ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Домовиков не удерживает, - прокомментировал Гарри. - Но на охоте очень полезно.

   - Это был домовик? Но почему он за нами следил? И кому он служит?

   - Уже не рвешься их освобождать? А насчет того, кому он служит, то я не умею определять принадлежность домовика по отголоску источника.

   - Отголоску источника?

   - Ты уже читала о домовиках, - ушел от ответа Гарри.

   - Так, я все-таки равенкловка, так что буду рассуждать последовательно и припомнив все факты.

   - Начни с истории, - посоветовал юный сидхе.

   - Домовики получились полтора тысячелетия назад, когда гоблины призвали каких-то мелких стайных существ из-за грани...

   - Точнее, из Пределов Лета.

   - Спасибо за уточнение, - ответила Гермиона. - Было это в двенадцатом веке. Им придали гоблинообразную форму и пытались придать разум, образцом для которого служили сами гоблины. Судя по всему, гоблины хотели получить солдат для чего-то, а уж с ритуальной магией проблем у гоблинов никогда не было. Примерно посреди придания разума кто-то из домовиков сбежал, и вся мелкая тогда стая понеслась за ним. В общем, проникнувшиеся общностью с гоблинами домовики начали творить добро и справедливость в адрес гоблинов и зло в адрес всех остальных. А также наращивать сою численность. По разрушительным последствиям то, что считали добром их хаотичные мозги, не сильно отличалось от зла в их же понимании. Учитывая неограниченную способность к перемещению в пространстве, судя по всему аналогичную умению сидхе, страдали от домовиков все, хотя в основном они бушевали в Европе, как в последнем центре магии. В общем, мелкая вертлявая разрушительная пакость.

   - А теперь припомни, как же их обуздали, - помог наводящим вопросом Гарри.

   - С тенью гоблинского разума они получили и другие качества. В частности, в отличие от исходного материала, из которого они получились, домовики были уязвимы перед очарованием вейл. Возможно, это послужило основной причиной того, что вейлы так легко вписались в тогдашний магический мир. А не попавшая под очарование крупная группа нарвалась на Лунный Совет. Против огромной стаи оборотней им разрушительность и вертлявость не помогли. К сожалению, даже очарованных домовиков убить было непросто. На несколько месяцев все успокоилось. Но вейлы были малочисленны, и водить за собой десяток домовиков каждой было довольно затруднительно и очень изматывающее, все-таки это магия крови. В общем, через некоторое время вейлы стали говорить, что долго домовиков не удержать. Тогда прародительницы вейл вместе с группой магов придумали какой-то великий ритуал и сумели убрать у домовиков способность черпать магию из окружающего пространства. Потом какому-то магу пришла в голову идея придать умирающему от магического истощения домовику чуть больше разумности, взяв за образец своего слугу и дать доступ к источнику родового поместья. С тех пор и повелось - домовики служат магам и имеют доступ к магии родового источника.

   - И какова тогда магия домовика, если вся она отнюдь не нейтральна и исходит от родового источника?

   - Близка к магии источника, разумеется...Ой! Поняла! У домовиков нет своей магии, и это значит, что они не приспосабливают магию источника, а только проводят через себя в неизменном виде.

   Гарри на это только кивнул. А затем принялся мягко направлять Гермиону в её попытках договориться с корнями деревьев. Вскоре после полудня Гермиона уже достаточно овладела умением создавать клетку, чтобы спокойно охотиться из засады. Но в случае, когда надо действовать быстро, шансов у неё не было. Вернувшись к гнезду и пообедав мясом, равенкловцы направились "лесными тропами" к старому поместью Слизеринов.

   - Мне кажется, или пролом действительно стал уже? - спросила Гермиона, когда они перепрыгивали дыру в лестнице на второй этаж.

   - Я точно знаю, что дома у сидхе живые и взаимодействуют с членами Дома. Что касается поместий волшебников, то я соответствующими знаниями не обладаю. Впрочем, можно поискать сейчас в библиотеке.

   Равенкловцы с удовольствием поискали в библиотеке. Книг, посвященных соответствующей тематике не нашлось. Будущие второкурсники не отчаялись и принялись за книги по теории магии. Вечером, усталые и голодные, они прекрати поиск.

