ЛитМир - Электронная Библиотека

– Морфин, – сообщил он, – был взят из флакона, который хранится у меня в чемоданчике. Я достал из флакона две таблетки для приготовления раствора, по четверть грана каждая, и лично вручил их сиделке с указанием ввести пациенту одну дозу сразу после ухода гостей, а вторую – через час, если будет нужно. Она потом отчиталась, сказав, что сделала две инъекции, как я предписывал. Предположения о том, что морфин подменили, чистая фантастика.

– Конечно, сэр. Где сиделка держала таблетки, перед тем как сделать укол больному?

– Я этого не знаю. Она квалифицированная сиделка, на нее можно положиться. Вы хотите, чтобы я спросил ее об этом?

– Нет, спасибо, я сам спрошу. А что насчет вашего флакона с морфином? До него не мог кто-нибудь добраться?

– Это невозможно. Нет.

– У вас эти таблетки уже давно? Когда вы насыпали во флакон новую партию лекарства?

– Довольно давно. Недели две назад, а то и раньше.

– Какова, по-вашему, вероятность того, что вы дали сиделке таблетки не из того флакона? Скажем, один на миллион?

– Нет. Ни единого шанса – ни на миллион, ни на миллиард. – Его брови взметнулись кверху. – Мне кажется, все эти вопросы совершенно излишни. Из сказанного вчера Дэвидом я понял, что подозрения падают на компаньона Берта из Канады. На мистера Эрроу.

– Может, и так, но мистер Вульф тоже скрупулезный человек, знаете ли. – Я поднялся. – Огромное спасибо, доктор. Если вас интересует, почему я тащился в такую даль всего лишь ради этих нескольких вопросов, отвечу: мистер Вульф к тому же очень осторожный человек. Ему не нравится обсуждать внезапную смерть по телефону.

Я попрощался с доктором, вернулся к машине и покатил обратно.

Путь на трассу вел через центр городка, и на углу красного кирпичного дома – бойкое место, как раз для коммерческого заведения – я увидел вывеску: «Аптека Таттла». Мне требовалось позвонить. Так почему бы не из аптеки, подумал я и нашел неподалеку место для парковки.

Внутри заведение выглядело очень солидно: современное, хорошо оснащенное, с богатым ассортиментом и массой покупателей – с полдюжины клиентов сидели на табуретах возле буфетной стойки и по торговому залу бродили еще три-четыре человека. Одного из них у дальнего прилавка обслуживал сам владелец заведения, Винсент Таттл.

Я прошел к телефонной будке, попросил оператора связать меня с номером, который знал лучше всех остальных, и через мгновение в моем ухе прозвучал голос Вульфа.

– Звоню из автомата, – известил я его, – расположенного в аптеке Таттла, в Маунт-Киско. Доктор Буль уверен, цитирую: идея о подмене морфина – «чистая фантастика». Что до происхождения таблеток, то доктор сам дал сиделке две таблетки по четверть грана из личных запасов. Продолжать?

– Нет. – Это был не голос, а недовольный рык, какой обычно слышался, когда Вульфа отрывали от священнодействий в оранжерее. – Хотя да, но сначала еще одно задание в Маунт-Киско. После твоего отъезда я размышлял над загадкой с грелками и, возможно, нашел ответ – а может, и нет. В любом случае попробовать стоит. Навести Пола Файфа и спроси, что́ случилось с мороженым. Ты ведь помнишь…

– Да, он купил его в «Шрамме» для воскресной вечеринки в Маунт-Киско и положил в холодильник в апартаментах Бертрама Файфа. Вы хотите знать, что́ с ним случилось?

– Хочу. Встреться с Полом и узнай. Если он в курсе, расспроси его подробно. Если нет, проверь, не помнят ли чего-нибудь мистер или миссис Таттл. Если и они о мороженом не вспомнят, уточни у мисс Горен, когда будешь говорить с ней насчет морфина. Наконец, если она тоже ничего не знает, найди мистера Эрроу и спроси у него. Я очень хочу знать, что́ случилось с мороженым.

– Это чувствуется. Скажите, почему вас это интересует. Чтобы у меня было представление, в какую сторону копать.

– Нет. Держать язык за зубами ты умеешь, но не стоит испытывать твою сдержанность без особой на то нужды.

