ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город лжи. Любовь. Секс. Смерть. Вся правда о Тегеране
Тайна тринадцати апостолов
Сломленный принц
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Бессмертники
Севастопольский вальс
Предприниматели
История матери
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
A
A

2

Я, конечно, знал, что одно воспоминание об этом субъекте было для самоуважения Вульфа что острый нож в сердце, но до сих пор даже не представлял, насколько уязвила Вульфа та история. Судя по всему, едва услышав, что наш клиент здесь, Вульф тут же отключился от внешнего мира. Во всяком случае, он поднялся, шагнул по направлению к двери, и лишь тогда остановился и недоуменно уставился на меня.

– Что ты сказал? – спросил он, придя в себя. – Дал дуба?

– Да. Кто-то его задушил.

– Мертвый он мне не нужен. – Вульф посмотрел на дверь, потом на меня и, усевшись на свое место, положил ладони на стол и зажмурился. Немного погодя он снова открыл глаза и пробормотал:

– Чтоб ему провалиться, этому негодяю! Живой он одурачил меня, а теперь, мертвый, вообще впутает меня Бог знает во что! Может, нам стоит… впрочем, нет. Я просто сам не свой. – Он встал и направился к двери: – Иди за мной.

Я загородил ему дорогу:

– Постойте. Я и сам рвусь домой, но вы не хуже меня знаете, черт побери, что удирать нам нельзя.

– Да знаю! Я хочу всего лишь поговорить с нашими друзьями. Идем.

Посторонившись, я уступил Вульфу дорогу и зашагал за ним через коридор в ту комнату, где мы провели в ожидании собеседования больше часа, и, войдя в нее следом за ним, закрыл за собой дверь. Обе дамы попрежнему сидели в своем углу, но трое мужчин сгрудились в кучку – по-видимому, лед тронулся. Когда мы вошли, все дружно воззрились на нас, и Джей Керр воскликнул:

– Как, вы еще на свободе?

Вульф остановился и оглядел всю компанию. Я последовал его примеру. Вообще-то у нас не было никаких оснований предполагать, что галстук на шее нашего клиента затянул кто-то из собравшихся здесь, но все-таки он бесспорно был замешан в прослушивание телефонов, а всех присутствующих как раз и вызвали по этому самому вопросу. Вот мы с Вульфом и разглядывали их всех. Никто не задрожал, не побледнел, не облизнул губы и не упал в обморок.

– Дамы и господа, – заговорил Вульф, – все мы – члены одного профессионального сообщества, а потому вы вправе рассчитывать, чтобы я поделился с вами теми сведениями, которые касаются всех нас. Однако, только что я узнал, что сегодня утром здесь случилось нечто такое, что может доставить массу хлопот, а возможно, и серьезных неприятностей мистеру Гудвину и мне. У меня нет причин думать, что кто-либо из вас замешан в случившемся, но я могу и ошибиться; впрочем, если все вы тут ни при чем, то вам должно быть все равно, от кого узнать о происшедшем. Так что этот труд возьмет на себя кто-нибудь другой. Долго вам ждать не придется, а до тех пор, пожалуйста, не обессудьте, что я вас так разглядываю. Просто мне важно знать – вдруг кто-то из вас все же замешан во все это. Если вы…

– Какого черта! – взорвался Стив Амсел. Его быстрые черные глазки вспыхнули. – Что вы плетете?

– А мне нравится этот спектакль, – высказался Джей Керр. – Продолжайте в том же духе. – Говорил он тонким и высоким голосом, но по нему никак нельзя было подумать, что его обладатель только что кого-то задушил. Не виноват же он, что у него такой голос.

Харланд Айд, тот самый, что походил на банкира, прокашлялся и сухо заметил:

– Если мы не замешаны, нас это и не должно касаться. Вы говорите, что-то сегодня утром случилось здесь, в этом здании? Что же именно?

Вульф покачал головой, стоя на прежнем месте и разглядывая собравшихся. Падать в обморок, похоже, никто не собирался. Они продолжали разговаривать, как ни в чем не бывало. Стив Амсел предложил Дол Боннер и Салли Колт усадить Вульфа между ними и все у него выведать, но дамы вежливо отказались.

Вульф так и стоял на месте, переводя взгляд с одного на другого, когда дверь открылась и вошел Альберт Хайетт. С его прилизанной головы выбилась прядь волос. Увидев Вульфа, он замер как вкопанный и сказал:

– А, вот вы где. И вы тоже. – Это он заметил и меня. – Вы ведь зашли туда следом за мной и видели его, верно? – продолжал он, обращаясь ко мне.

Я ответил, что да.

