ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Ключ от тёмной комнаты
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Один день мисс Петтигрю
Повелитель мух
Чистовик
Во имя любви
Право рода
Тени сгущаются

– Да, сэр.

– Он невиновен, вне всякого сомнения. Но я совершенно не представляю, что делать! Вот присядь-ка и послушай. Ты – умный парень, отлично играешь в шахматы – может быть, тебе удастся что-нибудь придумать.

– Да, сэр, – с готовностью отозвался юноша, выдвигая для себя стул.

– Ну так вот, – начал адвокат, – этого Маунта обвиняют в убийстве своей жены. В сущности, она была его женой только номинально – они не жили вместе уже четыре года. Он женился на ней семь лет назад, когда ему было тридцать два, а ей – двадцать один.

Он работал в страховой компании, занимал там одну из ведущих должностей и неплохо зарабатывал. Она же служила секретаршей в адвокатской конторе. Первые два года они прожили счастливо, Маунт буквально боготворил ее. Потом она, похоже, разочаровалась в их браке и год спустя в один прекрасный день внезапно исчезла, оставив только коротенькое письмецо, в котором сообщала, что встретила другого мужчину.

Маунт искал ее…

– Письмо у него осталось? – перебил шефа Дэн, до сих пор внимательно слушавший.

– Какое письмо?

– Ну, то, что оставила перед уходом жена.

– Не знаю. Я его об этом не спрашивал.

– Хорошо, сэр. Извините, что перебил.

– Маунт искал ее повсюду, – продолжал адвокат, – но так и не смог напасть на след. Он обратился в полицию, однако и их поиски оказались безуспешными.

А тем временем он лишился рабочего места – из-за постоянных отлучек, продолжавшихся целых два месяца.

Сердце его было разбито, после ухода жены ему все стало безразлично. Он все дальше катился по наклонной плоскости и в конечном счете превратился почти в бродягу. Наполовину потеряв рассудок от горя и лишений, он бесцельно бродил по улицам, надеясь встретить сбежавшую жену. Так прошло более трех лет, и горечь утраты немного притупилась. Ему удалось получить место бухгалтера в конторе по продаже угля, и целых четыре месяца он честно исполнял свою работу.

Однажды вечером, второго апреля – за неделю до минувшей пятницы, – возвращаясь домой после работы, он переходил Сто четвертую улицу, когда к нему с изумленным возгласом подбежала женщина, в которой он узнал свою жену. Маунт был потрясен. Позже он припомнил, что она была очень хорошо одета. Она сказала ему, что ищет его уже полгода, что, как выяснилось, любит и всегда по-настоящему любила только его и что хочет вернуться к нему. Маунт рассказал ей о своем незавидном положении, но она ответила, что у нее полно денег, которых хватит им обоим на многие годы. Бедняга Маунт даже не отважился спросить ее, откуда взялись эти деньги, и согласился снова жить вместе.

Она назначила ему встречу на следующий вечер в девять часов у аптеки на углу Сто шестнадцатой улицы и Восьмой авеню. Маунт просил ее пойти с ним сейчас же, но она сказала, что не может этого сделать.

На этом они расстались, но Маунту была невыносима мысль о новой разлуке, поэтому он тайком последовал за женой.

На Сто третьей улице она спустилась в метро, и Маунту удалось незамеченным сесть в тот же вагон. На Сто пятьдесят седьмой улице она сошла, и он последовал за ней до многоквартирного дома неподалеку от Бродвея. Вскоре после того, как она скрылась за дверью, в одном из окон на третьем этаже в восточном крыле дома зажегся свет – так Маунт догадался, что она живет в этой квартире. Он топтался под окнами до одиннадцати и даже дольше, но она так больше и не вышла.

На следующий вечер Маунт пришел к назначенному месту у аптеки раньше условленного времени. Ее там не было, не пришла она и в девять. Маунт прождал почти два часа. Без двадцати одиннадцать он побрел к Сто пятьдесят седьмой улице и уже с мостовой разглядел свет в ее окнах.

Дверь подъезда была открыта, и он вошел. Внизу в вестибюле стоял какой-то человек. Маунт глянул на него лишь мельком и направился к лестнице. Он даже не мог вспомнить, во что был одет этот человек, у него осталось лишь смутное воспоминание, что в руке тот держал чемодан. Маунт поднялся по лестнице на третий этаж и позвонил в дверь квартиры. Ему никто не ответил, хотя звонил он несколько раз, и в конечном счете, обнаружив, что дверь незаперта, он толкнул ее и вошел.

