ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда принесли и раздали заказанные напитки, Вульф, вылив в себя полстакана пива, обратился к Керру:

– Итак, сэр? Что вы хотели нам рассказать?

Керр пригубил виски и сказал:

– Он и меня провел за нос. Как мальчишку. Только предлог придумал другой. Жену якобы подозревал. Хотел, чтобы прослушивали его домашний телефон в бруклинской квартире. Просил, чтобы ему давали полные стенограммы любых голосов – женских и мужских – поскольку подозревал, что в его отсутствие дом посещает посторонний мужчина. Кстати говоря, и вас, и мисс Боннер он ободрал как липку – мне он сразу вручил аванс в две тысячи, а потом добавил еще пару кусков.

– Спасибо. В следующий раз попрошу больше. А когда это было?

– В начале апреля, когда он впервые обратился ко мне. А дней через четырнадцать-шестнадцать, насколько я помню, он велел прекратить прослушивание и расплатился со мной.

– Как его звали? Каким именем он назвался?

Керр отпил из стакана, сглотнул и скорчил гримасу.

– Вкус у виски какой-то странный. Хотя дело, наверное, не в виски – я съел слишком много капусты за ужином. Вы спрашиваете, как он назвался… Пожалуйста. Леггет. Артур М.Леггет.

– Фамилия мне знакома. Л, е, г, г, е, т?

– Да.

– Я ее где-то встречал. Арчи?

– Угу, – кивнул я. – Он что-то возглавляет.

– Он президент лиги граждан Нью-Йорка, – подсказала Дол Боннер.

Эта женщина начинала действовать мне на нервы. Ответила ему на вопрос, на который Вульф не получил ответа от меня, – а ведь они еще даже не успели объявить о помолвке! Вульф рассыпался в благодарностях. Вежливость – замечательная черта, если не возводить ее в ранг фетиша.

Вульф обратился к Керру:

– Как он удостоверил свою личность?

– Никак.

Керр еще раз пригубил стакан и снова сморщился. Вульф повернулся ко мне.

– Попробуй это виски, – резко бросил он.

Я уже и сам до этого додумался. Похоже, что убийца затесался в нашу компанию, а ведь не так много воды утекло с тех пор, как я сам угостил у нас в конторе одного малого по имени Асса таким напитком, отведав которого, Асса тут же откинул копыта. Цианистый калий, ничего не попишешь. Ни Вульфу, ни мне не хотелось бы повторения подобной истории. Я подошел к Керру и попросил дать мне стакан, Керр заикнулся было: «Какого черта?» – но стакан отдал. Я чуть-чуть отпил, попробовал жгучую жидкость на язычок, пополоскал но рту, потом осторожно проглотил, отхлебнул еще немного и возвратил напиток Керру.

– Все в порядке, – кивнул я Вульфу. – Должно быть, он и впрямь объелся капусты.

Вульф хрюкнул.

– Значит, по вашим словам, мистер Керр, он не удостоверил свою личность. Почему?

– А с какой стати? – вскинулся Керр, – Знаете, сколько в Нью-Йорке мужей, которые подозревают своих жен в измене? Тысячи. Десятки тысяч! Некоторые из них обращаются ко мне за помощью. Приходит мужчина, я оказываю ему услугу, он ее оплачивает. Почему я должен сомневаться – тот ли он, за кого себя выдает? Вздумай я проверять каждого, кто ко мне обращается, я бы всю жизнь потратил только на это.

– Но разве вам не показалось знакомым его имя – Артур М.Леггет? Ведь ваша деятельность столь… э-э, многогранна.

Керр вздернул подбородок.

– Послушайте, вы случайно не фараон? Или вы все-таки один из нас?

– Один из нас.

– Так не забывайте об этом. Пусть легавые меня поучают, какие имена мне должны быть знакомы, а какие – нет. Не беспокойтесь – они еще успеют из меня душу вытрясти. Я тоже в своем отчете госсекретарю признался, что прослушивал телефон, – у меня и выхода-то другого не было. Мне напели, что двое электриков, которым я поручил это дело, уже раскололись, так что деваться мне было уже некуда.

Вульф кивнул.

– Я вас не обвиняю, мистер Керр. Я только прошу, чтобы вы внесли свой вклад в нашу копилку. Значит, вы не подозревали, что ваш клиент на самом деле вовсе не Артур М.Леггет?

– Нет.

– Ни сразу, ни после?

– Да.

