ЛитМир - Электронная Библиотека

Первым по глазам било засилье шелка и обнаженной плоти. Шелк, в основном красный, но местами бледно-желтый, послужил не только для отделки диванов и кресел – им были обиты стены, затянут потолок. Добрую треть всех стен оккупировали изображения нагих женских тел, а одну захватил почти в полное владение бледно-желтый ковер, кажется тоже шелковый. И ни одного окна в огромном покое шириной двадцать пять футов, а длиной во всю длину дома. К правой стене примыкало изголовьем колоссальных размеров квадратное ложе, накрытое бледно-желтым шелковым покрывалом. Жалко, Вульф этого не увидит: он питает слабость к желтому цвету. Я потянул носом воздух. Он был свежим, но в нем витал парфюмерный дух. Кондиционер с отдушкой.

Поверхностей, способных сохранять отпечатки пальцев, в комнате набиралось не так уж много: две столешницы, стойка под телевизором, подставка для телефона. Я повернулся к миссис Перес:

– Вы убирали тут после воскресенья?

– Да, вчера утром.

Все, вопрос снят.

– Где дверь на лестницу?

– Сюда не попасть по лестнице.

– Вход на нее внизу заколочен досками, – пояснил Перес.

– Значит, подняться сюда можно только на лифте?

– Да.

– И как давно?

– Уже четыре года. С тех пор, как он купил дом. Мы живем тут два года.

– Как часто он тут появлялся?

– Мы не знаем.

– Конечно знаете, если каждый день приходили сюда убирать. Так как часто?

– Может, раз в неделю, может, чаще.

Я повернулся к Пересу:

– И за что вы его убили?

– Нет. – Он прикрыл глаза. – Я – нет.

– Тогда кто?

– Мы не знаем, – вмешалась его жена.

Я не отреагировал на ее реплику.

– Послушайте, – сказал я управляющему, – мне не хотелось бы сдавать вас полиции без крайней необходимости. Мы с мистером Вульфом предпочли бы сами разобраться. Но если вы будете запираться, то не оставите нам выбора, а времени у нас немного. Полиция наверняка сняла отпечатки пальцев с брезента, которым было укрыто тело. Я знаю, что Йигера убили в этом доме. Если хоть какие-то отпечатки – ваши, вам конец. Вы попались. Раз он был убит в этом доме, хоть что-то вы должны знаете. Что?

Перес вопросительно посмотрел на жену:

– Фелита?

Она уставилась на меня своими черными глазищами.

– Вы частный сыщик, – проговорила она. – Вы сказали моему мужу, что зарабатываете этим себе на жизнь. Тогда мы вам заплатим. У нас есть деньги. Немного. Сто долларов.

– За что вы собираетесь мне платить?

– Чтобы вы работали на нас.

– И что прикажете делать?

– Мы вам объясним. Деньги у нас внизу.

– Сперва я должен их заработать. Хорошо, договорились. Я работаю на вас, но могу бросить работу в любой момент. Например, если приду к выводу, что Йигера убили вы или ваш муж. Так что вы хотите от меня?

– Мы хотим, чтобы вы нам помогли. Отпечатки пальцев. Я говорила ему, что надо надеть перчатки, но он не надел. Мы не знаем, откуда вы проведали так много, но нам известно, что́ будет, если вы расскажете про этот дом полиции. Мы не убивали мистера Дома. Мистера Йигера. Мы не знаем, кто его убил. Мой муж опустил мертвое тело в яму, ему пришлось. Когда хозяин пришел в воскресенье вечером, он отправил моего мужа на ночь глядя в ресторан «У Мондора». Велел купить икры, жареного фазана и всякого такого. А когда мой муж вернулся со всей этой снедью, здесь лежал труп. – Она показала где. – Вот здесь, на полу. Что нам было делать? Он тайно ходил в этот дом. Что было бы, если б мы позвали полисмена? Мы знали, что́ будет. Поэтому сейчас мы платим вам, чтобы вы нам помогли. Может, больше ста долларов. Вы узнаете…

Она резко повернулась. Со стороны лифтовой шахты послышался шум, потом щелчок, а после слабый, едва различимый звук трения. Перес сказал:

– Спускается. Внизу кто-то есть.

– Ну да, – согласился я. – Кто?

– Мы не знаем, – произнесла миссис Перес.

– Что ж, посмотрим. Стойте где стоите, оба.

Я вынул «марли».

