ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Путь его лежал вперед, к гуркскому центру в деревушке Похара. Хосфорд переместил поудобнее тяжелый рюкзак с пачками денег и двинулся дальше. Он знал, чтоувидит с вершины следующего холма: центр, а там уже ждут его старые друзья. Каким-то образом они всегда заранее узнавали о его появлении. Пожалуй, это можно приписать как их острому чутью, так и возрасту. Старейшиной деревни был экс-хавилдар Манкаджири Гурунг, который, если он только не был собственным сыном, был двухсот пятидесяти лет от роду, судя по имперским записям. Их... Но хватит об этом.

Похара неожиданно оказалась звенящим сплавом шума, музыки и молодости. Около тысячи юношей, как подсчитал Хосфорд, стояли навытяжку и слушали выкрики старых людей, отдававших приказания. Это было воинское формирование. И если они опозорят свой клан или капитана Хосфорда, их запечатают в бочки и скатят в верхние воды священного Ганга, чтобы они навсегда исчезли в море.

Перед строем стоял Манкаджири. Он отсалютовал; Хосфорд ответил на приветствие. Хотел подождать с вопросами, но не сдержался.

– Это... новобранцы?

– Какие есть. Дикие альпийские ромашки по сравнению с вашими солдатами, капитан. Однако будут новобранцами, если ваш внимательный глаз их допустит. Медицинские карты ждут вашей проверки.

– Отчего такие перемены?

– Перемены? Нет, ничего не изменилось.

– Но вы говорили, что никогда не будете служить Тайному Совету.

– Так было сказано, так оно и есть. Эти люди будут служить Императору. Он возвращается. Мы нужны ему.

Капитан Хосфорд почувствовал холод, спускающийся вниз по позвоночнику; куда с ним тягаться ледяному ветерку с ближайшей горы!

– Ну, и как долго продлится это ворчанье и скрипенье, когда же наконец закончится Трибунал? – поинтересовался Килгур.

Махони пожал плечами:

– Когда каждый законник получит свой день и когда Тайный Совет найдет ответ на каждый вызов.

– Мне совершенно непонятно, – сумрачно пробурчал Килгур, – что делать после окончания всей этой тягомотины. Сорвали меня с Эдинбурга... Они, наверное, на то и рассчитывали. Нет, это не суд, где правит закон.

– Алекс! Мы ничего не слышим, – сказал Стэн.

– Ты собираешься направить меня на путь истинный во имя чье-то святое? Нет и нет. Все разваливается, и в душе я уверен, что все обрушится и не будет нам уютного местечка среди "Богомолов". Духом продажные, вот мы кто. Мне не подходит мир, где я нужен больше как злодей, чем тот, кто сохраняет и утверждает традицию. – И Алекс чиркнул большим пальцем себе по горлу.

– Ты закончил. Пещерник Килгур? Мы сейчас офицеры, присягнувшие законному суду, – сказал Стэн. – Пока юристы раскидывают и прикидывают, что к чему, нам надо добывать конкретные доказательства, чтобы им было что пережевывать, когда устанут говорить насчет того, был ли уместен запрет на строительство моста Магна Карта.

– Я не закончил. Но затыкаюсь.

Все трое сидели, разглядывая изображения на экране.

– Я прочесал все частым гребнем, – начал Стэн. – Старался прочесть все – ну, по крайней мере, основное, – что появилось в связи с Тайным Советом, начиная с его учреждения и вплоть до Императора. У меня есть еще команда, которая делает то же по отношению к сегодняшним дням; они ищут преступления, возможно, связанные с этим делом. Вот, возьмем два особо кровавых преступления. Первое – убийство Волмера. Почему он был заморожен? Нам известно, что его убрал профессионал по заказу преступного босса, ныне мертвого. Убийца также исчез. Верно?

– Так говорила Хейнз.

– Ты думаешь, она...

– Нет.

Все трое сидели, будто на отдыхе. Это было так знакомо – обычная планерка команды "Богомолов" перед началом операции. Только сегодня дело касалось цареубийства и измены на высшем уровне.

– Может, с ней стоит поговорить еще раз?

– Может.

– Итак, кто-то появляется в Прайм-Уорлде, – Стэн размышлял вслух. – Волмер, один из Тайного Совета, оказывается убитым. Почему? Может быть, выдал кому-то заговор? Или пытался захватить всю власть для себя лично?

