ЛитМир - Электронная Библиотека

Таттл поправил меня:

– Я помню, как он рассказывал об этом. И что за вопрос?

– Мистер Вульф интересуется, что́ стало с мороженым. Пол говорит, что не знает. Якобы он не видел свое мороженое с тех пор, как убрал его в холодильник. А вы?

– Я его вообще не видел.

– А мы надеялись, что хоть вы что-то знаете. Ведь вы с женой оставались в апартаментах в ночь с субботы на воскресенье. Наутро вашего шурина нашли мертвым, однако вы все равно должны были что-то есть. Я думал, вы могли заглянуть в холодильник в поисках съестного и заметить мороженое.

– Мы заказали завтрак в ресторане, нам принесли его наверх. – Таттл задумчиво хмурился. – В апартаментах нет никаких принадлежностей для готовки. Но теперь я кое-что припомнил. В субботу за ужином Пол упомянул, что мороженое, которым торгуют у меня в аптеке, не сравнится со шраммовским, и спросил, почему бы мне не перейти на эту марку. Я ответил ему, что продукция «Шрамма» продается только в фирменных магазинах и в любом случае это мороженое слишком дорогое. Позже, в воскресенье, моя жена заводила речь про это мороженое, когда наведалась на кухню за льдом для напитков.

– Так вы ели его в воскресенье? Или взяли с собой, когда поехали домой?

– Нет. Я же говорил, что вообще не видел этого мороженого. Мы оставались в отеле до понедельника и вернулись домой после похорон.

– Вы не знаете, что́ с ним стало?

– Не знаю. Наверное, так и лежит в холодильнике. Если только тот парень Эрроу… но лучше вам спросить у него самого.

– Я так и сделаю. Но сначала, раз уж я здесь, стоит расспросить вашу жену. Она где-то неподалеку?

– Луиза дома, на Айрон-Хилл-роуд. Я могу позвонить ей и предупредить, что вы зайдете, а если хотите, просто побеседуйте с ней по телефону. Только я что-то не пойму, какое отношение имеет это мороженое к смерти Берта. Где тут связь?

Мне этот вопрос показался запоздалым, но, с другой стороны, Таттл не кровный родственник, может, поэтому не хотел вмешиваться в чужие семейные дела.

– Понятия не имею, – ответил я ему. – Я всего лишь выполняю поручения. Давайте свяжемся с вашей супругой по телефону, чтобы я не беспокоил ее дома.

Таттл повернулся к телефонному аппарату, стоящему тут же на прилавке, набрал номер, сообщил жене, что я хочу кое-что спросить у нее, и вручил мне трубку.

Луиза, будучи кровной родственницей, тут же заявила, что это возмутительно – донимать их такими нелепыми вопросами, однако после недолгих пререканий выложила-таки все, что знала, то есть ничего. Она не видела мороженого, хотя упаковка, кажется, попадалась ей на глаза – в воскресенье днем, когда Луиза доставала лед из холодильника. На нижней полке она заметила большой бумажный пакет и, вернувшись в гостиную к мужу и брату Дэвиду, сказала им, что, должно быть, это мороженое Пола, и спросила, не хочет ли кто-нибудь угоститься. Они оба отказались, и внутрь пакета Луиза даже не стала заглядывать. Что сделалось с ним потом, она не имеет ни малейшего понятия.

Я поблагодарил ее, повесил трубку, рассыпался в благодарностях перед ее супругом и был таков.

Моей следующей остановкой была Сорок восьмая улица на Манхэттене.

Глава шестая

Учитывая ситуацию с местами для парковки, а точнее, полное отсутствие таковых, я давно уже перестал пользоваться машиной, когда исполнял поручения в центре города. Поэтому я съехал с трассы на Сорок шестой улице и повернул в гараж. Можно было бы оттуда позвонить Вульфу и отчитаться, но от гаража до нашего особняка рукой подать, так что вместо телефонного звонка я решил отрапортовать боссу лично.

Дома меня ждал сюрприз: на звонок в дверь мне открыл не Фриц, а Сол Пензер. На первый взгляд кажется, будто Сол, чей нос занимает чуть ли не половину узкого лица, без чужой помощи не сложит два и два. На самом деле помощь ему ни в чем не требуется. Он не просто лучший из четырех-пяти сыщиков, чьими услугами пользуется Вульф, он вообще лучше всех.

