ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да так, всякими. Имперские охранники по пьяни многое болтают. Разве вы не из спецотряда Богомолов, действующего по предписаниям самого Императора?

– Эй, недоноски хреновы, чтоб вам пусто было! – услышала Бэт знакомый надтреснутый голос у себя за спиной. – Может, кто из вас отвлечется от пискливых ликований и окажет мне медицинскую помощь? Буду очень признательна, мать вашу за ногу. У меня четыре дырки в груди и капиталовложения за пазухой, которые, кстати, неплохо было бы перепрятать.

Изумлению Бэт не было предела. В следующую секунду она и Ффиллипс бежали в храм за Доком, потому что Ида каким-то чудесным образом воскресла и приняла сидячее положение. Один из тигров подошел к цыганке, громко замурлыкал и стал слизывать кровь с ее шеи.

Глава 75

– Вы должны понять нерешительность членов Совета, – брюзгливо сказал седобородый, вставая с кресла. – Я не отношусь к вам предвзято, полковник... Кажется, так вам угодно себя величать?.. Должно быть, вы знаете, с какими трудностями нам пришлось столкнуться за последние несколько лет... тем из нас, кто не был согласен с ложной трактовкой учения Таламейна.

– Да, – ответил Стэн.

Он стоял перед двадцатью тщательно отобранными теологами Таламейна, избранными из числа остальных за преклонный возраст, опыт, честность и многоречивость. Они собрались в известном тронном зале храма. После гибели Матиаса здесь все оставалось без изменений, за исключением того, что знамя с изображением меча и сложенных над ним в молитве рук, исчезло. Неизменные факелы-близнецы по – прежнему горели по обеим сторонам карты.

– Эти вопросы должны быть изучены, – продолжал старик. – Все нужно как следует взвесить и обсудить. Естественно, никто не сомневается в том, что Таламейн действительно явился... – Старейшины прошептали «Сикбет». – ...и все же нас озадачивает сама постановка многих вопросов. Мы не хотим идти на риск и подвергать новой опасности вероучение Таламейна. Легче всего рубить с плеча, но мы не имеем морального права так поступать.

На обсуждение уйдет длительное время. Что за этот период произойдет с вероисповеданием планеты?

В этом зале собрались старейшины, немногословные и мудрые мужи. Но мы должны понять, что за стенами храма находятся другие люди, множество простых людей, нуждающихся в духовном наставлении. Думаю, коллеги согласятся с моим мнением, заключающимся в следующем: мы не считаем себя способными справиться в этой задачей. Беру на себя смелость выразить общее желание относительно того, что, возможно, вы...

– Нет, – сказал Стэн. – Я простой солдат, гражданин Вселенной. Я иду своей дорогой. Такова моя судьба. Но в одном вы правы, – продолжил Стэн после минутной паузы, во время которой спросил себя: «Какого дракха я рассыпаюсь во всех этих объяснениях и сюсюкаюсь с ними? Наверное, это влияние слишком длительного пребывания среди церковников, лицемеров и всякого рода титулованных особ», – люди Таламейна действительно нуждаются в помощи и защите. Я приготовил вам подарок.

Стэн повернулся лицом к двум посторонним, сидящим в зале.

– Этот человек будет следить за тем, чтобы ваше правительство было честным и справедливым, а люди – свободными.

Ффиллипс привстала и улыбнулась.

– А этот представитель других миров будет вести дела торговли, коммерции и самое главное – установит добрососедские отношения с существами, живущими за пределами Волчьего созвездия.

Ото хмыкнул и улыбнулся. Стэн поднял вверх медальон, подаренный ему Теодомиром несколько месяцев назад, когда он представил его к званию «воина Таламейна».

– Как я уже сказал, я – простой солдат. Но может быть, когда меня наградили знаком носителя Огня, мне вручили подарок, ставший символическим по отношению к событиям, произошедшим в будущем?

Мне совершенно ясны две вещи. Во-первых, незнакомцы-путешественники, искатели приключений, живущие в других мирах, должны посещать Волчье созвездие. Я считаю, что ваша задача заключается в оказании им содействия. Вы должны им доказать, что вера Таламейна несет народам мир.