   - Подведем итоги: никаких упоминаний об интересующем нас явлении, кроме фразы о том, что источники меняются в зависимости от живущей на них семьи волшебников, а дома меняются в соответствии с источником, найдено не было, - сказал Гарри.

   - Да, судя по всему в родовой библиотеке Слизеринов нет никаких книг по нужной теме.

   На это Гарри улыбнулся.

   - А это не родовая библиотека Слизеринов. У рода есть еще минимум одно такое поместье и, конечно, родовой замок, подробнее надо узнавать у гоблинов. Это поместье примечательно только тем, что тут почти все свое время проводила дочь Салазара. Если ты не обратила внимание, то заполнены менее трети полок. Просто, когда Саласия выходила замуж и покидала поместье навсегда, она тут оставила только общеупотребительные по тем временам книги да вторые экземпляры книг на серпентарго, которые все равно никто кроме змееустов прочесть не сумеет. А библиотека в основном была посвящена целительству, все книги по которому забрали. Так что придется поискать еще где-нибудь, до родовой библиотеки добраться будет пока проблематично.

   Выйдя из дома, равенкловцы снова ступили на "лесные тропы". В этот раз путь прокладывала Гермиона, а Гарри следовал за ней и предостерегал от ошибок, когда она случайно направляла тропу в Темнолесье - сам Гарри предпочитал довольно кружной путь до того места, где можно было пересечь Темнолесье всего с одной остановкой. В конце концов, Гермиона вывела их к этому "мосту". И следующий же шаг привел их в довольно неприятную ситуацию.

   Четыре метра роста, непередаваемая вонь и тусклая серая кожа, точная копия того тролля, который вломился в Хогвартс в Самайн. И все это в двух экземплярах. Было похоже, что тролли собирались драться между собой, но приход равенкловцев нарушил их планы. Головы обоих несостоявшихся драчунов медленно повернулись в сторону незваных гостей.

   Гермиона на мгновение застыла на месте, ей даже в голову не пришло достать палочку. А затем она стала мелкими шагами отступать назад, не отводя взгляд от чудовищ. Казалось, что только осознание того, что она находится в Темнолесье, а тролли там далеко не самые опасные существа, удерживало девочку от панического бегства. Через несколько шагов Гермиона споткнулась о корень дерева и упала. Девочка прижалась спиной к стволу, будто стараясь скрыться в нем, и поджала ноги. Судя по всему, приобретенный после событий первого курса ужас перед троллями был сильнее остатков гриффиндорской храбрости, которые у девочки ещё оставались.

   Гарри напротив, оставался абсолютно спокоен. Посох исчез из-за его спины, чтобы появиться в правой руке. Из глаз змеиной фигуры на посохе вырвался изумрудный луч, ударивший в ладонь сидхе. Снова он зажигал Пламя Небытия. Один из троллей приблизился почти вплотную к мальчику и начал поднимать дубину для удара. Ужас заставил Гермиону потерять сознание, но Гарри уже начал действовать. Изумрудное сияние коснулось ближайшего тролля, а следом его соперника. Тролли уронили дубины, покачнулись и рухнули наземь, заставив Гарри резко отскочить назад, в стремлении увернуться от одной из падающих туш. Что впрочем, не составила труда для мальчика, впитавшего скорость реакции василисков вместе с их магией.

   Гарри поднял бессознательную девочку на руки и шагнул на "лесные тропы". Оставшийся на поляне Салазар Слизерин удовлетворенно улыбнулся - потомок справился сам. Пришлось только вытащить из земли один корень, чтобы девочка с гарантией не сорвалась и не убежала в лес. Вскоре после ухода потомка Салазар отправился следом за ним. Через некоторое время Гарри вернулся домой, а Салазар, проследив юного сидхе до безопасного места, отправился в Пределы Лета. Впрочем, он был не единственным наблюдателем. Оставив Гермиону, которая так и не пришла в себя в кольцах Ашшимисс, Гарри отошел от гнезда на небольшое расстояние. В конце концов, решил Гарри, можно и ягод для Гермионы подыскать, тем более что некоторые уже созрели. Гарри искренне считал, что это поможет прийти в норму, ведь он еще помнил Дадли, который заедал сладким любое потрясение. Хотя эти воспоминания нельзя было назвать приятными, а Гермиона по поведению ничуть не походила на шестилетнего Дурсля младшего, других существенных источников знания о поведении детей у него не было.

3
{"b":"258678","o":1}