– Что ж, – приветствовал я его, – ты наконец получил мое место, да? Пожалуйста, проводи меня в кабинет.

– Тебе назначено? – парировал он, закрывая дверь, и потом пошел вслед за мной.

Вульф сидел за столом и при виде меня проворчал:

– Так быстро справился?

– Нет, сэр, – ответил я. – Заскочил на минуту после того, как поставил машину в гараж. Хотите выслушать отчет о беседах с Полом и мистером и миссис Таттл?

– Да. Дословно, пожалуйста.

В случае с Вульфом «дословно» означает, что нужно не только воспроизвести каждое слово, но и передать все жесты, движения и мимику, так что я сел и приступил к рассказу. Лучшего слушателя, чем Вульф, я не знаю. Обычно он ставит локоть на ручку кресла, опускает на кулак подбородок, прикрывает глаза и в такой позе слушает.

Когда я закончил, он посидел некоторое время молча и потом кивнул:

– Приемлемо. Продолжай. Раз автомобиль тебе не нужен, можно Солу взять его?

Вопрос этот, между прочим, не такой пустяковый, каким может показаться. Между нами давно установлено, что машина – единственное имущество Вульфа, которым распоряжаюсь я.

– Надолго? – спросил я.

– Сегодня на весь день до вечера и, вероятно, на несколько часов завтра.

Мои наручные часы показывали, что оставалось пять минут до семи.

– Сегодня уже почти закончилось. Ладно. Расскажете, зачем ему машина?

– Не сейчас. Может, все это напрасная затея. Какие у тебя планы на ужин?

– Не знаю. – Я встал. – Если найду мороженое, им и подкреплюсь. – И с этими словам я вышел.

На Десятой авеню я остановил такси и стал частичкой тысячеколесного червя. По дороге к центру и дальше, через Сорок восьмую улицу к Ист-Сайду, я думал о том, что наверняка Вульф что-то нащупал, ведь ставка Сола достигает десяти баксов в день, а это весомая сумма, если отрывать ее от жалкой тысчонки.

Вот только мороженое и грелки мне никак не удавалось увязать друг с другом. Конечно, босс мог пустить Сола по другому следу. А что касается привычки Вульфа держать свои соображения при себе, то я уже давно зарекся расстраиваться из-за этого.

Нужный мне номер на Сорок восьмой улице нашелся между Лексингтон– и Третьей авеню. Это был старый кирпичный дом в четыре этажа, выкрашенный желтой краской. В вестибюле на маленькой табличке у второй сверху кнопки звонка были указаны две фамилии: Горен и Полетти. Я надавил на кнопку и, когда раздался щелчок замка, толкнул входную дверь и вошел в подъезд. Два марша узкой лестницы, по которым я поднялся, оказались неожиданно чистыми и даже были застланы ковровой дорожкой.

На площадке третьего этажа я остановился, и тут вдруг дверь одной из квартир распахнулась и я узрел на пороге отнюдь не Горен и не Полетти, а Эрроу. Джонни Эрроу с его неизменным прищуром.

– А-а, – протянул он. – Я думал, что опять заявился Пол Файф.

Я приблизился.

– Мне бы увидеть мисс Горен, если это удобно.

– Зачем?

Его требовалось слегка осадить.

– Вот так так… – проговорил я. – Еще вчера вы хвастались тем, что угощали ее ужином. Только не говорите, что вас уже произвели в сторожевые собаки. Я хочу задать мисс Горен один вопрос.

Мне показалось, что сейчас Эрроу потребует, чтобы я назвал этот вопрос. Должно быть, ему тоже так казалось, однако он вовремя спохватился и вместо этого хмыкнул. Потом он пригласил меня войти, провел через арочный проем в гостиную, сверх меры заставленную всякими женскими безделушками, исчез и через минуту вернулся.

– Она переодевается, – сообщил он мне и сел. – Кажется, вы поддели меня насчет хвастовства. – В его тягучем голосе слышалось дружелюбие. – Мы только что вернулись с бейсбольного матча, а сейчас собираемся пойти поужинать. Кстати, сегодня утром я хотел позвонить вам.

– Вы имеете в виду – позвонить Вульфу?

– Нет, вам. Меня интересовало, где вы купили тот костюм, что был на вас вчера вечером. А теперь мне очень интересно, где вы купили этот костюм, только я боюсь показаться невежей.

12
{"b":"25852","o":1}