ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За поворотом дороги стояла машина – длинный седан. Она стояла на обочине, ветка дерева задевала ее крышу. Фокс медленно подъехал к ней и остановился позади, выключив фары. Приказав Дэну оставаться на месте, он выбрался из машины. От седана отделилась фигура человека и двинулась ему навстречу через темноту, почти кромешную здесь, в лесу.

– Кто вы? – спросил незнакомец.

– Текумсе Фокс.

– Я Кестер. Кто у вас в машине?

Вместо ответа, Фокс сделал еще несколько шагов, нашел ручку задней дверцы седана, распахнул ее и, направив внутрь луч фонаря, осветил чье-то лицо.

– Добрый вечер, мистер Ридли Торп! – сердечно приветствовал он сидевшего в машине мужчину.

Глава 5

Рот на освещенном лице открылся и выкрикнул команду:

– Выключите свет!

Фокс опустил руку, направляя свет на переднее сиденье, и увидел темное лицо с черными навыкате глазами. Загасив фонарик, он удовлетворенно заметил:

– И Люк Уир тут. Прекрасный улов – три рыбки на один крючок.

Забравшись внутрь, он плюхнулся на сиденье. Оставшийся снаружи человек невнятно вскрикнул и хотел последовать за ним, но Фокс резко захлопнул дверцу.

– Вы можете поговорить через окно, мистер Кестер.

Предпочитаю, чтобы было просторно, хоть и нет необходимости доставать оружие… Кстати, для вас имеется прекрасный собеседник в моей машине.

– Кто он?

– Человек, который работает на меня, Дэн Пейви…

Итак, наша встреча состоялась. Представьте только, что бы мог сказать Дик Барри!

Ридли Торп недовольно хмыкнул.

– Дик Барри знает?

– Нет.

– Кто еще знает кроме вас?

– Никто. Но не стройте глупых предположений. Я ношу с собой оружие просто в силу привычки. Там сзади сидит Дэн, и если вы попробуете выкинуть какой-нибудь фокус…

– У нас нет ни малейшего намерения выкидывать фокусы. Как вы узнали?

– Я ничего не узнавал. Я сыграл на вероятность. – Глаза Фокса уже привыкли к темноте, и он стал различать руки и лица. – Вы знакомы с Эндрю Грантом?

– Нет. Но читал в газетах.

– Несомненно. Грант сказал, что заглянул в окно бунгало в одиннадцать часов десять минут и увидел, что вы курите сигару и слушаете по радио программу джазовой музыки. Сын ваш утверждает, что это невозможно. Наиболее очевидное объяснение – Грант лжет, но у меня были причины его отклонить. Я стал искать другие объяснения, и лучшим среди них мне показалось такое: тот человек, которого видел Грант, не был Ридли Торпом. Впрочем, такая версия тоже вызывала трудности. Сын, например, опознал ваш труп. Но все равно это объяснение пришлось мне по вкусу, и я отправился на рыбалку, вооружившись им. Я бы назвал это…

– А по-моему, – разочарованно проговорил Кестер в окошко, – это не что иное, как блеф.

– Спокойно, Вон, – послышался голос хозяина. – Мы не можем рисковать.

– Правильно, мистер Торп, – согласился Фокс. – Если бы я не получил от вас весточку завтра до полудня, фактически уже сегодня ваш дантист прибыл бы в Уайт-Плейнс, чтобы осмотреть зубы убитого, и через две минуты…

– Да. Именно так. Конечно. И что же вы… Что вы намерены…

– Я собираюсь проинформировать полицию. Я вынужден это сделать, чтобы снять подозрения с Эндрю Гранта. Ведь главное, на чем основываются подозрения, это, по их мнению, ложь насчет радиопрограммы.

– Вы расскажете полиции о нашем звонке… и об этой встрече с вами?

– Естественно.

– Почему вы добиваетесь оправдания Гранта?