– Значит, когда вам показали тело убитого, вы сказали, что его зовут Артур М.Леггет?

– Да.

– Понимаю. – Вульф чуть призадумался. – Что ж, вполне логично. И разумеется, узнав, что его зовут совсем иначе, вы вознегодовали и наградили его нелицеприятными эпитетами. Тут вы не одиноки. В таком же положении оказался и я, и мисс Боннер, и, без сомнения, мистер Айд и мистер Амсел. – Вульф допил остатки пива, снова наполнил бокал и, лишь проследив за пеной и убедившись, что она не переползла через край, снова поднял глаза и посмотрел на Харланда Айда.

– Не так ли, мистер Айд?

Айд поставил чашку с блюдцем на мой чемодан – я разрешил ему использовать чемодан вместо столика – и прокашлялся.

– Должен признаться, мистер Вульф, что чувствую себя гораздо лучше, чем по дороге сюда, в этот номер.

– Замечательно. Поскольку номер занимаем мы с мистером Гудвином, то весьма польщен.

– Да, сэр. Дело в том, что мой опыт общения с этим человеком был примерно таким же, как у вас и мисс Боннер, и я глубоко сожалею о случившемся. Я попался на тот же крючок, что и вы. Если захотите выслушать подробности, то в основном мой рассказ сведется к тому, о чем говорили вы и мисс Боннер.

– Тем не менее я предпочел бы вас послушать.

– А я не вижу смысла.

В голосе Айда прозвучало раздражение, но Вульф стоял на своем.

– Какая-то мелочь может оказаться для нас очень важной. Или подтвердить мою гипотезу. Итак, когда вы с ним познакомились?

– В апреле.

– Сколько он вам уплатил?

– Десять тысяч.

– Он представился как Донахью?

– Нет, он назвался иначе. Но подход использовал точно такой, как и в вашем случае.

– Как он удостоверил свою личность?

– Я предпочел бы умолчать об этом. Тут я, конечно, дал маху. Я даже опустил это в отчете госсекретарю. Мистер Хайетт на дознании, конечно, захочет узнать об этом, но я очень надеюсь, что моя промашка не станет достоянием гласности. А лучше я себя чувствую оттого, что, как выяснилось, не я один такой простофиля. Это утешает.

– Вы правы. Нам всем утерли нос как последним простакам.

Вульф отпил пива и облизнул губы.

– Чем закончилась эта история? Он сам отозвал вас или вы заподозрили, что дело нечисто?

– Мне не хотелось бы отвечать на ваш вопрос. – Судя по лицу Айда, которое, казалось, еще больше вытянулось, он предпочел бы поговорить о чем-нибудь другом, например, о погоде. – Скажу вот что: мы прекратили прослушивание телефона десять дней спустя и на том наша связь с ним оборвалась. Как и вы, и мисс Боннер, и мистер Керр, я с тех пор его не видел – пока меня не повели посмотреть на убитого.

– Вы опознали тело?

– Да. У меня не оставалось другого… Я был бы последним глупцом в противном случае.

– Вы назвали его так, как он вам представился?

– Да, конечно.

– Как именно?

Айд покачал головой.

– Имя и фамилия принадлежат известному, добропорядочному и уважаемому гражданину. Я уже встретился с ним, рассказал о случившемся, и он сумел войти в мое положение и простил меня. Он воистину замечательный человек. Надеюсь, что его имя не всплывет в ходе следствия, а уж я тем более не собираюсь втягивать его в такое дело.

– Но полиции, полагаю, вы его назвали?

– Нет еще. Хотя, вполне возможно, меня заставят. Не могу же я допустить, чтобы у меня отобрали лицензию.

Вульф обвел глазами присутствующих.

– Я предлагаю отложить дальнейшую беседу с мистером Айдом, пока мы не заслушаем мистера Амсела. – Все дружно повернулись и посмотрели на Стива Амсела. – Итак, сэр?

– Если я не стану играть по вашим правилам, значит, я убийца, – произнес Амсел. – Так?

– Не совсем, – поправил Вульф. – Все не так просто. Но вы слышали, что рассказали остальные. Теперь ваш черед.

– Последний платит за всех, – ухмыльнулся Керр.

– Чушь собачья! Вы меня за дурачка, что ли, держите? – Амсел залпом допил виски, встал со стула, чтобы поставить стакан на туалетный столик, достал сигарету, закурил и повернулся к нам, уперевшись задом о столик.

12
{"b":"25866","o":1}