ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В своем воображении он стал рисовать будущее планеты. Ему представилась серия маленьких изолированных духовных коммун, в которых смиренные люди посвящают свою жизнь богослужению и раздумьям. Для создания этих коммун придется опустошить города и деревни, прогнать с ферм крестьян. Согласно последним докладам его подчиненных, эти действия вызовут большое недовольство со стороны местного населения, особенно фермеров и ремесленников. «Кто будет возделывать землю? причитали они. – Кто будет мешать раствор и строить дома?»

«Такому меркантильному, небожественному образу мысли нужно положить конец», – подумал Матиас. Нельзя позволить узколобым, темным людям встать на пути к достижению великой цели – славному и светлому будущему. Матиас бегло набросал приказ компаньонам: «Расчистить деревни». То, чего не добиться убеждением, он возьмет силой. К своему приказу Пророк добавил следующий пункт: «Сжечь дотла дома; разрушить фермы». После этого крестьянам просто некуда будет деться.

Матиас был очень доволен своим успехом по части привлечения все большего числа наемников на сторону компаньонов. Конечно, он приписывал эту заслугу лично себе, своему авторитету. Суд был назначен Пророком на следующий день. Для того, чтобы заседание суда прошло успешно, покаялось уже достаточное количество наемников. После того, как каждого из них признают виновным, Матиас с радостью отдаст команду казнить их. Приведение приговора в исполнение будет публичным. За этим торжественным событием последует великий всенародный праздник. Матиас уже огласил свой указ, согласно которому некоторые ограничения, возведенные Таламейном в правила поведения для всех и каждого, будут сняты на время фестиваля. «Как мудрый Пророк, я понимаю, – нахваливал он самого себя, – что мои подданные – всего лишь несовершенные живые существа, со всеми присущими им слабостями и недостатками».

Матиас черкнул несколько заметок относительно планетарной «чистки», которую нужно будет начать сразу же после праздника и провести за один месяц. У него возникли некоторые интересные соображения по этому поводу. Например, насчет порки кнутами... И самоистязание добровольное, конечно.

Глава 64

Ффиллипс стояла перед своими людьми, одетыми в грязные изодранные лохмотья, напряженно следя за происходящим. Заключенных выволокли на центральный тюремный двор. Ффиллипс, обладавшая обостренным восприятием, чувствовала, что на них наведены скрытые камеры трансляция такого знаменательного события пойдет по всей планете. Вокруг двора были расставлены ряды белых паукообразных стульев, заполненных компаньонами. На некотором удалении от них, ближе к центру, сидели десять судей, отобранных Матиасом из числа офицеров Главного корпуса.

В стороне, на небольшом ониксовом троне, восседал сам Пророк. На нем была обычная красная униформа, украшенная всего двумя маленькими золотыми медалями и золотым факелом – символом Санктуса.

Доказательством вины заключенных, в основном, служили унизительные признания, выбитые силой из мужчин и женщин, не сумевших выдержать пыток. Судьи вынесли обвинительный приговор, который вскоре надлежало привести в исполнение.

Ффиллипс знала, что она уже не жилец на этом свете. Матиас поднял руку, призывая к тишине. Компаньоны мгновенно замолчали. Пророк слегка подался вперед на своем троне. Лицо его выражало полное спокойствие, почти безмятежность и доброту.

– Хочешь ли ты сказать что-нибудь в свое оправдание? – спросил он Ффиллипс. – Ради справедливости мы готовы предоставить тебе слово.

Ффиллипс смерила судей холодным взглядом.

– Я ее здесь не вижу, – ответила она.

– Кого? – спросил Матиас.

– Справедливость. Как солдат солдата я прошу тебя поскорее закончить этот фарс. Мои люди и я ждем твоего приговора.

До того, как Матиас успел махнуть рукой, Ффиллипс воскликнула:

– Подразделение, смир-рно!

И ее печальные измученные люди вдруг снова почувствовали себя солдатами – выпрямились, сбросили с плеч усталость и страх. Приободрились даже покалеченные пытками.

Некоторые из них с трудом стояли на ногах, их приходилось поддерживать. Наемники презрительно улыбались, обнажая сломанные зубы.

Матиас застыл в нерешительности, но вскоре спросил у судей:

– Каков вердикт?

