ЛитМир - Электронная Библиотека

Сияющее белое тело "Победы" неслось прямо на них. Огромный корабль летел на уровне крыш, а он явно не предназначался для подобных эскапад.

По мере приближения корабля к баррикадам вой становился все громче, "Победа" перешла на маклиновские движки, чтобы толпа могла как следует рассмотреть эмблему Императора на ее бортах.

Увидев имперский корабль, все сразу представили себе разгневанного властелина, который вынужден марать руки, разбираясь в безобразиях черни.

– Мой Бог, смотрите! – выдохнул джохианец.

– Может быть, теперь справедливость получим мы, – заявила богази.

– Подождите! Что он делает? – спросил охваченный ужасом джохианец, рассеянно дергая за рукав богази.

"Победа" была уже совсем близко, метрах в двадцати над землей. В тени, отбрасываемой корпусом огромного корабля, собралась толпа. Снова заработали двигатели, и "Победа" медленно поплыла вперед, вдоль широкого проспекта.

Обе воюющие стороны несколько мгновений не сводили с корабля глаз, а потом уставились друг на друга. Оружие выпало из рук и лап на землю.

Черное небо над головами вдруг стало ослепительно голубым, солнце раскрасило кружевные облака в разноцветные тона. В воздухе запахло весной.

– Мы спасены, – сказал джохианец.

– Я знал, что Император нас не бросит, – подхватил другой.

С крыши донесся крик:

– Корабль направляется к императорскому посольству.

Волшебство было разрушено, и толпа с криками облегчения и смехом помчалась вслед за кораблем.

"Победа" медленно плыла над тротуаром. Улица внизу неожиданно оказалась заполненной живыми существами. Богази и джохианцы, суздали и торки весело шутили, толкали друг друга, хлопали по плечам.

Из окон высоких зданий выглядывали тысячи других существ, которые радостно приветствовали "Победу" и ее величественный полет.

По всей Джохи – на самом деле по всему созвездию – существа бросали свои дела и мчались посмотреть на прибытие человека, посланного Императором.

К тому времени, как корабль добрался до посольства, его огромная, огороженная территория была окружена миллионами жителей планеты Джохи. Миллиарды других наблюдали за происходящим по телевизорам.

Все военные действия были прекращены.

А внутри "Победы" Стэн быстро привел в порядок свою одежду. Синд пробежала пальцами по его волосам, стараясь пригладить их.

Алекс посмотрел на экран, на огромную толпу, собравшуюся снаружи.

– Ты словно мальчик с дудочкой, юный Стэн!

– Ой, не надо, не говори этого, – взмолился Стэн. – С ним расплатились крысами. Или домашними обезьянками – не знаю, что хуже.

Кто-то из членов команды нажал на кнопки, контролирующие люк. Стэн почувствовал, как свежий ветерок коснулся его лица. Услышал, что на землю опустился трап.

– Ну, хорошо, – сказал он. – Давайте сюда этих ублюдков.

И вышел из корабля под оглушительные приветственные крики.

Книга вторая

Кошачий коготь

Глава 9

– Я никогда не принадлежал к числу властителей, которые убивали гонцов, принесших дурные вести, – сказал Вечный Император.

– Да, сир, – ответил Стэн.

– В данном случае, однако, – продолжал Император, – очень хорошо, что я знаю тебя так долго.

– Да, сир.

– Ты понимаешь, что я очень недоволен?

– Понимаю, Ваше Величество, – ответил Стэн. – Полностью понимаю... сир.

Голографическое изображение Императора дрогнуло, когда босс Стэна подошел к антикварному подносу с выпивкой и плеснул себе в бокал немного виски.

– У тебя там есть, что выпить? – немного рассеянно спросил властитель.

– Да, сир, – сказал Стэн. – Я привык полагаться на собственные запасы.

Он достал бутылку виски из письменного стола предыдущего посла и наполнил бокал.

Император произнес шутливо:

– Я бы выпил за то, чтобы среди наших врагов воцарилась паника. Но если они запаникуют еще сильнее, мы все окажемся по уши в дерьме.

Потом он осушил свой стакан, и Стэн последовал его примеру.

