ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На столе не было видно куска полированного дерева, упомянутого в газетах, наверное он оставался в полицейской лаборатории. Я прошел через дверь, которой только что воспользовался Буш, в приемную, мисс Кокс шла за мной по пятам. Передо мной оказалась дверь во внешний холл с надписью «Мерсерз Боббинз». Вправо от нее выстроились стулья для посетителей, левая стена была занята полками, на которых демонстрировалась продукция фирмы Мерсера. Почти в самом углу справа находился письменный стол и распределительный щит. На ближайшем к двери стуле сидел неподвижно Эндрю Буш, положив руки на колени.

При виде меня он оживился:

— Я член правления данной корпорации, я здесь свой, вы — нет.

Поскольку против такого заявления я не мог возразить, я предпочел повернуться к мисс Кокс:

— Это ваш стол?

— Да.

— Где комнаты Мерсера и Буша?

Она показала, я пошел посмотреть.

Дело обстояло таким образом: когда ты входил в приемную из внешнего холла, стол и телефонный пульт находились от тебя в дальнем левом углу, а в дальнем правом виднелась дверь во внутренний холл. Пройдя через эту дверь, если бы поворачивал налево, ты проходил по короткому отрезку холла с одной только дверью кабинета Эшби с левой стороны; если же ты шел прямо, перед тобой был более длинный участок холла, в конце которого ты сперва миновал дверь Мерсера с левой стороны, затем дверь Буша с правой.

Таким образом, как и говорила мисс Кокс, со своего места ей не было видно ни одну из этих дверей.

Другая привычка, которая непременно вырабатывается у каждого детектива, это заглянуть во все ящики, шкафы и кладовки на том основании, что иной раз тебе удается обнаружить нечто такое, о чем ты даже и не помышлял. Я бы обязательно пересмотрел все бумаги в кабинете Эшби, Мерсера да и Буша, если бы за мной следом не таскалась мисс Кокс. Я ограничился тем, что начертил примерный план офиса на листке бумаги, который она мне дала по моей просьбе, и сунул его к себе в карман, после чего подошел к стулу, на котором оставил пальто и шляпу.

— Одну минуточку, — сказал Эндрю Буш, поднимаясь с места, — теперь я собираюсь вас обыскать.

— Будь я проклят! Вы?

— Да. Если вы отсюда что-то взяли, я хочу знать, что это такое.

— Молодец!

Я снова швырнул пальто на стул.

— Давайте договоримся. Вы скажете мне, что вы искали в кабинете Эшби, и я разрешу вам беспрепятственно меня обыскать, если только вы обещаете меня не щекотать.

— Сам не знаю. Просто просмотрел его бумаги. Подумал, авось сумею найти что-то такое, что подскажет мне личность убийцы. Я на стороне Эльмы Вассоз, и мне кажется, что вы лжете, будто бы и вы тоже. Иначе бы вы не явились сюда с ней.

Он непочтительно ткнул пальцем в сторону мисс Кокс.

— Она самая настоящая лгунья. Она оклеветала Эльму перед полицией.

— И вы можете это доказать?

— Нет, но я ее знаю.

— Осторожнее, она может привлечь вас к уголовной ответственности за оскорбление… Нашли ли вы что-нибудь полезное в бумагах Эшби?

— Нет.

— Поскольку вы работаете в корпорации, почему вы бросились к выходу, когда услышали наши шаги?

— Потому что я сразу решил, что это она… мисс Кокс. Вот и решил обойти кругом и посмотреть, что она будет делать.

— Ясно… Так вот, вы ошибаетесь в отношении меня и Ниро Вулфа, но зачем об этом толковать, пусть время покажет… Меня обыскать будет проще, если я подниму кверху руки.

И я поднял их к голове.

— Если станете щекотать, сделка не состоится.

Он не оказался таким неловким, как я предполагал, и ничего не оставил без внимания. Даже полистал мою записную книжку. При известной практике из него получился бы неплохой сыщик.

Закончив осмотр, он сказал «олл-райт» и вернулся к своему стулу, я же оделся и двинулся к двери. Мисс Кокс уже стояла у выхода в пальто и шляпе. Очевидно, она решила сама выпроводить меня из здания. Они с Бушем не обменялись ни единым словом после того, как она выкрикнула «Ох, это вы?», да и наша с ней «беседа» ограничилась несколькими самыми необходимыми фразами. Я отворил дверь и вышел следом за ней, в лифте она нажала на кнопку, после чего неожиданно дотронулась кончиками пальцев до моего рукава и проворковала «Я хочу пить» таким голосом, который совершенно не вязался с ее вздернутым подбородком. Это была несомненная атака.

— Имейте совесть, — воскликнул я, — сначала Буш без предупреждения превращается в свирепого бульдога, теперь вы в обольстительную сирену. Я теряюсь.

— Только не вы!

Все тот же кокетливый тон.

— И я не обольстительница. Просто я поняла, что вы собой представляете или каким вы можете быть… в определенных обстоятельствах. Мне стало любопытно, а когда женщине хочется что-то узнать… Я просто сказала, что хочу пить. А вы нет?

Я приподнял двумя пальцами ее упрямый подбородок, заглянул в глаза и сказал:

— Умираю от жажды, дорогуша!

Лифт остановился.

Через час девять минут, сидя за угловым столиком в «Чарльз Грилл», я пришел к выводу, что выбросил на ветер семь долларов из денег Вулфа. «Порыв» мисс Кокс был великолепно разыгран, но излишне краток. Сделав всего пару глотков из первого бокала, она деловито спросила:

— Когда это вы успели «раньше» спросить Энди Буша, почему он здесь? Я не знала, что вы встречались…

Я не возражаю, когда меня пытается перехитрить эксперт, тут уж кто окажется находчивей, но это было возмутительно. Я изображал повесу, утолял ее жажду на деньги Вулфа, поскольку никакие расходы нельзя было отнести на счет клиента, я обхаживал эту нахалку до тех пор, пока теплилась надежда вытянута из нее что-то полезное, затем сунул ее в такси и отправился домой пешком, чтобы наполнить легкие холодным декабрьским воздухом. Ровно в половине одиннадцатого я поднимался по семи ступенькам нашего крыльца. Вулф по моим расчетам должен был находиться в постели.

Но он не спал.

В кабинете раздавались голоса, когда я вешал пальто и шляпу на вешалку. Узнал я и голоса, и стук моей пишущей машинки. Я пересек холл и вошел в кабинет. Вулф восседал за своим столом, Эльма что-то печатала за моим, Сол Пензер занимал красное кресло, а Фред Даркин одно из желтых.

24
{"b":"25877","o":1}