Десять сидевших в ряд офицеров один за другим произнесли роковое слово:

– Виновны... Виновны... Виновны... Судьба солдат была решена. Матиас встал и поклонился судьям.

– Мне больно слышать такой приговор. Но виновность этих заблудших душ была очевидна еще до суда. Как вы знаете, я испытывал к ним жалость и потому дал шанс оправдаться.

– Еще бы, никто не сомневается, – Ффиллипс произнесла эти слова намеренно громко, чтобы микрофоны уловили их. Матиас не обращал на нее никакого внимания.

– Однако, – сказал Пророк, – я должен склониться перед судейской мудростью. Судьям лучше знать о намерениях и помыслах Таламейна. Покорно присоединяюсь к их мнению.

Спасибо за совет, духовный отец наш. Матиас повернулся лицом к Ффиллипс и ее людям.

– С великим прискорбием должен объявить... Ффиллипс отдала приказ:

– Подразделение, равнение напра-во!

Все, как один, солдаты выполнили команду. Гордые мужчины и женщины готовы были принять смерть с высоко поднятой головой. Матиас не мог допустить, чтобы люди видели, с каким достоинством и бесстрашием наемники встречают приговор, и приказал охранникам обступить их. Охранники стали угрожающе размахивать оружием, выкрикивая грубые ругательства.

Матиас заорал:

– Все вы приговариваетесь к смерти! Через пять дней вас казнят. До того, как люди Санктуса и... Ффиллипс оборвала его напыщенную речь:

– Вперед... шагом... марш!

Солдаты строем пошли по тюремному двору, чтобы вернуться в свою темницу.

– Таламейн... – срывающимся голосом выкрикнул Матиас.

Всем своим видом Ффиллипс выказывала полнейшее к нему презрение. Обернувшись, она громко и отчетливо произнесла:

– А пошел ты!..

Окружающие жутко смутились. Когда наемники исчезли за тюремной дверью, Матиас визгливым голосом проинструктировал охрану и стал рассыпаться в жалких, бесполезных объяснениях перед видеокамерами. За такие слова Ффиллипс могли убить на месте. Но умерла бы она красиво.

Глава 65

Гигантские трубы крематория Санктуса день и ночь изрыгали пепел, дым и пламя, поскольку очень состоятельные и жутко нервозные представители правящего класса Волчьего созвездия переполнили их жертвами, дабы умаслить нового Пророка.

Стэн, Бэт и Алекс поступили хитро, направив свою пеструю кибитку в толпу народа, движущуюся к Святому городу. Компаньоны делали безуспешные попытки проводить досмотр пилигримов, вылавливая из толпы первых попавшихся, шаря по их карманам, вытряхивая сумки. Большей части людей удавалось проскочить мимо них, как стаду баранов, огибающему препятствие. Не в силах сдержать хлынувший поток народа, компаньоны сердито озирались по сторонам. Проникнув в ворота, Стэн сразу же отвел свою команду в сторону и беглым взглядом окинул новый Санктус – Санктус Матиаса.

По обеим сторонам улицы Могил по-прежнему стояли. загаженные птицами памятники. Улица разделяла город на две части. Между маленькими домишками, многоэтажными строениями и редкими особняками с остроконечными крышами тянулись узкие переулки и широкие аллеи. Очевидно, столица строилась спонтанно, без всякого архитектурного проекта. Сейчас улицы-змейки, предназначенные только для пешеходов, кишели гостями столицы.

У Стэна похолодела спина, когда он вдруг обратил внимание на то, что крестьяне, ремесленники и торговцы одеты в свои лучшие праздничные цветастые наряды. Стэн также заметил, что в нескольких местах стояли другие повозки бродячих артистов.

Воцарился неописуемый хаос. В том, что у группы отличная маскировка, можно было не сомневаться. Однако давать представления значило терять драгоценное время. Объявлений о казни развешено не было, но, прислушавшись к разговорам празднично разодетых туристов, Стэн понял, что состоится она скоро.

57
{"b":"2587","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отец Рождество и Я
Что делать, если ребенок боится
Маленькая голубая вещица
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Совёнок Матильда, или Три добрых дела
Пилигримы спирали
Ручной Привод
Анонимная страсть
Страсть Черного Палача