ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как быть с уцелевшими?

– Для их эвакуации выйдут спасательные корабли. Когда-нибудь.

Так битва и проходила. Разрезать строй, переформироваться и снова ударить. Время размазалось. Любой бой отличается от других, и любой бой, по сути, такой же, как остальные. Стэн отдавал приказания с холодной, отчетливой злостью.

Император вернулся. Прекрасно. Теперь со всем этим надо кончать.

В итоге не осталось ни одной боевой единицы, на которую стоило бы тратить заряды. Стэн возвращался к себе, одеревеневший от усталости.

Он посмотрел на хронометр. Корабельные сутки подходили к концу. Стэн включил главный экран в боевой рубке. Индикаторы не показывали и признака жизни того, что еще несколько часов назад было атакующей флотилией. Все на самом деле закончилось.

Сколько труда, чтобы раздавить гнид!.. Теперь – туда, где их рассадник.

Глава 34

Пойндекс заметил, что дерево потеряло половину листвы. Подобно членам Тайного Совета, ожидавших его на верхнем этаже, рубигиноза выглядела съежившейся от новости: Вечный Император вернулся!

Когда Пойндекс увидел их, забившихся в свои кресла, он понял, что слово "съежиться" – определение весьма бледное. Они будто уже слышали погребальные песни.

Они были уже мертвы изнутри.

Мэлприн выглядела постаревшей на сто лет. Ловетт потускнел, превратился в маленькое существо с мятым, как бумажка, личиком. Двойняшки Краа изменились сильнее всех. Та, что всегда ходила, переваливаясь складками жира, будто вмиг похудела и стала мешкообразной тварью с висящей сморщенной кожей. Ранее тощая ее сестра превратилась в надутый розовый шар с готовой лопнуть оболочкой. По их лицам было видно, что они не сомневаются: тот, кто называет себя Вечным Императором, действительно и есть Вечный Император.

Все четверо подскочили к Пойндексу, как обезумевшие пассажиры тонущего судна бросаются к последнему спасательному плотику. Он едва разбирал их перепуганные и растерянные вопросы.

– Куда нам бежать?.. Что делать?.. Вечный Император... Как бороться?.. Можем ли мы бороться?..

Они поддерживали друг в друге самоубийственное исступление и так истерично боялись Вечного Императора, что готовы были подняться на борт корабля и броситься на пушки Императора со всеми войсками, которые им еще подчинялись.

Но Пойндекс хотел совсем не этого.

Он утихомирил их, усадил в кресла. Сделал самое грустное, понимающее лицо.

– По-моему, я знаю, как вас спасти.

Члены Совета глядели на него с искрой неожиданной надежды. Надо что-то делать. Но Пойндекс не собирался делать "что-то". Он знал, что нашел свою дорогу к власти.

– Меня не обвиняют ни в одном преступлении, – проговорил он. – Ни в каких делах, что вы творили до того, как я вошел в Совет, я не принимал участия. Поэтому у меня не должно быть особых затруднений, чтобы лично предстать перед Императором.

Никто не возразил, никто не предостерег его, что это может быть смертельно опасным, что не имеет значения, виновен он или невиновен: Император вполне способен уничтожить любого, кто хотя бы отчасти связан с Тайным Советом.

Пойндекс усмехнулся в душе, отметив такое явственное проявление заботы со стороны своих коллег и друзей.

– Если вы не возражаете, я предложу Императору сделку.

Предложение Пойндекса было простым. Тайный Совет фактически повержен, но он способен еще произвести огромный вред и пролить море крови. Пойндекс убедил всех удалиться в спасательный бункер, вырытый глубоко под землей там, где росла рубигиноза, – прекрасный командный центр, соединенный со всеми воинскими частями. Бункер мог вынести все что угодно, вплоть до прямого попадания атомной бомбы. Оттуда они смогут бороться насмерть, если Император не примет сделку.

Пойндекс изложит все это Императору, а затем скажет, что Тайный Совет не имеет желания причинять такой ущерб, если этого можно избежать. В интересах невинных обитателей Прайм-Уорлда они согласны сложить оружие в обмен на дарование им жизни.

