ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Таков был Хокторн.

Таанские войны изрыгнули новые полчища профессионалов. И неизбежные экономические ограничения мирного времени плюс остроумная политика Тайного Совета превратили их в потенциальных наемников. Адмиралы записывались на должности командного состава кораблей; генералы гвардии рады были командовать батальоном или даже ротой. Старшины безропотно носили пустые погоны рядовых.

Так что Алекс мог выбирать. Что он и делал.

Стэн мечтал о десяти тысячах "офицеров суда", а ожидал заполучить вдвое меньше. Алекс навербовал сотню тысяч. Он мог позволить себе быть щедрым.

Деньги – без проблем. Если Трибунал не сможет инициировать падение Тайного Совета, то уже не важно, сколько денег осталось в кофрах, ибо всем ввязавшимся в это дело придется брать билеты на самый быстрый поезд в самое далекое далеко.

Топливо для боевых кораблей – тоже нет проблем. У Килгура было отбитое топливо из системы Хондзо.

Некоторых он записывал на полное довольствие с гарантией регулярного питания. Другим предлагалось несколько более скудное вознаграждение – просто им на ушко говорили, что когда Тайный Совет кувыркнется, имперские Вооруженные Силы будут реорганизованы. Продажных и бездарных, а также тех, кто запятнал свои руки кровью, выметут. Чистка. Лучшая – сами понимаете, какая – часть военных будет оставлена.

Алекс вышел на трап флагманского корабля Иды и посмотрел на свое войско. Выделялись редкие вкрапления униформы посреди пестрой штатской одежды, которую носило большинство. Лиц – изможденных, голодных – видно не было. Зато было хорошо видно, что шеренги солдат и строй их кораблей чуть позади строги и разделены по формированиям, как регулярная гвардейская часть на смотру.

"Дать им форму, – сказал Алекс самому себе, – дать подходящий лозунг и послать на войну с бумажными пулями. Вот это счастье!"

Как их назвать – килгуровские... киллеры? Дешево. Соколы? Тупо. Орда? Трескуче. Лазутчики Килгура? Нет. Лишь некоторые из них служили в разведке. А, вот! Килгуровские Шотландские Стрелки.

Алекс раздавал приказы и гордо наблюдал, как его армия поднимается на борт кораблей и готовится к отлету.

"Еще немного, и я стану генералом. Как вам это нравится?"

Неожиданно он воочию представил себе судьбу своих солдат. Смерть – медленная или быстрая. Трупы как фундамент реорганизации.

Ослепшие. Увечные. Сошедшие с ума.

Затем – другое видение. Он увидел всех этих солдат в пестрой гражданской одежде. Банкиры, крестьяне, матери-жены, рабочие, туристы – на улицах, заводах, в домах и пивных необозримого государства, которым владеет Пещерный Килгур. Вот только он никак не мог прибрать к рукам планету Эдинбург.

Но – все равно, это гораздо лучше. Лучше, если ответ на твой маленький вопрос будет таким.

Алекс приказал вахтенному офицеру задраить люк и готовиться к взлету.

Никто из поклонявшихся культу Вечного Императора не мог точно объяснить, какони это услышали. Но неожиданно в тысячах и тысячах залов для собраний в тысячах тысяч миров каждый знал.

Им была оказана великая честь.

Один из членов Тайного Совета стал плодородной почвой для произрастания Истинной Веры. Причем не просто правитель, а существо, имеющее репутацию самого интеллигентного и разумного.

Он исчез. Никому не было дано никаких объяснений. Нельзя сказать, чтобы раньше Кайс регулярно мелькал на транслирующихся собраниях Совета; но сейчас он исчез, как будто его и не было никогда.

Они сами нашли объяснение. Очень простое: Всемогущий Кайс увидел Свет и в качестве награды за это был взят, прямо в теле физическом, в Святые Сферы, так же, как Император. Кайс, знали они, не вернется, равно как и остальная пригоршня святых, достигших тех же высот. Но никто из них не был, в конце концов, самим Императором.

Короче, исчезновение верховного г'орби стало событием. Кайса причислили к лику Блаженных.

