ЛитМир - Электронная Библиотека

   И тогда Гарри отправился в Тир'на'Ног за решениями к обеим проблемам. На Серых Пустошах Асинтель не оказалось. Очевидно, сегодня она еще не успела влезть в очередную самоубийственную авантюру вроде попыток оседлать туманника. А может, забота о Норберте теперь отнимает у нее много времени утром? Но, так или иначе, в поисках подруги Гарри отправился в Пределы Зимы.

   Оказавшись на территории, стабилизированной Домом Лунного Снега, Гарри направился к их башне, во всяком случае, именно так обычно выглядело обиталище сидхе этого Дома. То, что изнутри помещения располагались совсем не по одинаковым по размеру этажам, а сами помещения частенько менялись местами и переезжали с этажа на этаж, периодически зависая между этажами, на внешний вид не влияло. Поиск Асинтель затянулся. Гарри был здесь частым гостем, но, тем не менее, это не мешало дому направлять его не туда, подсовывать долгие пути и гонять по "этажам", при этом демонстрируя одни переходы и маскируя другие. Но в конечном итоге дом все-таки привел его к девушке.

   Зимняя действительно занималась драконицей. Со всей непредсказуемостью сидхе, она решила питомицу сейчас уложить спать. Продавив её сопротивляемость к магии, Асинтель пела своей драконице колыбельную - песня эта была насыщена магией и представляла собой довольно действенный ритуал сна. После того, как песня завершилась, а драконица заснула, Асинтель обратила внимание на гостя.

   Идея в общих чертах Асинтель понравилась. Взяв с Гарри слово, что он расскажет, как ученики Хогвартса среагируют, когда Гермиона приедет туда в этом платье, Асинтель отправилась к старшей сестре - Лоавиталь являлась признанной специалисткой по сотворению магической одежды, по прочности и защитным свойствам не сильно уступающей личным доспехам сидхе, а также прекрасным вкусом в отношении дизайна платьев. Впрочем, прекрасный вкус в понимании сидхе заметно отличался от такового в понимании Гермионы, так что Гарри уже сейчас предвидел долгие споры.

   Уладив свои дела в Пределах Зимы, Гарри отправился в Пределы Лета добывать поджигающий артефакт, применение которого в Сердце Леса будет невозможно заметить магам. Во всяком случае, именно так Гарри сказал Гермионе, когда вернулся с перчаткой, состоящей из золотистых цепочек, которые колыхались на руке и периодически обменивались кольцами. О том, что в том же Сердце Леса Министерство Магии не сможет заметить ничего, кроме величайших ритуалов, Гарри благоразумно умолчал. Еще он умолчал о том, что этот артефакт сам накапливал силу, а при полном заряде и аккуратном применении вполне можно было сжечь небольшой магловский город дотла. Этот не имеющий серьезной ценности артефакт был выделен потомку лично Салазаром из хранилищ Дома Летнего Леса. В конце концов, ни для чего, кроме поджигания перчатка, сделанная три тысячи лет назад просто со скуки молодым артефактором, годна не была, а подобных предметов было много в хранилищах.

   Гарри полюбовался издали на попытки девушек договориться о новом платье, которые продолжались, судя по всему, довольно долго и были осложнены проблемами в понимании, ведь в пылу спора сидхе не считали нужным тратить время на то, чтобы придать мыслям упорядоченность и выразить их в достаточной степени удобным для понимания человеком образом. Стоит отметить, что отвлекшись на обсуждение платья, Гермиона не только почти не обращала внимания на поведение Асинтель, которая по прежнему пыталась смутить девочку, но и вела себя совсем не как обычно. Все-таки, даже погруженные в учебу равенкловки ценили красивую одежду.

   Отвернувшись от спорщиц, Гарри отыскал старшего брата и вместе с ним отправился на охоту.

   ***

   Постепенно все нормализировалось. Гермиона по-прежнему не покидала Сердца Леса, но уже не спотыкалась на каждом втором корне, а Гарри научился жарить мясо без крови и находить менее экстравагантные приправы. Периодически от Драко и иногда Катрин прилетали сов с письмами для Гермионы и Гарри. Очевидно, будучи в курсе того, что лето равенловцы проведут вместе, зная, что подчас отыскать Гарри для сов будет затруднительно, кузены посылали письма только Гермионе.