– У нас слишком мало информации, чтобы гадать.

– Да. Вводные: непосредственно перед убийством Волмера на Земле прошло совещание Тайного Совета. Единственный случай, когда, насколько я смог определить, они встречались не в столице. По крайней мере, судя по опубликованным в печати сообщениям.

– Надо проверить.

– Визит на Прайм – это второе, – продолжал Стэн. – Я не уверен, что мы извлечем что-нибудь путное из смерти Волмера. Но проверить действительно стоит. – Он вздохнул. – Теперь о более важном. Император погиб от руки сумасшедшего убийцы. Чаппель. Клинический случай. Есть ли вероятность, что он – действительно псих-одиночка? И что Тайный Совет, уже сговорившийся о будущем захвате власти, просто воспользовался возможностью?

– Нет, – тусклым голосом отозвался Махони. – Они действовали слишком быстро. А смышленых среди них нет; кроме, может быть, Кайса.

– Согласен. Я пробежал твои заметки, Ян. Ты проследил всю жизнь Чаппеля день за днем; и вдруг он исчезает за месяц до того, как вновь объявляется, уже с оружием в руках. Это что – твое упущение? Не сумел собрать материал? Пришлось уехать, прежде чем ты закончил работу?

– Нет. Он исчез. Знаю лишь, что его видели в компании – дважды – с парнем, который выглядел богачом... Кажется, следует приобщить к делу алкоголь. Мысль начинает работать.

– Ах, вот оно что... – поймал идею на лету Стэн; он поднялся налить Махони стаканчик, затребованный столь витиевато.

– То, что нужно. Отбросим на время предварительную ерунду. Тогда получаем: Сулламора завершил заговор "мокрым" делом. Погиб при взрыве. – Бульк, бульк. – Кого волнует, был это несчастный случай или нет. Интересно то, что Танз Сулламора слишком хорош для того, чтобы даже встречаться с тем, кто будет нажимать на курок. Так что здесь должен быть посредник. – Махони взглянул на Стэна: – Предполагаемый профиль... Ну-ка, запиши это.

Стэн щелкнул клавишей рекордера.

– Профессиональный разведчик. Установлено – чистая, классическая операция. Найти или создать психопата, нацелить его в нужном направлении и поставить в нужном месте с нужным оружием. Чаппель не имел контактов ни с организацией заговорщиков, ни с кем-либо из высшего эшелона.

– Ну допустим, – сказал Алекс. Оба они со Стэном надели сейчас шапочки Профессиональных Скептиков. Правды нет, одни лишь враки – только при таком подходе можно проникнуть в любого рода интригу.

– Мне этот способ известен давно. Осталось найти агента-посредника. Беда лишь в том, что последние несколько лет я управлял солдатами, а не шпионами вроде вас, клоуны несчастные! – Махони глянул на Стэна и Алекса, затем продолжил: – Короче, ищем профессионала. Сперва я проверил имперские спецчасти: "Меркурий", "Богомолы" – ничего.

– Проверил... А может быть, ты стал сентиментален и защищаешь свои старые родные службы?

– Император был моим другом, – жестко оборвал Махони, – Сотри. Это не для рубрики "Срочно в номер".

– Существует множество профессионалов, никак не связанных с имперскими государственными службами, – заметил Килгур.

– Верно. Но вернемся к нашей проблеме. Небольшой торговый трюк. Вы хотите иметь безопасный дом, уйти, выключить команду из работы или желаете чего-нибудь еще такого же гнусного. Вы не найдете хранилища ценностей в трущобах, если вы любитель или преступник. Находите себе приятное, богатое, если возможно, богемное соседство, где никому нет дела, кто это там пришел и чем он занимается, и где все заняты собственными делами и хвастаются ими.

– Итак, богач-агент объявляется в трущобах. Болтает на ушко Чаппелю всякое, – а тот всегда думал, что он создан для великого. Прячет своего психопата пока что в Прайм-Уорлде, без сомнения, – подытожил Стэн. – Учит его, вооружает... в красивом, безопасном, богатом особняке где-то в богатом, безопасном предместье. Опять тут же, в метрополии.

61
{"b":"2588","o":1}