ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Никаких.

— Наверху я вам не нужен?

— Нет. И хватит меня отрывать от дела.

Гений. Если у него имелась программа помимо нынешней «разведки наугад», в чем я сильно сомневался, мне нетрудно было докопаться, какая роль отводилась мне.

Я не спеша допил молоко, прошел к нише в холле, сдвинул в сторону панель, закрывавшую треугольное отверстие в стене, которое со стороны кабинета замаскировано картинкой с водопадом. Через это отверстие можно наблюдать из холла за всем происходящим в офисе.

Джон Мерсер, президент «Мерсерз Боббинз», сидел в красном кресле, откинувшись на его спинку, и похлопывал обеими ладонями по подлокотникам. Его седые волосы были очень редкими, но лысина пока не образовалась, вообще он больше походил на отставного морского офицера, а не на фабриканта катушек.

Для двух других посетителей Фриц поставил прямо перед столом Вулфа желтые кожаные кресла. Эти двое разговаривали между собой приглушенными голосами, как это делают находящиеся в приемной у врача пациенты, насколько я сумел разобрать о каком-то не то состоявшемся, не то несостоявшемся телефонном звонке. Филип Хоран был широкоплечим и длинноруким верзилой с вытянутым костлявым лицом и быстрыми карими глазами. Фрэнсис же Кокс была крупной особой, далеко не пушинкой, но не безобразной, про таких обычно говорят «пышечка». Ничто в ее умном, безмятежно спокойном лице не говорило о том, что на протяжении трех последних дней ей здорово потрепали нервы.

Я оставался на посту, мысленно давая каждому из них оценку, пока не раздался скрип лифта; затем подошел к двери офиса, распахнул ее и замер на пороге, пропуская вперед Вулфа. Тот прошел к письменному столу, остановился, поочередно осмотрел всех присутствующих, задержал взгляд на Мерсере и заговорил:

— Вы Джон Мерсер?

— Да.

Это прозвучало хрипло, и Мерсер поспешил откашляться:

— Мисс Фрэнсис Кокс, мистер Хоран. Мы хотели бы…

Вулф жестом руки остановил его:

— С вашего разрешения…

Я прошел к своему столу. Вулф кивнул в мою сторону:

— Мистер Гудвин.

Сам он продолжал стоять.

— Я сомневаюсь в целесообразности вашего приезда, мистер Мерсер. Мисс Вассоз возбудила судебное дело против вас троих, так что все разговоры должны вестись между ее поверенным и вашими. Я детектив, а не адвокат.

Мерсер выпрямился:

— Ваш адвокат сообщил моему, что именно вы посоветовали мисс Вассоз возбудить дело.

— Совершенно верно.

— И что она находится здесь, в вашем доме.

— Да, но вы ее не увидите.

— Не является ли это проявлением произвола?

— Нет, всего лишь вынужденной мерой предосторожности. Она прибегла к закону, чтобы исправить причиненное ей зло. Пусть разговаривают адвокаты.

— Но ее адвокат не желает разговаривать. Он прямиком заявил, что не станет ничего обсуждать, пока вы не продвинетесь с расследованием.

Плечи Вулфа едва заметно приподнялись и тут же опустились.

— Прекрасно. Тогда что же вы здесь делаете? Или вам рекомендовал сюда приехать ваш поверенный?

— Нет. Мы явились сами, чтобы заявить, что расследовать нечего. Вы видели вчерашний выпуск «Газетт»?

— Нет.

— Самая первая страница. Посредине помещены наши портреты, ваш и инспектора Кремера. Сенсация такого рода губительна для респектабельной фирмы. Это возмутительно! Все, что мы сделали, это ответили на вопросы, заданные полицией, расследующей убийство, и мы обязаны были это сделать. Что еще вам расследовать?

— Убийство. Два убийства. Для того, чтобы обосновать иск мисс Вассоз о компенсации за клевету, мне необходимо выяснить, кто убил мистера Эшби и мистера Вассоза. Так что со стороны поверенного мисс Вассоз было весьма разумно отложить объяснение с нами до того момента, когда я справлюсь со своей задачей.

— Но это же нелепо! Кто убил Эшби и Вассоза? Вы это выясните? Полиция уже все окончательно выяснила. Мой поверенный считает, что это всего лишь трюки с целью шантажа, и я склонен с ним согласиться.

Вулф покачал головой:

— Он ошибается. Адвокаты часто ошибаются. Он не знает того, что известно мне. А именно, что полиция не установила личность убийцы. Суть дела такова: лицо, убившее этих двоих людей, почти наверняка виновно в диффамации личности мисс Вассоз, и я намерен разоблачить этого типа… Действия, предпринятые ею, всего лишь первый шаг в целой цепи, и, очевидно, эффективный, ибо вы все собрались здесь: и вы, мистер Мерсер, и мисс Кокс, и мистер Хоран. И весьма вероятно, что как раз один из вас — искомый преступник.

Мерсер рявкнул:

— Один из нас?

— Да, сэр. Такова моя рабочая гипотеза, основанная на достоверном предположении. Вы можете отвергнуть ее с презрением и уйти… Или же остаться и обсудить вместе со мной.

— Ах так?

— Да, как вам угодно.

— Вы шутите. Я не верю, что вы говорите серьезно.

— Напрасно не верите, я не шучу. Именно это я и намереваюсь расследовать. И единственный способ остановить меня — это убедить, что я ошибаюсь.

— Безусловно, ошибаетесь.

— Убедите меня.

Мерсер взглянул на Филипа Хорана и Фрэнсис Кокс. Те в свою очередь переглянулись. Мисс Кокс громко произнесла.

— Это шантаж.

Хоран вздохнул:

— Нам следовало пригласить с собой адвоката.

— Но он не поехал бы.

Мерсер посмотрел на Вулфа.

— Каким образом мне удастся вас убедить?

Вулф кивнул.

— Правомерный вопрос.

Он сел, выдвинув вперед кресло:

— Предположительно, сумеете. И быстро. Как я считаю, имеется один единственный способ добраться до истины… Мистер Хоран, мистер Вассоз когда-либо чистил вам ботинки?

Раздался дверной звонок, Я поднялся, обошел сзади желтые кресла, вышел в холл и включил наружный свет на крыльце. Разумеется, там стоял инспектор Кремер, почти прижимаясь носом к стеклу. Судя по выражению его круглой физиономии, он не явился преподнести нам миллион долларов.

19
{"b":"25877","o":1}