– Я на него работаю. Не знаю, известно ли вам, что я частный детектив…

– О да, да, конечно. Наслышан о вас. – Голос Торпа словно смазали елеем. – И о вашей частной жизни тоже слышал – о щедрости и гостеприимстве, которыми пользуются в вашем доме всякие горемыки… да, конечно… в этом мы с вами, видимо, несколько схожи… правда, моя благотворительность не имеет такого привлекательного личностного отпечатка, как ваша. И, кстати, какое совпадение: только на прошлой неделе я внес свое ежегодное пожертвование Обществу сохранения культуры американских индейцев… Я слышал, что в вас есть индейская кровь. Конечно, ведь ваше имя…

– Нет, это неверно, – коротко бросил Фокс. – Моего старшего брата зовут Уильям Мак-Кинди Фокс. Мое полное имя – Уильям Текумсе Шерман Фокс. И я давно уже вырос из коротких штанишек, мистер Торп, и способен понять, что вы умелый, расчетливый и безжалостный делец. Если по вашим щекам заструятся слезы, я не полезу в карман за носовым платком. Если же вернуться к разговору о том, что я собираюсь рассказать полиции о нашей встрече…

– Вы не сделаете этого, – проговорил Торп. Елей испарился из его голоса.

– Я все же попытаюсь.

– Говорю вам, не сделаете. Должен признать, вы меня поймали на удочку. Ваше молчание будет стоить пятьдесят тысяч долларов. Наличными.

Вмешался Кестер:

– Нам необходимо подтверждение…

– Об этом не может быть и речи, – ощетинился Фокс. – Это дело не пройдет.

– Сколько вы хотите?

– Миллиард. Больше, чем у вас есть. Не будем об этом говорить.

– Но тогда почему… зачем вы вообще сюда явились?

– Убедиться… Эй, Кестер, аккуратнее с руками. Зачем полезли в карман? За оружием, которым застрелили человека в бунгало Торпа? Не пытайтесь…

– Вздор, – сказал Кестер. – Шеф, он теперь прицепится к вам на всю жизнь. Нам не следовало…

– Спокойно, – проговорил Торп с раздражением. – Есть ли какой-то иной выход? Мистер Фокс, вы утверждаете, что явились сюда вовсе не с целью шантажа?

– Верно. Благодарю вас.

– Вы не требуете денег и не имели такого намерения с самого начала?

– Совершенно верно.

– Тогда какого черта… – быстро заговорил Кестер.

– Спокойно, Вон… Я оставлю в силе свое предложение насчет пятидесяти тысяч долларов, но получите вы их, если поработаете на меня. Пять тысяч авансом, остальные после успешного завершения дела. Теперь вы от них не откажетесь?

– Конечно нет. Все зависит лишь от того, что за работа.

– Я сейчас объясню. Скоро взойдет солнце, а дневной свет для нас опасен. Человек, которого убили прошлой ночью, то есть в воскресенье вечером…

– Шеф, не надо! Вы раскрываете…

– Вон, сядь на переднее сиденье рядом с Люком и успокойся. Что нам удалось сделать за двадцать четыре часа? Ничего. Человека, убитого в моем бунгало, звали Кори Арнольд. Он был моим двойником.

Фокс хмыкнул.

– Так у вас был двойник?

– Да. Три года назад возникла угроза, что некоторые стороны моей жизни, которые я предпочитал сохранять в тайне, могут выйти наружу. Они не имеют никакого отношения к какой-либо незаконной деятельности, просто по личным мотивам я не хотел, чтобы о них узнали.

Как-то раз я увидел в журнале фотографии двойников различных знаменитостей, и это навело меня на мысль.

Истратив много времени и сил из-за того, что нужно было действовать с большой осторожностью, я нашел человека, который был практически моим близнецом.

Находились и другие, похожие на меня, но мне необходимы были еще некоторые качества в них кроме сходства, например надежность; и этот, по всей видимости, удовлетворял моим требованиям. Тогда у меня уже было и то отдаленное бунгало. И я устроил так, чтобы Арнольд, изображая меня, уезжал туда вместе с моим камердинером на уик-энд. Видите, я все продумал до мелочей. Для меня было огромным неудобством оставаться без Люка, но он всегда прежде ездил со мной в бунгало, поэтому нужно было, чтобы он продолжал ездить с Арнольдом.

– Пока вы занимались какими-то своими делами в другом месте?

– Да. Предпринимались попытки… впрочем, это не имеет отношения к разговору. Итак, казалось, нет ни малейшего основания опасаться разоблачения. Арнольду хорошо платили, и на него вполне можно было положиться. Люк всегда оставался с ним. Никого, кроме Кестера, туда не допускали – никогда. Во время уикэндов в бунгало я даже отказывался говорить по телефону; вся связь, если она оказывалась неотложной, шла через Кестера. Казалось, никаких шансов на то, чтобы раскрыть это дело, нет. И вот на тебе! Первые страницы всех газет в Америке сообщают о том, что я убит!

11
{"b":"25873","o":1}