   Гарри постепенно начал учить Гермиону договариваться с лесом, и через некоторое время девочка научилась управлять растениями, хотя и делала это очень медленно. Впрочем, даже такой прогресс очень радовал её и предвещал собой отличную оценку по гербологии. Помимо тренировок в этой области магии, Гермиона проводила время за чтением книг из библиотеки, оставленной Саласией, с трудом переводя с давно устаревшего диалекта английского. Стоило бы попробовать заказать специальную литературу в одном из книжных магазинов Косого Переулка, но не было никакой гарантии, что сова с грузом доберется сюда. Оставался только личный визит, но Гермионе не настолько срочно были нужны словари, пока хватало советов Гарри, привыкшего читать эти тексты. В общем, покупка словарей была отложена до получения письма со списком учебников. Гарри был уверен, что письмо ему как и в прошлый раз принесут лично. В крайнем случае, ничто не мешало спросить у Драко.

   Так, тихо и незаметно проходило время до дня рождения Гарри. Утро предшествующего дня выдалось на редкость спокойным. Недавно все гнездо крупно поохотилось, отловив стаю вкусных монстриков из Темнолесья. И сейчас все василиски спокойно лежали и переваривали свою добычу, а еще одна туша, насквозь прожаренная Гермионой, наловчившейся управляться с перчаткой, лежала сейчас на ветвях дерева и представляла собой обед для детей на ближайшую неделю. Её уже нисколько не смущало, что при жизни это мясо было довольно опасным стайным магическим животным, да еще и некогда преобразованным всплеском источника. Возможно, именно этим объяснялась малочисленность стаи - случайное магическое преобразование пережили не все. Зверушка получилась быстрее оригинала, выносливее, но столь же уязвимой к магии. Во всяком случае, цепенели они от взгляда василиска почти мгновенно.

   После завтрака равенкловцы отошли от гнезда на небольшое расстояние, и Гермиона занялась очередным упражнением из раздела природной магии.

   - Неплохо, - прокомментировал Гарри её труды, оторвавшись от очередной книги.

   Действительно, цветущая лоза паразитического растения, свисавшая с ветки дерева, спокойно обвивалась вокруг Гермионы, даже не делая поползновений выпустить свою усыпляющую пыльцу.

   - Детеныши, живущие со Старшими, хватит уже играться моим домом, - раздалось шипение "лиственной тени" с ветки.

   - Детеныш, жизнь, старший, дом? Что ты хочешь этим сказать? - спросила Гермиона.

   - Бывает, шепчут ветви. Но иногда звучит голос тех, кто там живет, - ответил Гарри, уже не отрываясь от книги.

   - А понятнее? Для человека, а не для сидхе.

   - Голову подними.

   Гермиона последовала совету и от неожиданности отшатнулась и "отпустила" лозу, тут же потянувшуюся вверх.

   - Так, - произнесла девочка, успокоившись. - Я всего лишь поняла слова змеи. Впрочем, ты обещал мне уровень магии как у чистокровного змееуста. Признаться, я ожидала чего-то подобного, но не думала, что так скоро.

   - Я же не раз говорил, что магия меняет мага. Здесь много василисков, так что процесс идет довольно быстро. Впрочем, не обольщайся, пока ты от силы половину фразы поняла, да и сама ничего сказать не сможешь. Ладно, предлагаю выполнить просьбу змеи и заняться чем-нибудь другим. Смотри!

   С этими словами Гарри опустился на одно колено, оперся ладонями о землю и, как и в теплицах Хогвартса, закрыл глаза и замер без движения. Через несколько минут кусты, лицом к которым замер равенкловец, резко зашевелились и раздались в стороны. Из-под земли взметнулись девять крупных корней и образовали импровизированную клетку. Конечно, пролезть между корней могло любое достаточно маленькое существо, но уже через несколько мгновений кусты резко колыхнулись назад и прижались к корням, делая клетку достаточно надежной. Впрочем, это не сильно помогло - зеленые глаза размером с яблоко, уставившиеся на детей из клетки почти сразу исчезли.

2
{"b":"258678","o":1}