ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вход в бункер находится вон там. Не спешите, черт подери! Не думайте, что вас назовут творцами истории, если станете последними трупами в этой войне.

"Неплохой совет, – сам себя похвалил Стэн. – Надо бы и тебе прислушаться к нему. Дохлый адмирал в качестве последней потери этой... войны? заварухи? восстания? Во всяком случае, события, которое будет упомянуто не только в примечаниях исторических книг".

Они спускались ниже и ниже, в недра того, что звалось лучшим творением Совета. Синд и Алекс держались поближе к Стэну, прокрадываясь от одного укрытия к другому, подобно осторожным змеям.

Но в осторожности не было нужды. Сопротивления они не встретили.

В убежище обнаружили Мэлприн и Ловетта, которые, похоже, не слышали, что им говорят.

Синд, не отрывая глаз, смотрела на пару существ; даже и не существ – оболочек, которые раньше были правителями мира. Стэну показалось, что он видит жалость в ее глазах.

Килгур повторил приказ.

Наконец члены Совета откликнулись на его рыканье. Поднялись, когда Алекс велел встать, без возражений перетерпели обыск на предмет ношения оружия или припрятанных где-нибудь приспособлений для самоубийства, а затем проследовали за солдатами наверх.

Казалось, они втайне радовались, что все кончилось.

Стэна интересовало, продолжится ли их апатия после того, как начнутся допросы.

Глава 36

– Присаживайся, Стэн, – сказал Вечный Император. – Но вначале налей нам обоим.

По долгому опыту в бытность свою командиром личной охраны Императора Стэн знал, что когда властитель требует выпить, он в духе. Но можно быть просто "в духе", а можно – "В ДУХЕ". Теперь Стэн чувствовал разницу. Много лет назад он, на пару с боссом, принимал на свою грудь удары стрегга. В то время Стэн считал, что слово "вечный" – не более чем символическая добавка к титулу, если вообще думал об этом.

Стэн обратил внимание, что Император, взяв свой бокал, лишь рассеянно пригубил. Стэн последовал его примеру.

– Я не хочу благодарить тебя за все, что ты сделал, – сказал Вечный Император. – Слова звучат глупо. По крайней мере, так мне кажется.

Стэн поинтересовался, что произошло. Император, несмотря на разыгрываемую им позу неформальности, был существом чрезвычайно формализованным. Обычно такое его поведение гласило, что у Императора в рукаве спрятан сюрприз. Стэн молился только, чтобы это не слишком его касалось.

Он смотрел, как Император слегка нахмурился, затем бросил взгляд на почти нетронутый бокал в собственной руке. Брови его разошлись, и Вечный Император одним движением опрокинул бокал в рот. Толкнул бокал по гладкой поверхности стола, требуя налить еще. Стэн проглотил свою порцию и отдал честь. Он чувствовал, как стрегг пробивает себе дорогу в желудке, распространяя тепло, но "в духе" никак не становился.

Стэн жутко хотел – если бы осмелиться – спросить у Вечного Императора, как ему это удается. Где он был все эти годы? Что делал? И почему не умер ко всем чертям? Нет, лучше не задавать вопросов. Император всегда ревностно хранил свои секреты.

– В нашу прошлую беседу, – промолвил Император, – я из кожи вон лез, уговаривая тебя принять повышение. Ты отклонил мое предложение. Надеюсь, ты не собираешься взять это в привычку?

О, черт, начинается!.. Стэн собрался с силами.

– Как для тебя звучат слова "Начальник корпуса "Меркурий"? Я поднимаю его командный уровень и даю тебе вторую звезду. Ну как, адмирал?

– В отставке, сир, – ответил Стэн, сглотнув. Действовать надо без промедления. – Боюсь, что выгляжу неблагодарным и прочее, но – спасибо, не надо. Прошу вас.

Стэн заметил, как ледяной взгляд сверкнул из-под кустистых бровей Императора. Затем глаза властителя немного потеплели.

– Почему? – Это был приказ, оформленный в виде вопроса.