– Только не тюрьма! – проскрипела Краа, та, что раньше была жирной. – Моя сестра не выносит грязи.

– Я не предлагаю тюрьму, – ответил Пойндекс. – Я предлагаю ссылку. По условиям, которые я собираюсь выторговать, вам позволят подняться на борт личных судов и удалиться к самым краям Империи. За границу, если Император того пожелает. И вам будет запрещено возвращаться.

– Вы думаете, он пойдет на это? – стонущим голосом произнес Ловетт.

– Да, конечно, – уверил его Пойндекс.

Без сомнения. Император согласится. Ведь властитель, как и Пойндекс, человек практичный. Затем полковник сказал, что им следует немедленно скрыться в бункере. Нельзя откладывать – Император может нанести неожиданный удар.

Пойндекс наблюдал, как члены Тайного Совета торопливо идут навстречу судьбе, которую он им уготовил, подобно скоту, спешащему на бойню.

Глава 35

Краа, всегда опасавшиеся за ту часть спины, что лежит между третьим и четвертым ребрами, были первыми, кто правильно понял подтекст слов Императора в радиопередаче.

– Проклятый Пойндекс! Чертов выскочка подставил нас и продал на корню.

А как же иначе? Имей они шанс, они бы сделали то же самое.

– Если бы я знала... – выла новоявленная толстуха. – Сиди теперь в этом сраном бункере, жди, жди и жди. У нас нет войск в космосе, нет в воздухе, и мы даже не контролируем порты.

Их яростные вопли были самыми громкими звуками в подземелье, где Тайный Совет заседал уже несколько дней. Краа коротали время, пока Пойндекс ездил со своей миссией: одна обжиралась, а другая страдала поносом. Мэлприн и Ловетт помногу были вместе; они сидели рядышком, не произнося ни слова, – пара молчаливых призраков, поселившихся в подземельях замка, из которого они только недавно правили миром.

Охрана и прислуга проворно и молчаливо выполняли приказания и снова исчезали.

Так продолжалось несколько дней, когда вдруг ожил приемник правительственной спецсвязи:

– Говорит Вечный Император. Ко мне прибыл эмиссар Тайного Совета предателей и изложил условия его сдачи. Я отвергаю эти условия во имя цивилизации и Империи. С убийцами не может быть никаких сделок. Я требую немедленной, полной и безоговорочной капитуляции. Граждане Прайм-Уорлда!..

На этом месте Краа начали свой крик. Никто не расслышал подробностей приказа Вечного Императора. А приказ этот гласил, в общем, очевидные вещи: столичный мир объявлялся на военном положении. Всем военнослужащим предписывалось вернуться в свои казармы и оставаться там. Офицеры и старшинский состав обязывались поддерживать дисциплину, но не более того. Все корабли посадить или не поднимать, иначе они будут сожжены. Полиции надлежало сохранять общий порядок – без насилия, если возможно. Бунтовщики и бузотеры будут наказаны...

Короче, ничего удивительного.

И лишь в самом конце прозвучало следующее:

– Императорские силы высаживаются в столице через час.

– Невозможно!! – Вой Краа стал еще громче. – Пойманы в ловушку... Будь проклят этот... Скорее отсюда!

Одна из сестер уселась на связь с городом-портом Фоулер, раздавая торопливые указания командиру своей "яхты" – тяжело вооруженного крейсера – и двум кораблям сопровождения. Готовиться к немедленному взлету!

– Зачем? – монотонно спросила Мэлприн. – Бежать некуда.

– Черта с два некуда! Всегда найдется черный ход.

Другая Краа вмешалась в разговор:

– Даже если и нет, лучше погибнуть в борьбе, чем здесь – от поноса и ожидания. Чего мы ждем? Топора, который принесет с собой палач?

И они обе ушли.

Ловетт в это время наливал бокал. Он поставил его на стол и сел, уставившись на Мэлприн. Наступила тишина.

* * *

Первой проскрипела сквозь атмосферу и села на площадке Соуарда флотилия тактических кораблей. Другие такшипы держали воздух над остальными портами столичного мира.

76
{"b":"2588","o":1}