– И тут же сбежали?

– Конечно. Вы же сказали мистеру Вульфу, что приготовили сюрприз, вот я и поспешил сообщить, какой именно.

– Так вы его узнали?

– Узнал. Это тот самый клиент, о котором вам рассказывал мистер Вульф.

– Я бы дорого дал, чтобы повидать его живым, – вставил Вульф.

– Возможно. Вы, конечно, уже рассказали о случившемся тем, кто здесь?

– Нет, сэр.

– Нет?

– Нет. – Глаза Хайетта забегали по комнате. – Похоже, все здесь. Джей Керр?

– Это я, – отозвался Керр.

– Харланд Айд?

– Здесь.

– Стивен Амсел? – Тот поднял руку.

– Теодолинда Боннер?

– Да, я здесь, кстати, уже более двух часов. Я бы очень хотела…

– Минутку, мисс Боннер. Салли Колт?

– Это я.

– Отлично. Собеседование, которое я провожу по поручению госсекретаря, временно откладывается, но вы все должны пока остаться здесь. В одной из комнат на этом этаже найден труп мужчины, которого, судя по всему, убили. Естественно, делом займется полиция, и вас захотят расспросить. Я пока не могу сказать, когда возобновится собеседование, все повестки остаются в силе. Прошу вас, до прихода полиции не выходите из комнаты. – Хайетт повернулся, чтобы уйти, но его остановил голос:

– Кто этот человек, которого убили? – Это спросил Харланд Айд.

– Вам все скажет полиция. Слава Богу, это не моя обязанность.

– Мистер Хайетт! – Дол Боннер вскочила, голос ее звучал решительно. – Ведь вы мистер Хайетт?

– Да, это я.

– Мисс Колт и я рано завтракали и сейчас уже очень проголодались. С вашего разрешения мы пойдем перекусить.

Дьявольски отважное заявление, подумал я. Наверняка ведь знает, поскольку это азбука сыскного дела, что убийца после того, как расправился с кем-то, голоден как волк. Хайетт повторил, что ей придется подождать до прихода полиции, пропустил мимо ушей протестующие возгласы Стива Амсела и вышел, закрыв за собой дверь.

Оставшиеся посмотрели друг на друга. Я был, честно говоря, разочарован. Мне доводилось, несколько раз сидеть взаперти с подозреваемыми в убийстве, но сегодня впервые все подозреваемые были не кто-нибудь, а профессиональные сыщики, и вроде бы им следовало быстрее прийти в себя от неожиданности. Но нет. Им понадобилось не меньше минуты, чтобы опомниться после заявления Хайетта, словно они были сборищем самых заурядных людей. Потом все, как по команде, посмотрели на нас с Вульфом. Первым очухался Стив Амсел. Он был чуть ли не вполовину меньше ростом, чем Вульф, так что, подойдя вплотную, ему пришлось откинуть назад голову, чтобы посмотреть Вульфу прямо в глаза.

– Так вот что это за происшествие. Убивство! – Ну, может, он сказал и не совсем «убивство», но прозвучало почти так. – Ну. Кого убили-то?

– Да, Гудвин ведь узнал его, – вставил Джей Керр. – Назовите его.

Дол Боннер, выжидающе глядя на нас, подошла поближе; Салли держалась чуть сзади. Харланд Айд произнес:

– Мистер Вульф, если я правильно понял, убитый – ваш бывший клиент?

Все окружили Вульфа, так что ему пришлось отступить на шаг.

– Я не могу вам сказать, кто он, – Ответил Вульф, – я и сам этого не знаю. И мистер Гудвин тоже. Его имя нам неизвестно.

Салли Колт подавила смешок.

– Чушь, – с отвращением заявил Стив Амсел. – Ведь Гудвин его узнал? Или вы затеяли игру в угадайки?

– Так это ваш клиент или нет? – пропищал Джей Керр.

– В самом деле, мистер Вульф, – возмутилась Дол Боннер, – вы перегибаете палку. К лицу ли вам поступать так с вашей-то репутацией? Или вы хотите убедить нас, что клиент, который вас нанял, даже не представился вам?

– Вовсе нет. – Вульф поджал губы. Потом произнес:

– Дамы и господа, мне приходится просить вас быть снисходительными. Только что, прямо здесь, к моему стыду и на мою беду, меня постигла кара за самую жестокую ошибку, которую я когда-либо совершал. Чего вы еще от меня хотите? Большего позора уже и представить немыслимо. Да, мистер Гудвин узнал его, этот человек был моим клиентом, но я не знаю о нем ровным счетом ничего. И это все.

4
{"b":"25866","o":1}