Еще более важно, что верующие ощутили и что-то еще, а именно: скоро придет время. Император возвращается. Они подготавливали друг друга; к чему – сами толком не сознавали. Они даже не знали, будут ли востребованы их услуги.

Но – и пусть будет так, пусть у каждого из нас появится шанс послужить! – они молились. Они были готовы.

* * *

– Прошу прощения...

Слова прозвучали не как извинение, а как команда. Стэн поднял глаза на библиотекаря. Самый неприятный из всех, кого он когда-либо видел... Не то чтобы библиотекари подразделялись на виды и подвиды, но этот имел какой-то необычный красный загар, который бывает не от сидения в пыльном зале, а от уличного патрулирования. Да и не у всякого библиотекаря такие иссеченные шрамами и мозолистые костяшки пальцев. И ни один библиотекарь не носит башмаков с твердым носком и мягкой подошвой, не говоря уже о специфическом изгибе и потертости ремня, какая бывает от ношения пистолета.

– Да-а? – рассеянно протянул Стэн.

– Вы читаете материалы о Совете, не так ли?

– Ну и?.. Это уже противозаконно? Видимо, с тех пор, как я встал сегодня утром, вышли новые постановления? – процедил Стэн.

На вопрос "библиотекарь" не ответил.

– Ваше удостоверение личности, пожалуйста, – снова прозвучала команда.

Стэн извлек карточку из кармана и дал человеку, нависшему над ним. Удостоверение не на Брауна, а обычная подделка из тех, что он хранил на тайной квартире, указанной Махони. Согласно записи в ней, Стэн был уборщиком, нанятым присматривать за закрытым консульством одного приграничного мира.

– Хе, подметальщик! – Вертухай вернул пропуск. – Любопытствуешь, как там боги живут-могут?

"Боги. Новое определение!"

– Да нет, – отвечал Стэн. – Мой мальчишка хочет знать, как устроен мир. А мне стыдно, что ни фига не разбираюсь. Решил вот почитать немного. Ну, взял отпуск на неделю, появилось время подглядеть в щелочку. Черт, паршиво выглядеть тупицей в глазах собственного сына!

Человек хмыкнул и отошел на свое место в передней части читального зала.

Стэн злобно выругался про себя. Хорошенькое дельце, когда тебя могут прихлопнуть, как таракана, за то, что ходишь в библиотеку и читаешь общедоступные публикации! Замечательное правительство, черт его дери. Радуйся, сын мой, что тебя не существует.

Стэн понял, что Тайный Совет слишком осторожен, чтобы оставить следы в прессе.

Зайдя в магазин, торгующий актерским реквизитом, он купил бутафорский торт – "самый лучший, что у вас есть, пожалуйста". Продавец поглядел на его обезображенное шрамом лицо, поежился и не стал задавать вопросов. Стэн прикинулся смущенным и поведал, что он актер-любитель и хотел бы также купить усы, чтобы наклеить их "по замыслу пьесы". Продавец с сочувственным видом продал притворщику мохнатый муляж.

Теперь шрам был прикрыт усами – Стэн старался не топорщить их, как это делала Рикор, и не хвататься за них поминутно, проверяя, не отклеились ли. С таковым прикрытием он и вернулся в библиотеку.

И порадовался принятым мерам предосторожности, так как сразу засек знакомого "библиотекаря" в штатском.

Прячась за своим недорогим прикрытием, Стэн запустил на компьютере поиск: "Тайный Совет – функции и обязанности", начиная с момента, когда тот поднялся до абсолютной власти, но оставался незапятнанным, и до того времени, который Стэна интересовал.

Пролистывая файл за файлом вереницу пропаганды и вранья, он провел перед экраном почти всю первую половину дня. Затем сменил тему на "Тайный Совет – история (от образования до сегодняшних дней)". Это был, видимо, тот раздел, где запрятан индикатор тревоги.

Стэн прогонял запись за записью, и дело поглядывая в сторону стола впереди, где лицом к читающим сидел библиотекарь. Тот всем своим видом излучал спокойствие и удовлетворенность происходящим.

"История". Гм-м. Не то. Ладно. Что следующее? "Тайный Совет, фото. Весь период существования".

66
{"b":"2588","o":1}