– Это полиция, – прохрипел Перес.

– Нет, – успокоила его жена. – У них нет ключа. Они не могли взять ключи мистера Дома, потому что ключи забрали мы.

– Тихо! – шикнул я на них. – Если я работаю на вас, слушайтесь меня. Чтобы никаких разговоров и никакой возни!

Мы застыли у лифта. Я скользнул к стене и прижался к ней спиной на расстоянии вытянутой руки от двери. Кабина была наверху, когда нагрянул неизвестный визитер, и ему пришлось нажать кнопку, чтобы вызвать лифт. Стало быть, он уже знает, что наверху кто-то есть, и, возможно, как и я сейчас, держит палец на спусковом крючке. Снова послышался слабый звук, щелчок, дверь открылась, и из лифта вышла женщина. Я видел ее спину, поскольку она повернулась к миссис Перес.

– Слава богу! – выдохнула незнакомка. – Это вы. Я так и подумала.

– Мы вас не знаем, – возразила миссис Перес.

Зато я ее знал, в чем окончательно убедился, шагнув вперед и разглядев ее профиль. То была Мег Дункан, которой на прошлой неделе я любовался из зрительного зала – место в пятом ряду у прохода, – когда она исполняла свою звездную роль в «Черном ходе на небеса».

Глава четвертая

Оказавшись перед выбором, бороться ли с мужчиной вашего роста или с женщиной, которая едва достает вам до подбородка, всегда выбирайте мужчину. Если он безоружен, то, самое худшее, положит вас на лопатки, но только Бог знает, на что способна женщина. И потом, может статься, что это вы хорошенько приложите мужчину, а как быть с женщиной? Не станете же вы ее нокаутировать?

Мег Дункан набросилась на меня совсем как пещерная женщина на своего или чужого мужчину десять тысяч лет назад, норовя пустить в ход если не когти, так зубы. Тут оставалось только отскочить подальше – или подскочить поближе. Последнее предпочтительно.

И я, увернувшись от когтей, обхватил дамочку и сильно сжал. Ей сразу стало нечем дышать. Рот так и остался открытым, но уже не пытался укусить, а хватал воздух. Я скользнул в сторону и завел ей руки за спину. Конечно, в таком положении рискуешь получить пинок в голень, но и только.

Ей не хватало воздуху. И должно быть, мой захват причинял ей боль, потому что в правой руке я держал револьвер, рукоятка которого упиралась ей в правое предплечье. Когда я убрал руку, чтобы положить «марли» в карман, она не шевельнулась. И тогда я отпустил ее и отступил на шаг.

– Мне известно, кто вы, – сказал я. – На прошлой неделе я был на вашем спектакле. Вы играли великолепно. Я не из полиции – частный детектив. Работаю на Ниро Вульфа. Когда отды́шитесь, расскажете мне, что́ вас сюда привело.

Она медленно повернулась. Ей потребовалось несколько долгих секунд, чтобы обратить ко мне лицо.

– Вы сделали мне больно, – заявила она.

– Извиняться не стану. Небольшой синяк на руке – ничто в сравнении с тем, что вы пытались проделать.

Она потерла руку. Ей приходилось запрокидывать голову, чтобы смотреть мне в лицо, и она все еще судорожно втягивала ртом воздух. Удивительно, как я вообще ее узнал. На сцене она казалась очень привлекательной, а сейчас выглядела обыкновенной тридцатилетней женщиной с довольно правильным лицом, в простеньком сером костюме и шляпке без затей, но, разумеется, сейчас она сильно нервничала.

– Так вы, значит, Арчи Гудвин Ниро Вульфа?

– Нет, я свой собственный Арчи Гудвин, помощник Ниро Вульфа.

– Наслышана о вас. – Она уже дышала носом. – И знаю, что вы джентльмен. – Она протянула руку и просительно коснулась моего рукава. – Я пришла сюда, чтобы забрать свою вещь. Возьму ее и уйду. Хорошо?

– О чем речь?

– Э-э… Это нечто с моими инициалами. Портсигар.

– А как он попал сюда?

Она попыталась улыбнуться мне, как леди улыбается джентльмену, но получилось так себе. Знаменитая актриса могла бы лучше с этим справиться, как бы ни нервничала.

– Какая разница, мистер Гудвин? Он мой. Я могу его описать. Матовое золото, на одной стороне в углу изумруд, на другой – мои инициалы.

8
{"b":"25864","o":1}