ЛитМир - Электронная Библиотека

Он рассмеялся, наполнил стаканы, отнес их к стойке и уселся на одну из высоких табуреток.

Потом с удовольствием принюхался к необычным ароматам, мучительно пытаясь в них разобраться. Запах отдаленно напоминал что-то знакомое, но одновременно был совершенно чужим. Загадка, да и только. Вечный Император вполне мог бы давать уроки кулинарного мастерства. Это признавали даже Марр и Сенн, знаменитые по всей Империи своими великолепными банкетами.

Император просто обожал возрождать старинные земные рецепты. Впрочем, с точки зрения самого властителя, они, вероятно, не были такими уж старинными. Ведь он правил Империей вот уже три тысячи лет.

Стэн снова принюхался.

– Что-то азиатское? – попытался угадать он.

Сам Стэн очень любил готовить. Это увлечение возникло у него – вне всякого сомнения, под влиянием Императора, – когда он вынужден был проводить бесконечные дни на военных базах, где еда была еще тошнотворнее, чем компания.

– Ты так решил только потому, что в аромат входит несколько составных частей, – ответил Император. – Хотя надо признать, что кое-какое влияние азиатской кухни тут, конечно же, имеется. И тем не менее, ты ошибся. Самыми лучшими поварами были китайцы. Однако между ними постоянно шел спор за лидерство. А я обращаюсь то к тем, то к другим.

Он приложил ладонь к краю стойки, и оттуда выскользнула холодильная камера, уставленная самыми разнообразными баночками и горшочками. Император выставил их на стойку.

– Сегодня мы отправимся в Индию, – объявил Вечный Император. – В некотором смысле соответствует работе, которую я для тебя приготовил.

Он улыбнулся. Стэну и раньше приходилось видеть Императора в хорошем расположении духа, но никогда он не казался ему таким веселым. Ой-ой-ой. Еще одно почти невыполнимое задание. Впрочем, Стэна это не особенно беспокоило. Он обожал потенциальные трудности.

– Не хочу показаться невежливым, сэр, – проговорил Стэн, потягивая стрегг, – но я рассчитывал на небольшой отпуск.

На лице властителя промелькнуло раздражение. Отлично!

– И не надейся! – взорвался Император. Стэн заметил, что раздражение моментально сменилось яростью. – Я устал от отказов. Изо всех сил стараешься сохранить разваливающуюся Империю, а тут... – властитель замолчал.

Стэн видел, что он пытается успокоиться. И у него это не очень получается. Потом Император покачал головой и печально посмотрел на Стэна.

– Извини. Работа у меня нервная, ну и все такое. Иногда я забываю, кто мои друзья. Мои настоящие друзья. – Он поднял свой стакан и сделал несколько глотков стрегга.

– Я сам виноват, сэр, – заговорил Стэн. Интуиция подсказывала ему, что необходимо взять вину на себя. – Чудесный запах... расслабился.

Императору это понравилось. Он быстро и одобрительно кивнул и вернулся к прерванному занятию и предмету, о котором рассуждал.

– В данный момент меня ужасно беспокоит место, похожее чем-то на то, где придумали это блюдо. На территории Индии было столько разных людей со своими собственными взглядами на жизнь – как нигде на Земле. Общество разделилось на группы, которые ненавидели друг друга с незапамятных времен, иными словами, так долго, что уже давно забыли, с чего все началось... Нет, тут я не прав. Они прекрасно все помнили. Индусы и сикхи могли бы с невероятными подробностями, вплоть до оттенков неба в тот день, описать страшные, чудовищные преступления, совершенные прапрапрадедами их врагов.

Император склонился над миской, наполненной какой-то зеленоватой массой.

– Это дхал, блюдо из бобов, а в данном случае из гороха. Совершенно нейтральное по вкусу, чтобы сбалансировать все остальное. Очищает рот после каждого куска мяса. Я сделал его вчера. Нужно только разогреть.

– Ну, а как насчет той проблемы? – закинул удочку Стэн.

– Да... – Император глотнул стрегга. – Я мог бы выбрать для примера другую страну. Но там ели в основном картошку – и свинину, когда могли достать. Зато делали совершенно потрясающую колбасу. Обсыпали ее мукой и жарили. Только мне сегодня не хочется колбасы.

Стэн принюхался к ароматам ингредиентов, которые собирал воедино Император.

– Индия подойдет, сэр, – сказал он.

– Я собираюсь послать тебя в созвездие Алтай, – сообщил Император.

