда напали камбрийские корабли, поняли, что никак не успеют добраться до камбрийских транспортников. Они боялись гнева Редрута, но Редрута здесь не было, а камбрийские ракеты были.

Один крейсер подбили уже в ионосфере Ларикс Примы сразу четырьмя ракетами. Он загорелся и дымящимся факелом полетел вниз, где в конце концов взорвался, врезавшись в гору. Другой взорвался совсем внезапно, хотя никто так и не заявил, что подбил его ракетой.

Третий, должно быть, тоже подбили, поскольку он совершил аварийную посадку в заброшенном шахтерском районе. Туда направились «аксаи», чтобы удостовериться в его уничтожении. Они увидели разбегающихся во все стороны перепуганных лариксан и добили поврежденный корабль ракетами.

Последний крейсер совершил аварийную посадку на главном космодроме Агура, где его срочно закамуфлировали. Всю команду арестовали и отправили в тюрьму, где всех офицеров и каждого десятого из команды расстреляли за трусость.

Не успел последний расстрелянный упасть в лужу крови, как «аксаи» обнаружили покрытый камуфляжными сетками крейсер и расстреляли его так, что остались только горящие останки.

Протектор Ален Редрут наблюдал за казнями. У него неудержимо дергался один глаз.

Селидон ходил взад-вперед в главном командном центре своего бункера. Его штаб наблюдал и боялся спросить, что случилось, что пошло не так на встрече с Протектором Редрутом.

Селидон решал, что ему делать. Вариантов было немного. Особенно теперь, поскольку он благоразумно не полетел на первом крейсере, как ему было приказано. Похоже, оставался только один выход. Он ему не особенно нравился, но был логичным и почти наверняка гарантировал Селидону выживание. Выживание и, решил он с поднимающимся настроением, неплохую выгоду.

Глава 27

Вторая бригада еще не была укомплектована личным составом, и ей поручили атаковать второстепенные города Ларикс Примы. Джону Хедли это не нравилось, но он признавал логику такого решения, поскольку остальные планеты Ларикса Корпус пока обходил и игнорировал. После взятия Примы останется время разобраться и с ними, если они к тому времени не облегчат дело и не сдадутся.

В задачу Первой бригады входило взятие Агура. Дант Ангара надеялся, что, если столица падет, станет возможным пленение или уничтожение высших руководителей, в том числе и самого Протектора, а потом и принуждение оставшихся лейтеров искать мира.

Транспортники вошли в атмосферу. В столицу вели восемь основных транспортных артерий, и вокруг каждой из них садились корабли.

Несколько кораблей подбили при подлете, но жертв было на удивление мало. Вместо очевидных мест для посадки — стадионов, пустырей, аэродромов, парков — корабли Корпуса садились на широких проспектах и в комплексах офисных зданий, где хватало места, чтобы посадить два, а то и три корабля сразу. Так войска успели высадиться и развернуться без особых потерь.

Колонны двинулись в город, и все больше солдат считали, что это будет легкая операция. Через километр движения их в этом разубедили. Лариксане появились из ниоткуда, безрассудно нанося серьезные удары. Одни камбрийцы умирали, другие находили укрытия и отбивались. Иногда лариксане продолжали атаки. Иногда они сдавались. Иногда они отступали на поспешно укрепленные позиции и сражались до последнего, а иногда застревали на открытом месте и погибали или сдавались.

В первый вечер Корпус продвинулся только на несколько сотен метров.

В темноте началась стрельба. Иногда это действительно была перестрелка, но чаще всего просто нервный новобранец воевал с тенями. Сержанты злились, а иногда даже раздавали оплеухи. Паника продолжалась почти до самого рассвета. Всем, кроме авангарда, раздали пайки, и Корпус двинулся дальше в город.

Пехотная рота атаковала лариксанский патруль. Патрульные рассыпались и побежали. Рота преследовала их до городской площади. Но тут с трех сторон на камбрийцев обрушился огонь. Когда они попробовали отступить, их прижали к зданиям с одной стороны площади. Они вызвали помощь, и тотчас на бреющем полете подошли три «Жуковых». Их 150-миллиметровые пушки превратили здания в развалины, а автоматы уничтожали небольшие движущиеся цели.

Из вихрей пыли вырвалась ракета, ударила в нос ведущего «жукова» и взорвалась в кабине. Он поднялся выше, получил еще одной ракетой в брюхо, перевернулся, подпрыгнул и снова выровнялся, а из дыры в носу показалось пламя. Открылся задний люк, из него выбрался камбриец, но его немедленно застрелили. Дюжина ликующих лариксан кинулась к «Жукову» с гранатами наготове.

61
{"b":"2585","o":1}