ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она плеснула себе ирландского виски, заметив, что Стив Циммерман наблюдает за ней искоса, не поворачивая головы. Дол посмотрела на него в упор, потом повернулась к нему спиной и бросила взгляд на миссис Сторс и Рэнта, на всю остальную компанию. Она осознала тщетность своей маленькой задумки, которая родилась у нее в голове, пока шла сюда от любимой лужайки Пи Эл на пруду. Если Сторса и убил кто-то из присутствующих, вряд ли он выдаст себя случайным словом и жестом, хотя и не подозревает, что она уже обнаружила труп, и мучится в ожидании, когда все откроется. «Кто-то из них» – это в первую очередь относится, конечно, к Джорджу Рэнту. Но он ведет себя так естественно. И Лен Чишолм тоже, громко насмехающийся над Джэнет, которая чем-то встревожена. И Стив Циммерман, который то тих и уныл, то шумен и красноречив. Да, похоже, и Мартин Фольц тоже, несчастный от насмешек и приставаний Сильвии, от вспышек ее ревности. Словом, все ведут себя как обычно. Дол глотнула неразбавленного виски, вздрогнула и еще раз обвела всех взглядом. Начала с Рэнта и закончила им же. Нашла? Да ни черта!

Она поставила стакан. Ну, тогда… только не все из них. Конечно, дорогая Сильвия и Лен Чишолм не могли этого сделать… Дол поджала губы. Она теперь одна.

Может рассчитывать только на себя. Ей не нужна чужая помощь, ей хватит сил и на мелочи, и на главное.

Дол внезапно повернулась и быстро направилась к дому. Миссис Сторс говорила что-то вдогонку, Сильвия звала ее, но она шла все быстрее, не отвечая. Почти бежала, когда достигла террасы.

Дворецкого не было ни в прихожей, ни в столовой. Она поискала кнопку, нажала. В тот же момент дверь распахнулась, и он возник на пороге. Дол всмотрелась в его лицо:

– Белден, случилось ужасное. Я говорю вам, потому что вы единственный мужчина в доме. Вам предстоит мужская работа. Звоните в полицию… можно патрульным штата, сойдет… И скажите им, что мистер Сторс убит.

Белден напрягся и округлил глаза.

– Боже мой, мисс Боннер!

– Да, будьте мужчиной… вы ведь сможете? Когда приедет полиция, пошлите их на лужайку, около пруда с рыбками. Там его и убили. Вы знаете эту лужайку?

– Но боже мой! Когда?

– Перестаньте трястись, Белден! Будьте мужчиной. Звоните им сейчас же, шлите к пруду. Потом можете сказать миссис Сторс и остальным… не упадите в обморок. Постараетесь?

– Я… не упаду. Нет.

– Хорошо. Я пойду на пруд и буду там.

Она оставила его и бросилась на выход через боковой холл. Солнце клонилось к закату, и пока Дол быстро спускалась по крутому склону холма, ее длинная причудливая тень прыгала и меняла очертания впереди нее.

Она бежала и думала, что надо было быть идиоткой, чтобы не заглянуть в ту бумажку, валявшуюся на траве.

Глава 4

Теперь заветный уголок Сторса казался мрачным.

Ночь раньше наступала здесь, чем на склоне холма под открытым небом. Дол вздрогнула, когда вошла в тень, старалась не смотреть на Сторса. Все равно она чувствовала его присутствие, хотя и не сходила с бетонной дорожки, пока не оказалась вблизи перевернутой скамьи, где ей пришлось сойти на траву. Мгновение она стояла, размышляя об отпечатках пальцев на бумаге, потом подошла к месту, где валялся скомканный листок, и наклонилась, чтобы поднять его. Дол бережно разгладила его и стала рассматривать. Это была долговая расписка. Печатный бланк, заполненный от руки. Хороший почерк, легко различимый. Написана в Оуговоке, штат Коннектикут, датирована 11 июля 1936 года. Дальше шел текст:

«По первому требованию я обещаю выплатить Джорджу Лео Рэнту наличными или выписать чек на сумму пятьдесят тысяч долларов ровно, без процентов. Сумма получена мной.

Клео Одри Сторс».

Дол перечитала бумагу несколько раз, перевернула и осмотрела обратную сторону, она была чиста.

Расписку она снова скомкала и положила там, где та валялась раньше, выпрямилась, напуганная непонятным звуком, и только тогда поняла, что это плещутся рыбки в пруду. Она вернулась на бетонную дорожку и, немного поколебавшись, пошла к мастерской, находящейся ярдах в пятнадцати в сторону.