Во-вторых, Матиас, как все знают, проводил политику насилия и жестокости. Но я почему-то чувствую, что в последние минуты жизни он понял свою ошибку и раскаялся. Судя по его последней речи с балкона, он действительно стал тем, кем всегда хотел быть – перевоплощенным Таламейном.

Стэн опустил голову, секунд пять помолчал и направился к выходу.

Больше всего на свете он нуждался сейчас в шутках Алекса, в Бэт и литрах пяти какого-нибудь крепкого алкогольного напитка. От всей этой тягомотины и душеспасительных речей у Стэна пересохло в горле.

Глава 76

– Нет, Махони, – промурлыкал Вечный Император, – не испытываю ни малейшего желания читать подробный отчет. Я хочу высказать свои соображения по поводу того, что ты мне только что рассказал.

– Да, сир, – сказал ровным голосом Махони.

– Слушай внимательно и не перебивай меня, пожалуйста, полковник.

– Разумеется, сир.

– Твой отряд Богомолов и этот молодой лейтенант... э-э, как его...

– Стэн, сир.

– Правильно, Стэн. Ему с горсткой наемников удалось свергнуть религиозную диктатуру, убедить фанатиков разойтись по домам и заняться хозяйственными делами, а так же организовать беспрепятственное прохождение моих добытчиков через Волчье созвездие.

– Да, сир.

– Я ничего не упустил?

– Нет, сир.

– Замечательно, – продолжал Император. – Присвойте ему звание капитана и дайте пару медалей. Это приказ.

– Слушаюсь, сир.

– А теперь давай-ка рассмотрим, как он разобрался со всей этой государственной путаницей. Военную и политическую власть всего вонючего Волчьего созвездия он передал в руки наемницы. Верно?

– Так точно, сир.

– Женщине, которая, как выяснилось, дезертировала из Гвардии, потому что должна была предстать перед трибуналом после того, как сперла целый дивизионный склад с оружием и боеприпасами. Некто сержант Ффиллипс, если мне не изменяет память.

– Так точно. Ваше Величество.

– Прекрасно. Поехали дальше. Дипломатия, межзвездные связи и торговля были вручены чужаку, если не ошибаюсь?

– Да, сир.

– Чужаку, похожему на неандертальца. Не делай удивленное лицо, Махони. Книжки надо читать, а еще лучше – сходи в Имперский музей и полюбуйся на ископаемое. Имя существа, происходящего из потомственного пиратского рода, кажется. Ото?

– Да, сир.

– Я хочу поджарить этого Стэна на медленном огне, – низким монотонным голосом сказал Император. – Разжаловать мерзавца немедленно. Я ведь, по-моему, произвел его в чин капитана?

– Да, сир.

– Я так же приказываю налить мне выпить.

– Простите, сир, – Махони подошел к буфету.

– Да не эту бутылку! Фляжку «Эрленмейер». Сто градусов. И открой два пива – на закусь. Так и спиться недолго, думая-гадая, как наказать одного из моих офицеров.

Беседа начинала забавлять Махони, но он подавил в себе желание улыбнуться, наполняя рюмки и открывая банки с пивом.

– Стэн... Стэн... Где я мог раньше слышать это имя?

– Он убил барона Торесена, сэр. Нарушил приказ. Помните стычку на Вулкане?

– И я не отправил его тогда в штрафной батальон?

– Нет, сир, вы дали ему лейтенанта. Вечный Император пропустил рюмку, поморщился, запил пивом и вставил дискету с докладом в компьютер.

– В голове этого Стэна возникают интересные идеи, – задумчиво произнес Император, потягивая пиво. – Это ж надо – скинуть тирана и создать церковный совет старейшин для разборки! В каком году было последнее заседание кафедрального собора? В тысячном?

– Больше того, сир, – Махони икал, никак не придя в себя после выпитой рюмки, – он сказал, что выбрал самых многоречивых теологов.

Император выключил компьютер, встал, схватил фляжку и снова наполнил рюмки.

– Отряд Богомолов... Зачем я только терплю людей, которые делают то, что я хочу, методами, которые мне совершенно не нравятся?

64
{"b":"2587","o":1}