На полу в ярком свете люстры лежало мертвое тело его жены. Из груди торчала рукоятка ножа, вокруг все было залито кровью. С криком Маунт бросился к телу и вытащил нож – из раны на него тотчас же хлынула кровь, перепачкав ему руки и одежду. На его крик сбежались соседи, а через десять минут там уже была полиция. Разумеется, его арестовали.

Мистер Лег снял со стола одну ногу и, достав из кармана пачку сигарет, прикурил одну.

– Такова история Маунта, – сказал он, выпустив дым в потолок. – И я уверен, что его слова – правда.

Его наружность внушает мне доверие.

Губы Дэна тронула едва заметная улыбка.

– Вообще-то, сэр, вы всегда склонны верить тому, что вам говорят, – робко заметил он.

– Это верно, – согласился мистер Лег, нахмурившись. – Да, я с тобой согласен: подозрительность иногда не бывает лишней. Но этот человек, похоже, рассказал мне правду, и к тому же я – его защитник.

Признаюсь тебе без зазрения совести, Дэн, что я чувствую себя совершенно беспомощным. Я много думал и выдвинул несколько идей, но все они по здравом размышлении показались мне абсурдными. А думал я много, даже во время обеда эти мысли не выходили у меня из головы.

– Да, сэр.

– Но несмотря ни на что, я так и не пришел ни к какому выводу. Как я уже сказал, Дэн, ты – умный парень. Может, ты предложишь что-нибудь?..

Глаза юноши озарились ясным светом, в них отражалась напряженная работа мысли.

– Я мог бы подумать, сэр. Ведь это очень интересное дело! И в нем есть одна весьма любопытная деталь… Весьма любопытная!..

– Какая же?

– Я бы предпочел умолчать о ней, сэр, пока не исследую вопрос более глубоко. Может быть, тогда я смогу прийти к определенному заключению.

– Хорошо, Дэн. Надеюсь, что работа сыщика дастся тебе так же легко, как игра в шахматы. В конце концов, Маунту от этого хуже не будет. Потренируй свой ум, мой мальчик, а завтра мы с тобой вернемся к этому вопросу.

– Да, сэр.

Дэн ушел к себе, а мистер Лег еще некоторое время сидел в задумчивости, разглядывая чернильницу. Потом наконец, тряхнув головой и тяжко вздохнув, он придвинул к себе книгу в красном тисненом переплете, на котором золотыми буквами было написано: «Битва на Амазонке».

Раскрыв ее на первой странице, он погрузился в чтение. Выражение полнейшего блаженства и удовлетворения расплылось по его лицу. Минуты летели одна за другой, подбородок все глубже опускался в воротник, а руки все крепче сжимали книгу, пока он, наконец, не дошел до четвертой главы под названием «Ночное нападение».

Таким образом, за час он добрался до самого захватывающего места в книге, где описывалось сражение, и глаза его теперь сверкали безудержной радостью.

– Мистер Лег!

Адвокат оторвался от книги, обнаружив перед собой Дэна:

– Что, Дэн?

– Я насчет этого дела… Ну… Маунта…

– А что насчет него?

– Я вот тут подумал, сэр: чтобы сдвинуться с места, нам нужно больше информации. Кому-то нужно поехать и осмотреть место преступления. Что до меня, то я был бы только счастлив сделать это.

– Ну что ж, это замечательная идея, – согласился мистер Лег, чьи пальцы, зажимавшие недочитанную страницу в книге, нетерпеливо подрагивали.

– Есть еще несколько вещей, сэр, которые нам необходимо сделать. Без них нам не обойтись. Я составил небольшой список вопросов. Не могли бы вы взглянуть?

С жестом, выдававшим нетерпение, адвокат взял у Дэна листок бумаги и принялся читать машинописные строки – видимо, Дэн воспользовался машинкой мисс Веннер.

«Во-первых, проверить слова Маунта:

1. Сохранил ли он письмо, оставленное его женой перед тем, как она сбежала? Если да, то взять письмо у него.

2. Где Маунт работал бухгалтером в течение четырех месяцев перед убийством? Проверить.

3. Где он находился, пока ожидал жену на углу Сто шестнадцатой улицы и Восьмой авеню вечером третьего апреля: внутри аптеки или снаружи? Выяснить, нет ли кого-нибудь в аптеке или поблизости, кто мог бы припомнить, что видел его там.

3
{"b":"25857","o":1}