ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я уселся за стол и начал набирать номер, а он отправился в спальню, где установлен параллельный аппарат. Было четверть пятого. Значит, Вулф вернулся из оранжереи. Снять трубку мог Фриц или сам Вулф, в зависимости от того, чем он в данный момент занимался.

— Да? — прозвучал голос Вулфа.

— Это я. Должен сделать подробный доклад. Нахожусь на квартире у Сола. Миссис Бассетт я домой не провожал. В четверть первого я начал обследовать комнату Люси Дакос. В половине первого появился Сол и предложил свою помощь. Мария Гарру накормила нас изумительным зельцем, за который я заплатил ей сто двадцать долларов. Упоминаю лишь затем, чтобы вас не терзала мысль — поел ли я? В половине четвертого мы нашли листок, который Люси спрятала в обложке книги. На нем она записала имя и адрес Орри. Я понял, что это Орри, накануне вечером, когда вы в присутствии Хана и Айго упомянули об одержимости Бассетта своей женой. Как сказал Сол, вы думали… нет, были убеждены, что я убью Орри. Чепуха! Вы, возможно, и в самом деле гений, но тем не менее вы спятили. Однажды я заглянул в сборник известных изречений. Так вот кто-то изрек, что все гении немного сумасшедшие…

— Это сказал Сенека…

— Очевидно, предметом вашей мании являюсь я. Когда-нибудь мы поговорим обстоятельно на эту тему. А сейчас у нас проблема. Обнаруженная нами записка в книге Бетти Фридан «Загадки женской природы», которая сейчас у меня, расставила все точки над «I», и Солу нет нужды продолжать суетиться. Как я уже сказал, мы в его квартире. Фред ожидает ваших распоряжений, он пока не будет ничего предпринимать. Мы собираемся пригласить Орри сюда, но нам необходимо еще решить, как с ним поступить. У меня есть одна идея, но мы втроем сперва ее обсудим. Вы во всем этом не участвуете. По вашим словам, эмоции относительно Никсона и Уотергейта повлияли на ваши умственные способности. Эти эмоции, бесспорно, сказались… если иметь в виду ваши подозрения относительно моих намерений. Вот и все, но готов выслушать, если у вас есть что сказать.

Не отвечая, Вулф положил трубку.

Подойдя к роялю и растопырив пятерню, я ударил по клавишам; этот жест, по мнению Лили, является признаком принятого жесткого решения. Повернувшись, я увидел стоявшего рядом Сола. Он не произнес ни слова, лишь вопросительно поднял брови.

— Я только выполняю распоряжение Вулфа. Он ведь просил нас не придерживаться слепо его указаний.

— Странно сформулированное предложение.

— У меня странное ощущение.

— И у меня. Позвонишь Фреду или лучше это сделать мне? — спросил Сол.

Раз Фреда, сказал я Солу, нужно пригласить на квартиру к нему, звонить, на мой взгляд, должен он. Сол подошел к письменному столу и набрал номер. Долго ждать не пришлось. Фред, по всей видимости, все время крутился возле телефона. Очень на него похоже. Он, пожалуй, сильнее любого из нас ненавидит незавершенные дела.

— Фред уже в дороге, — объявил Сол, кладя трубку. — Через полчаса или даже раньше будет здесь. Молоко или виски?

— Спасибо, пока — ничего. Ты слышал, как я сказал Вулфу, что у меня есть идея, но мне необходимо еще хорошенько поразмыслить, прежде чем посвящать вас. Проблема очень и очень непростая. Или, быть может, у тебя уже готов подходящий сценарий?

— Нет даже чернового наброска. Мне тоже нужно крепко подумать.

Наступили сумерки; Сол включил освещение и задернул на окнах гардины. Я уселся в кресле у стола, на котором мы обычно играли в покер. В голове у меня царил настоящий хаос, какого мне еще не приходилось переживать. Стоило подойти к проблеме с одних позиций, как тотчас всплывали другие аспекты, опрокидывающие прежние соображения. Например, взять хотя бы ту же Джилл, стюардессу одной воздушной компании, на которой Орри женился несколько лет назад, когда решил остепениться и прекратить доказывать делом, что Казанова против него — по выражению Сола — просто младенец. Джилл все еще имела на него большое влияние. Поскольку ей предстояло пережить сильное потрясение, как бы бережно мы ни подошли к делу, то почему бы не использовать в наших целях ее? Или Дору Бассетт. Не известно, какие чувства она испытывала к Орри сейчас, но не трудно узнать и попытаться действовать через нее. Перед моим мысленным взором маячили еще два-три возможных подхода к проблеме. Но я не мог уйти от главного вопроса: сможем ли мы — четверо — спасти при этом свою шкуру? Только когда позвонили у входа и Сол отправился открывать Фреду, мне стало ясно, что я напрасно трачу время на второстепенные подробности. С какого бы боку мы ни подошли, нам предстояло добиться конкретного результата, а значит, следовало в первую очередь найти наиболее быстрый и верный путь к этой цели.

Сол — неизменно гостеприимный хозяин — пододвинул кресла к кофейному столику, на котором расставил напитки: виски для меня и Фреда и коньяк для себя. Фред расположился на кушетке, мы с Солом заняли кресла.

— По телефону я сказал, — начал Сол, обращаясь к Фреду, — что предстоит небольшая сходка. В действительности — это военный совет. Объясни ему, Арчи.

— Объясни ему сам. Ты ведь узнал правду прежде меня.

— Только после того, как мистер Вулф рассказал мне. Но не будем считаться… Фред, всех трех убил Орри Кэтер.

— Знаю, — кивнул Фред.

— Что?! — вытаращил глаза Сол.

— Невероятно! — уставился и я на Фреда. — Как ты беспардонно врешь!

— Я вовсе не соврал. Арчи. Я догадался, когда он попросил мистера Вулфа поручить Люси Дакос именно ему, а не Солу. С какой стати? Разве он не знал, что мистер Вулф никогда на такое не пойдет? Откровенная глупость. И еще. Ему, разумеется, было известно о той мужской комнате в ресторане «Рустерман». Но главное — его просьба относительно Люси Дакос. Чистый идиотизм. Но тогда я посчитал, что ошибаюсь, ведь мистер Вулф даже не намекнул.

— Я сдаюсь, — сказал Сол. — И ухожу вместе с Алисой в Зазеркалье. Сперва Арчи выполняет распоряжения, игнорируя указания, а теперь ты, заявляя о догадке, признаешь, что был убежден в своей ошибке.

— Я тоже сдаюсь! — воскликнул я. — Все вы, оказывается, узнали прежде меня. Значит, я утратил свою квалификацию и никуда не гожусь. Теперь говорите вы, а я буду слушать.

51
{"b":"25862","o":1}