ЛитМир - Электронная Библиотека

– А другие миры скопления? – спросил Масон.

– Ничего, сэр. Молчат, как и Джохи. Но самое странное...

– Ну, говори!

Офицер связи посмотрел на Килгура и облизнул губы. Килгур ободряюще кивнул.

– Как-то все очень противоестественно, сэр. Я уже сказал: передач никаких не ведется. Но наши сканеры указывают на какие-то непонятные проблески жизни. Словно все жители Джохи одновременно настроились на одну и ту же волну. Они слушают. Хотя никто ничего не передает.

– У этого молчания необъяснимое эхо, – пробормотал Алекс. – Как будто призрак моей прабабушки решил немного попугать детишек.

Масон бросил на Алекса уничтожающий взгляд, потом повернулся к своему офицеру связи.

– Продолжайте вести передачи, – приказал он.

– Есть, сэр.

Офицер связи включил микрофон.

– Вызывает военный корабль Его Императорского Величества "Победа". Просим ответить все принимающие станции.

Отключился. Подождал. Сделал новую попытку.

– Вызывает военный корабль Его...

Масон жестом пригласил Стэна следовать за ним, и они отошли в более тихий уголок капитанского мостика.

– Я не понимаю, что происходит, – сказал Масон. – Однажды я накрыл массированным бомбовым ударом целую планету, но даже из-под окутанных дымом обломков какой-то бедняга сумел выйти на связь. Ненадежная связь – да. Полное молчание – никогда.

– С моей точки зрения, есть только один способ ответить на вопрос, – проговорил Стэн.

– Вы имеете в виду, что мы в любом случае должны приземлиться?

– Именно эта мысль и пришла мне в голову.

– Но ведь Император хотел, чтобы мы устроили грандиозное представление. Почетный караул. Я в парадной белоснежной форме, вы во фраке, ликование толпы, когда вы с Хаканом будете приветствовать друг друга.

– Придумаем что-нибудь в этом духе попозже, – успокоил его Стэн. – Император беспокоится по поводу того, что происходит в этом регионе. По-моему, стоит забыть о грандиозном представлении и попытаться выяснить, что же тут все-таки случилось. – Он покачал головой. – Мне трудно представить себе, что он скажет, если я вернусь и сообщу ему: "Извините, сир, я не выполнил ваше задание. Такое впечатление, что у всех жителей Джохи болезнь гортани".

– Хорошо, приземляюсь, – решил Масон. – Но я объявлю тревогу. Боевую готовность номер один.

– Моя судьба в ваших надежных руках, адмирал, – сказал Стэн.

Масон фыркнул и вернулся в центр связи, а Стэн потихоньку покинул капитанский мостик.

* * *

– Ну и призрак, Килгур, – сказал Стэн.

Он вытер пот со лба и поднял воротник, чтобы хоть чуть-чуть прикрыть шею от обжигающего джохианского солнца.

– А может быть, у нашего крошки призрака есть такая малюсенькая бомбочка, – предположил Алекс.

Стэн снова оглядел космопорт Рурика. Кроме членов команды "Победы", нигде не было видно ни единой живой души. Однако ему показалось, что он заметил чьи-то обуглившиеся останки в куче мусора рядом с большим кратером, возникшим после взрыва бомбы. Или это всего лишь обман зрения – здесь так жарко и такая кошмарная влажность... Весь космопорт усеян подобными ямами, и площадка для военных кораблей и другого транспорта.

Неожиданно воздух заволновался, и на землю опустился небольшой смерч, который увлек за собой часть валяющегося на земле мусора. У циклонов, больших и маленьких, довольно странные нравы. Вот и этот заинтересовался почему-то огромной ямой в самом центре взлетного поля и не успокоился, пока не облетел ее всю по периметру. Раньше на том месте стояла контрольная башня.

Еще несколько секунд – и циклона как не бывало.

– Теперь мы знаем, почему никто не выходит на связь, – сказал Стэн. – Они напуганы. Не хотят привлекать к себе внимание.

– Но при этом внимательно слушают, – заметил Алекс.

Стэн кивнул.

– Они ждут. Хотят выяснить, кто одержит победу.

Вспыхнула молния. Прогремел гром. Гурки схватились за свои мини-виллиганы.