Стэн нахмурился. Он почти ничего не знал про это скопление звезд.

– Там живут джохианцы, не так ли? Я считал, что они наши самые надежные союзники.

– Ты не ошибся, – кивнул Император. – И я хочу, чтобы они и впредь оставались нашими союзниками. Проблема в том, что Хакан – так называет себя тот тип, который там всем заправляет, – завяз в дерьме по самую макушку.

Император взял в руки большой кусок мяса.

– Козлятина, – пояснил Император. – Я приказал построить специальный выгон, а на ноле велел посадить все то, что ели их предки в Индии – мяту, дикий лук ну и все такое. – Он положил мясо в огнеупорную кастрюлю.

– Хакан стареет и постепенно впадает в маразм, – продолжал Император в своей любимой манере, перескакивая с предмета на предмет.

Впрочем, Стэн уже давно понял, что темы, о которых говорит Император, всегда каким-то образом связаны между собой.

– По крайней мере, он сам виноват в том, что там происходит... И тем не менее, я не могу его потерять.

Стэн кивнул, соглашаясь. Кем бы ни был старый Хакан, созвездие Алтай – важный союзник. Кроме того, это скопление звезд находится слишком близко к Прайм-Уорлду.

– Ему что-нибудь угрожает, сэр?

– Со всех сторон, – ответил Император. И начал посыпать мясо специями. – Немного имбиря, – прокомментировал он, возвращаясь к описанию рецепта. – Кардамон, чили, гвоздика, тмин... несколько долек чеснока, соль и перец.

Он добавил немного йогурта и лимонного сока, все перемешал, а затем отставил кастрюльку в сторону и принялся жарить лук в арахисовом масле.

– На Алтае живут три расы, разделенные на четыре народа. Все они порядочные сволочи. Во-первых, джохианцы. Люди. Они составляют большинство. Хакан – джохианец.

– Понятно, – сказал Стэн.

– Их главная планета – Джохи, там живет Хакан. Она находится в самом центре созвездия. Итак... теперь перейдем к другим участникам этой пьесы...

Император выложил наполовину прожаренный лук на мясо и все перемешал. Затем достал рис. Вода кипела уже почти пять минут. Он высушил рис, перемешал его с луком и положил поверх мяса.

– Немного масла сверху, и... все готово! Я называю это блюдо "бомбейское бирани", хотя на самом деле это довольно заурядное жаркое.

Властитель прикрыл кастрюлю плотной крышкой, поставил ее в печь и стал ждать, когда мясо будет готово.

– А вот теперь я собираюсь немного схитрить. Это блюдо надо готовить при температуре триста восемьдесят градусов в течение часа. А потом нужно уменьшить температуру до трехсот двадцати пяти градусов и держать его в печи еще час.

Стэн запомнил эти цифры вместе с остальными деталями рецепта.

– Но Марр и Сенн, благослови Господь их души, привезли мне новую печь. Еда в ней готовится в два раза быстрее. А результат тот же.

– Так как насчет других подонков, сэр?

– Ах да. Так вот, у нас есть джохианцы. Я уже говорил, что они люди. Кроме того, что джохианцев большинство, они владеют преимущественным правом на торговлю. Я подарил им его лет пятьсот назад. Тогда это был дикий пограничный район... Что наводит меня на мысль о торках. Они тоже люди. Их раса возникла в городах во времена экономического бума.

Стэн не до конца понял, что Император имел в виду, но общий смысл был ему ясен.

– Торки начали проникать в это звездное скопление раньше, когда там были открыты залежи Империума-Х, – продолжал Император. – Шахтеры. Пираты. Владельцы магазинов. Мальчики и девочки для развлечений. Вот такие типы. Только когда залежи Империума-Х исчерпались, они осели на Алтае, а не стали искать новые золотые миражи.

Империум-Х был единственным элементом, который мог удерживать частицы антиматерии два. АМ-2 – топливо, на котором и была возведена Империя. Все, что касалось АМ-2, жестко контролировал лично Вечный Император. В такой степени, что когда Тайному Совету удалось убить Императора, поступление АМ-2 мгновенно прекратилось. Шесть лет Тайный Совет безуспешно пытался разыскать источник АМ-2. Постепенно Империя начала разваливаться – Стэн в данный момент и пытался поправить дело. Правда, иногда ему начинало казаться, что результатов своих трудов он так и не увидит до конца жизни.

6
{"b":"2586","o":1}