ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я бы предпочла Спросить по телефону. А как быть, если она станет уверять, будто не знает ни одной фамилии, а я буду думать, что она солгала? Мне она нравится — не может не нравиться, — но вместе с тем она замечательная лгунья. Кроме того, не хотелось бы лишний раз ей докучать, она и так в очень подавленном настроении., — Конечно, докучать не стоит. Поступи просто. Не упоминай меня вовсе. Объясни, будто какая-то женщина рассказала тебе, что видела Бассетта в ресторане «Рустерман» вместе с пятью или шестью мужчинами, и все они выглядели не особенно весело, и эта женщина все думает, не причастен ли кто-то из них к убийству… Ах, вздор! Не мне учить тебя, что и как говорить.

— Сегодня льстить не положено, тем не менее за комплимент спасибо. Ну хорошо. Сейчас подадут лимонно-вишневый пудинг, и мне хотелось бы им наслаждаться без помех. Я позвоню из спальни, и давай покончим с этим делом… Значит, пятница, восемнадцатое октября? — переспросила Лили, вставая.

— Совершенно верно.

Она ушла. Мои часы показывали два часа двадцать одну минуту. Если ей удастся заполучить фамилии, мне не придется наслаждаться лимонно-вишневым пудингом. Поэтому было целесообразно разделаться с ним немедленно. Я нажал на кнопку, и вскоре вошла Мими. Взглянув на мою тарелку, потом на меня, она спросила:

— Вы съели больше половины, мистер Гудвин. Как вы находите мой салат?

— Честно говоря, Мими, не знаю. Когда голова занята делами, я не ощущаю вкуса. Придется прийти еще раз и попробовать опять.

— Я видела, что вы чем-то озабочены, — кивнула она. — Нетрудно заметить. Быть может, омлет?

Поблагодарив, я отказался. Только пудинг и кофе. Мими взяла мою тарелку. Через четыре минуты она вернулась, и я чуть было не обжег язык кофе, поторопившись ответить на зов желудка. Разумеется, пудинг был мне хорошо знаком. Вообще Мими большой специалист по части пудингов, слоеные мороженых и пирожных, а также кофе.

Я как раз облизывал ложку, когда вошла Лили и, усаживаясь, сказала:

— Можешь не вставать. Я раздобыла одну фамилию. Дореми очень угнетена, не знаю отчего. Бассетт был старше ее по меньшей мере вдвое, и, мне кажется, она вышла за него замуж только ради того, чтобы избавиться от нищеты. Как ты думаешь?

— Не знаю. С ней вовсе не знаком. Тебе она сообщила какую-то фамилию?

— Да, единственную. По ее словам, ей не известно, кто были другие, но одного гостя она знает, — ответила Лили, передавая мне листочек салатового цвета, вырванный из настольного блокнота. — Дореми назвала его Бенни. Он инженер, работает в компании «Нэтэлек», президентом которой являлся Бассетт. Еще кофе?

— Нет, спасибо. Ты подаешь большие надежды. Придется повысить тебе заработную плату, и…

— Со временем я покажу еще более высокие результаты. А теперь уматывай. Ты сам не свой, когда тебя тянет в другое место.

— Меня вовсе не тянет, — возразил я, вставая. — Нет нужды говорить тебе, к чему меня тянет. Когда-нибудь я расскажу все откровенно, и уверен — тебе понравится.

С этими словами я удалился. В лифте я развернул записку и прочитал: «Бенджамин Айго». Постояв на тротуаре с полминуты в размышлении, я пошел по Мэдисон-авеню к Центру. Нужно было выработать программу действий, используя, как любил повторять Вулф, свои умственные способности и руководствуясь собственным богатым опытом. На Пятьдесят пятой улице план уже принял конкретные формы, и поскольку мои ноги доставили бы меня к месту назначения так же быстро, как автобус или такси, я продолжал двигаться пешком. Было пять минут четвертого, когда швейцар ресторана «Рустерман», приветствуя меня, распахнул передо мной дверь. К этому времени основная масса обедающих уже ушла, и Феликс мог спокойно меня выслушать.

Этим он и занимался, то есть слушал меня. Разногласия возникли лишь по поводу фамилии. Я произнес ее по буквам, и Феликс остановился на «иго», однако мне было больше по душе «Айго»; но ведь я родом из Огайо, а он из Вены, а потому одержала верх моя точка зрения. Уладив спорный момент, я подробно проинструктировал Феликса, а затем отправился в бар, где заказал ирландское виски и содовую воду. После кофе Мими мой желудок давал о себе знать. Я выбрал ирландское виски, желая продемонстрировать Лили, что сохраняю к ней прежние чувства. Потом я нашел в телефонной книге адрес компании «Нейшнл электроникс индастриз», которая, к моему облегчению, разместилась на Третьей авеню, в середине сороковых улиц. Ведь фирма могла оказаться в районе Куинс. На улице я вышел через боковую дверь.

Фирма занимала три этажа в новом небоскребе из стекла и бетона. Реестр съемщиков на стене вестибюля извещал, что научные исследования велись на восьмом, производство осуществлялось на девятом, а руководящий состав устроился на десятом этаже. Нужный мне человек мог быть кем угодно — от простого клерка на складе до председателя совета директоров, — но удобнее начинать сверху, а потому я проехал до десятого этажа, где мне сказали, что мистер Айго занят в производстве. Значит, фамилию я произнес все-таки правильно. Этажом ниже дама с двойным подбородком проконсультировалась с прибором внутренней связи, которого мне еще не доводилось видеть, и пояснила, что мне необходимо пройти до конца коридора, в последнюю дверь справа.

Это была угловая комната с четырьмя окнами, следовательно, Айго не принадлежал к простым складским служащим, хотя, если судить по коричневому рабочему халату с большими карманами, набитыми всякой всячиной, он внешне мало от него отличался. Айго стоял возле картотечного шкафа с ужасно озабоченным лицом, что выглядело вполне естественно, если иметь в виду, что президент компании скончался всего пять дней назад. Однако морщины на лбу, скорее всего, уже существовали не менее пяти лет. Поэтому я несколько удивился, когда услышал сочный густой баритон:

— Послание от Ниро Вулфа? Какого черта? Мой голос непроизвольно зазвучал слегка выше обычного:

— Я сказал — послание, но на самом деле — это вопрос. Правда, не совсем простой. Если бы вы могли уделить мне несколько минут…

— У меня никогда не бывает лишних минут, но мне необходимо как-то отвлечь мозги от проклятых проблем. Ладно… десять минут, — заключил Айго, взглянув на часы. — Давайте присядем.

21
{"b":"25862","o":1}