– Ты понимаешь, у меня нет никакой возможности все это скрыть? – спросил Император.

Стэн ничего не ответил. На самом деле ответа от него и не требовалось.

– Средства массовой информации уже начали намекать на то, что в созвездии Алтай вот-вот разразится кризис. Как они запоют, узнав об истинном положении вещей!.. – Император задумался и снова наполнил свой стакан. – Особенно досадно то, что именно сейчас я собирался заключить важные соглашения. Сама возможность этого базировалась на вере в устойчивость Империи. Малейшее сомнение в стабильности системы, которую мне удалось вернуть к жизни, моментально отбросит нас назад. А если эти переговоры окончатся неудачей...

Стэн вздохнул.

– Я бы и сам хотел нарисовать более радостную картину. Ваше Величество, – сказал он, – но мне еще никогда не приходилось сталкиваться с такими трудностями. Более того, события только начинают набирать ход.

– Я все понимаю, Стэн, – проворчал Император. – Хакан умер ужасно не вовремя. – Он глотнул виски. – Ты уверен, что ему никто не помог отправиться к праотцам?

– Я внимательно просмотрел отчеты. Там ясно изложено, как и почему он умер. Аневризм. Лопнула артерия. Правда, остаются неясными некоторые обстоятельства. – Стэн подумал об уверениях Мениндера, что смерть произошла во время обеда в честь Хакана. – Однако мне не кажется, что это имеет значение. Если здесь и был какой-то заговор... ну, меня бы это нисколько не удивило.

– Согласен, – не стал возражать Император, – более того, если бы ты не нашел никаких следов заговоров, это было бы еще подозрительнее. Отлично. Оставим это. Пока.

– Есть, сир.

– Сейчас, – продолжал властитель, – нам прежде всего необходимо взять события под контроль. Раз уж за Алтаем собирается наблюдать вся Империя, я не хочу, чтобы у кого-нибудь сложилось впечатление, что нам не хватает твердости. Наверняка начнутся разговоры о том, что это я во всем виноват, что были допущены серьезные ошибки... после того, как я вернулся. Другие же просто ждут проявления слабости с моей стороны, чтобы самим поднять мятеж. Поэтому, имея в виду все нынешние обстоятельства, я хочу, чтобы с самого начала нами выдерживалась самая жесткая линия... Которая будет заключаться в следующем: если кто-то делает движение – и оно нам не по нраву, – мы кончаем с ним. Сразу. И устанавливаем новое правительство. При моей полной поддержке. Как только это будет проделано, никто не станет возражать. По крайней мере, я вряд ли услышу эти голоса. Если же вокруг моих решений начнут разгораться скандалы, их следует погасить. Быстро. Не считаясь с потерями. Я не потерплю никаких насмешек! – Император с размаху ударил ладонью по столу.

Стэну звук напомнил выстрел.

Неожиданно настроение Императора изменилось, и он холодно улыбнулся Стэну.

– У меня должна быть полнейшая уверенность в том, что мои враги и друзья знают – шутить со мной не следует.

– Да, сир. Я... согласен, сир.

– Мне кажется, в твоем согласии звучит какое-то невысказанное "но"?

– Если учитывать общее положение. Ваше Величество, совсем нет. Сейчас не время для сомнений. Однако, когда вы вводили меня в курс дела, вы вовсе не преувеличивали, рассказывая о том, насколько сильны противоречия между народами созвездия Алтай. Даже если мы будем использовать самые жесткие методы, мне кажется, просто необходимо сохранять большую осторожность.

Стэн помолчал немного, стараясь понять, что думает Император. Его лицо ничего не выражало. Однако это вовсе не означало, что он сердится.

– Продолжай, – велел Император.

– Вам известно, сир, что я разговаривал с лидерами всех этнических групп – по крайней мере, с существами, которые так себя называют. Пока я не получу более точного анализа ситуации, основанного на всех собранных данных, я буду полагаться на интуицию. Так вот: группировок здесь гораздо больше, чем четыре. Когда я прибыл, два джохианских отряда стреляли друг в друга в космопорте.

21
{"b":"2586","o":1}