– Вы совершенно правы, и я глубоко ценю вашу заботу. Таттл здесь. Могу я начать с него?

Он сказал, что нет, первым должен быть Пол, и повесил трубку. Выйдя из аптеки и направляясь к агентству Пола, я усиленно искал связь между знаменитым манговым мороженым из «Шрамма» и грелками в кровати Берта Файфа. Но если она и существовала, отыскать ее я не смог. Что в общем-то было только к лучшему, поскольку я терпеть не могу, когда злоупотребляют моим умением держать язык за зубами.

Пола я нашел на втором этаже старого деревянного строения, над бакалейной лавкой. Его контора занимала всего одну тесную комнатку, где ютилось два письменных стола и несколько потертых деревянных стульев, доставшихся Полу, скорее всего, после раздела отцовского имущества.

За меньшим столом сидела женщина с длинной тощей шеей и большими ушами, раза в два старше Пола. Даже с таким юбочником, как Файф-младший, она была в полной безопасности. Сам Пол, сидящий за вторым столом, не соизволил подняться при моем появлении.

– Вы? – произнес он. – Что-нибудь выяснили?

Я посмотрел на женщину, которая шуршала бумагами. Пол разрешил ей идти домой, и она просто плюхнула на бумаги пресс-папье, после чего удалилась – без единого вежливого слова.

Когда дверь за ней захлопнулась, я ответил Полу:

– Не выяснил, но выясняю. Мистер Вульф послал меня расспросить доктора Буля о морфине и узнать у вас о судьбе мороженого. Вот последнее, что нам известно о мороженом: вы положили его в холодильник в апартаментах вашего брата. Что с ним стало потом?

– Ну вы даете. – Он уставился на меня во все глаза – ну, по крайней мере, во весь здоровый глаз. О том, что делает другой, заплывший, судить было трудно. – А мороженое-то здесь при чем?

– Не знаю. С мистером Вульфом я часто пребываю в неизвестности, но это его автомобиль, его шины и его бензин, и это он платит мне жалованье, так что я согласен делать то, что он попросит. Для вас это тоже самый простой и быстрый образ действий – если только с мороженым не связано чего-то такого, о чем вы предпочли бы помалкивать.

– Да нет ничего такого!

– Тогда я даже садиться не стану. Вы привезли мороженое в Маунт-Киско для вечеринки, которая, как вы говорили, намечалась на воскресенье?

– Нет, не привез. Я вернулся сюда только к ночи воскресенья, и мне было не до вечеринки.

– Но на следующий день, в понедельник, вы снова были в Нью-Йорке – чтобы присутствовать на похоронах и еще разок встретиться с мисс Горен. Может, в тот приезд вы забрали мороженое?

– Послушайте, давайте не будем приплетать сюда мисс Горен.

– Как это благородно! – одобрительно отозвался я. – Галантность я уважаю, но что стало с мороженым?

– Не знаю, да и знать не желаю.

– Вы видели его после того, как положили в холодильник в субботу после полудня?

– Не видел. И если хотите выслушать мое мнение, все это чушь собачья. Уж не знаю, как ваш толстяк Вульф сумел прославиться, но если он все дела ведет таким… Эй, с чего вдруг такая спешка?

Я уже был у двери. Открыв ее, я обернулся, вежливо попрощался:

– Приятно было повидаться с вами, – и ушел.

По возвращении в аптеку Таттла я обнаружил, что покупатели там новые, но торговля по-прежнему идет бойко. Блестящий купол хозяина заведения сиял теперь над витриной с косметикой. Поймав его взгляд, я приблизился и попросил уделить мне пару минут, когда он освободится, после чего отошел к буфетной стойке и заказал себе порцию молока.

В стакане уже показалось дно, когда Таттл окликнул меня, так что я допил все одним глотком и проследовал за фармацевтом в служебное помещение. Там он облокотился о прилавок и выразил удивление моим приходом.

– У меня несколько поручений в Маунт-Киско, – известил я Таттла. – Мне нужно спросить доктора Буля о морфине и узнать у вас о мороженом. С Полом Файфом я уже побеседовал. Вы, наверное, помните, что в субботу днем он купил в «Шрамме» мороженое и отнес его в апартаменты Бертрама Файфа. Там он положил покупку в холодильник, намереваясь забрать мороженое, когда поедет домой.

11
{"b":"25852","o":1}