Приближался кто-то – или что-то. Стэн разглядел какую-то маленькую фигурку... Вот она обогнула контрольную башню. Синд и ее разведчики? Нет. Они же отправились в противоположном направлении.

– Он один, – сообщил Килгур.

– Может быть, за ним следует целая банда, – сухо проговорил Стэн.

Маленькая фигурка начала медленно увеличиваться. Теперь Стэн уже видел приземистого, плотного, сильно вспотевшего человека. С отвращением приглаживая свою пропитанную потом одежду, человек упорно шел вперед, устало размахивая белым платком.

– Пропустите его, – приказал Стэн гуркам.

Они расступились, и незнакомец, с облегчением вздохнув, остановился перед Стэном. Снял старомодные очки, подышал на стекла, протер их белым платком. Снова надел. Посмотрел на Стэна странно увеличенными карими глазами.

– Надеюсь, вы посол Стэн. И, если так, прошу прощения за неподобающий прием. – Он огляделся по сторонам. – Фу, похоже, они действительно отнеслись к проблеме всерьез. – Незнакомец снова повернулся к Стэну. – Так вы на самом деле посол, да?

– Именно. – Стэн ждал.

– Ой, простите, пожалуйста. Вероятно, жара повлияла на мою старую торкскую голову. Меня зовут Мениндер. От лица торков здесь больше некому говорить.

Он вытер потную руку о белый платок и, смущенно улыбаясь, протянул ее Стэну.

Стэн пожал руку. Потом показал на развалины.

– Что здесь произошло?

Мениндер вздохнул.

– Мне не хотелось первым сообщать вам ату новость, но... Хакан мертв.

Стэну пришлось вспомнить о своих дипломатических трюках, чтобы скрыть изумление, появившееся у него на лице.

– Это еще что за чертовщина? – переспросил Килгур. – Кто же прикончил старого...

– Умер собственной смертью, – заверил Мениндер. Потер шею. – Я при этом присутствовал. Все видел. Это было просто ужасно. Мы собирались начать... обед, когда Хакан повалился на стол. Замертво. Раз и все. – Он прищелкнул пальцами.

– Вскрытие производили? – холодно спросил Стэн.

– Господи, мы были вынуждены, – ответил Мениндер. – Никто не хотел... я хочу сказать, учитывая все обстоятельства, мы решили, что без этого не обойтись. Две разных группы врачей, независимо друг от друга, дали заключение. Мы самым тщательным образом их изучили. Чтобы не оставалось ни малейших сомнений. – Он снова потер шею. – Хакан умер собственной смертью.

– Когда состоятся похороны? – спросил Стэн.

Ситуация кардинально изменилась. Император будет очень недоволен.

– Ну... трудно сказать. Видите ли, мы договорились, что примем окончательное решение после доклада коронера. Но события начали разворачиваться так стремительно... – Мениндер указал на воронки от бомб. – Если вы понимаете, что я имею в виду.

Стэн понимал.

– Я не хочу ни на кого указывать пальцем, – продолжал Мениндер, – однако первыми начали джохианцы. Они пустились в споры о том, кто должен стать новым лидером. С нами они даже не стали советоваться. Хотя мы им прямо сказали, еще до того, как началась стрельба, что у нас есть мнение по этому вопросу.

– Естественно, – согласился Стэн.

– Так или иначе, когда джохианцам надоело спорить, они стали воевать друг с другом. Мы все попрятались. Потом шальной снаряд разорвался в квартале, населенном торками. Это было... ужасно. На моей родной планете решили послать милицейский отряд.

– О? – удивился Стэн.

– Только чтобы защитить мой народ, не более. Мы не собирались ввязываться ни в какие конфликты с джохианцами.

– Ну и что из этого получилось?

– Да мало хорошего, – вздохнул Мениндер. – Я и не сомневался, что так будет. Было несколько... гм-м-м... обменов резкостями, если вы понимаете, что я имею в виду.

Стэн понимал.

– Конечно же, как только появилась наша милиция, милицейские отряды богази и суздалей посчитали, что их народы тоже нуждаются в защите.

– Это мне понятно, – сказал Стэн. Все хуже и хуже.

– Ну вот, надеюсь, картина вам ясна. А теперь я сообщу вам по-настоящему плохие новости, – сказал Мениндер после того, как посмотрел на свои часы и нервно огляделся по сторонам.

19
{"b":"2586","o":1}