Дверь была распахнута настежь, ей осталось только войти. В помещении было чисто и царил порядок, хотя поначалу глаза разбегались, столько здесь всего было: тачки, газонокосилки, садовые инструменты всех сортов и размеров, мешки с удобрениями, коробки с лампочками, пакля и шпагат, корзинки, полки с молотками и клещами, тяжелые ножницы… Дол прошла глубже, присматриваясь к чему-то. Это был большой проволочный моток красного цвета, висевший на стене. Нити тонкой проволоки были сплетены в жгут, напоминавший миниатюрный кабель.

Рассматривая его, Дол удовлетворенно кивнула.

Внутри нее что-то шевельнулось, она почувствовала удовольствие и возбуждение одновременно. Она ведь зашла сюда просто так, по наитию, и, однако, почти сразу обнаружила существенный и убедительный факт: проволока была такой же, вне всякого сомнения. Убийца заходил в сарай, он знал о проволоке, отмерил, сколько ему потребовалось, откусил кусачками, положил их на полку, прошел к пруду и…

Мысль Дол уцепилась за факты и стала увязывать их воедино. Как он накинул петлю на шею Сторсу? Или тот сам ее надел? Дол с ужасом подумала, что мысль о самоубийстве Сторса ни разу не пришла ей в голову… а почему? Потому что Сторс, как казалось ей, был не из тех, кто может покончить с собой. Вот почему об этом Дол даже не подумала. А следовало бы, возможно, она выставила себя круглой дурой, когда сказала Белдену, что это убийство.

Дол вышла из мастерской и вернулась к пруду. Но с бетонной дорожки старалась не сходить. Глаза у нее стали более острыми из-за злости на собственную глупость и теперь взирали на подвешенное тело Сторса без содрогания. Ей показалось, что оно стало больше – вероятно, из-за сумерек. Вот только ответа на мучивший ее вопрос оно не давало. Снова осмотрела траву, увидела притоптанные стебельки, они еще не распрямились там, где она наступала, чтобы дотянуться до бумаги. Дол взглянула на опрокинутую скамью и прикинула на глаз расстояние от ее края до ног Сторса… ярда два, не меньше. Дол занялась расчетами, пытаясь сделать какие-нибудь выводы, но поняла, что у нее не хватает ни знаний, ни опыта. Тогда она переключилась на проволоку.

Оттуда, где она стояла, было не различить узла на шее Сторса. Она не стала подходить ближе, вместо этого проследила взглядом по проволоке, сначала вверх до сука, затем по диагонали вниз к стволу дерева через развилку нижнего сука и на спираль. Дол пыталась представить, как выглядел подсунутый под виток спирали конец проволоки, который не удосужилась как следует разглядеть при свете. Она, нахмурившись, все еще всматривалась и вспоминала, пока ее не отвлек какой-то звук. Послышались приближающиеся шаги по траве, и под суком кизилового дерева появился мужчина. Он приблизился:

– Мисс Боннер, что… Ох! – Тут он выкрикнул пару слов, которые Дол не знала. Потом запрокинул вверх голову, как вспугнутый зверь, и застыл в этой позе. Он смотрел на танец Пи Эл Сторса, а Дол наблюдала за ним. Прошло несколько секунд, пока Джордж Лео Рэнт медленно сказал, не двигаясь с места:

– Разрушение и возрождение. Цикл. Но душа…

Мисс Боннер! Как вы узнали, что он мертв?

– А вы на него взгляните.

Рэнт пошевелился, а она воскликнула:

– Не ходите туда! Конечно, он мертв! Вы что, не видите?

Ее окликнули, голос прозвучал откуда-то из окружавшей лужайку зелени. Это был Лен Чишолм, еще немного, и он показался.

– Какого черта, Дол, что ты надумала…

Дол произнесла:

– Там…

Лен повернулся. Наклонился вперед, всматриваясь.

– Боже мой! – вырвалось у него, и он резко выпрямился. – Что ж такое? Пи Эл, дорогой! И ты его нашла? Господи, Дол, что ты здесь делаешь? Уже прохладно, а? Даже меня пробирает. Белден сказал нам.

Я подумал, что мне почудилось спьяну. Сначала он вызвал полицию. Я его осмеял. Схватил Сильвию, чтобы она сюда не бегала, так Фольца всего перекосило, он ее у меня вырвал. Если бы не ты… – Лен внезапно замолчал, словно ждал, что она скажет в ответ на то, что он сказал, затем снова повернулся взглянуть на висящее тело. Пробормотал: – Ну и нервишки у тебя, Дол, не удивлюсь, если окажется, что они у тебя покрепче моих. Ступай-ка лучше в дом, к Сильвии. Я сам подожду здесь копов.

11
{"b":"25860","o":1}