– Сейчас попробую объяснить. Я прожил всю жизнь солдатом. Служение обществу, если пожелаете. И награжден гораздо более того, чем об этом мог мечтать. Кем я был? А никем – дэлинком, малолетним преступником, беспризорником на Вулкане. Теперь я адмирал. И вы хотите дать мне еще звезду... Благодарю вас, сир. Но – не надо, спасибо. Мне пора начинать строить собственную жизнь, найти свое место в гражданском мире. Раньше я смущался, боялся этого. Может быть, и сейчас тоже, только совсем немножко. Теперь я гляжу вперед. Настало время заняться обычными, глупыми человеческими делами.

Стэн подумал о Лайзе Хейнз, о том, как совсем не глупо могла бы пойти его личная жизнь, если бы в нее не вмешалась жизнь общественная.

Говоря все это, он не поднимал головы. Теперь Стэн взглянул на Императора и увидел, что тот вперился в него побелевшими, как молоко, глазами.

– Мне что-то не удается в полной мере выразить свои мысли, сир. Я плохо объясняю. Это трудновато высказать, особенно такому, как я.

Больше он не говорил ничего. Император сам даст ему понять, если понадобится сказать что-нибудь еще.

Император потушил яростный взгляд, отпил половину бокала, затем задрал ноги на стал и устроился поудобнее в кресле.

– Понимаю, – сказал он. – Я прошу тебя принести большую жертву. На самом деле – еще одну большую жертву. Но я не думаю, что ты осознал ситуацию. – Он прикончил бокал, потянулся к стреггу, налил себе и толкнул бутылку обратно Стэну. Оба они выпили и наполнили по новой.

– Только посмотри на неразбериху, творящуюся кругом, – продолжал Император, как будто и не останавливался. – Население голодает. Миллионы не имеют работы. На какое правительство ни поглядишь – оно близко к параличу. Одна только доставка АМ-2 в нужное место и без промедления стала нынче кошмаром. Ну, и всякие другие мелкие заботы, которые я предвижу. И что же я буду делать со всем этим хозяйством – без чьей-либо помощи?..

Стэн покачал головой. Он не знал ответа.

– Так почему столь удивительно, что я прошу кого-то вроде тебя, со всем твоим опытом служения обществу, как ты говоришь, остаться сейчас со мной? Где я еще найду подобного тебе?

– Да, сир, – отозвался Стэн. – Я понимаю. Но...

– Но – без никаких "но", юный Стэн, – произнес Вечный Император. – Послушай. Я не прошу за себя. Я прошу за державу. Как можешь ты отказаться? Ответь мне. Как можешь ты смотреть мне в глаза и отказываться помочь? Ладно, не отвечай пока. Забудь о корпусе "Меркурий". У меня появилась идея получше. Я сделаю тебя моей главной палочкой-выручалочкой. У тебя будут любые полномочия. Будешь помогать мне в вопросах, возникающих с главами государств, в сложных сделках, при кризисных ситуациях. В качестве первого задания я хотел бы, чтобы ты помог с бхорами. Мне хочется сделать для них что-то особенное. Это самые преданные мне существа. Возвратить их было твоей идеей, как я припоминаю?

– Да, сир.

– Итак, они собираются провести большое празднество в Волчьих мирах. Прославлять мое возвращение и т.д., и победу над негодяями, которые осмелились стать моими врагами. Я хочу, чтобы ты поехал туда и был моим представителем на церемонии. Не думаю, что найдется другое существо на целом свете, которое они ценят больше. Сможешь?

– Нет, сир, – ответил Стэн.

И, когда он говорил это, он уже знал, что разбит наголову. Обречен. Вечный Император был прав. Не существовало возможности отказать ему в этом. Да и во всем остальном.

* * *

Празднества на борту флота бхоров продолжались все время пути до созвездия Волка. Синд вела плотное наблюдение за Стэном, который присоединялся ко всем тостам на вечеринках, не отставая от своих немало пьющих друзей Ото и Килгура. Вот только во время отдыха лицо Стэна становилось похоже на маску без выражения... Теперь Синд знала его лучше. Она чувствовала, как мысли бродят у него в голове, но о чем эти мысли, не имела понятия.

Девушка заметила, как однажды, когда произносили тост во славу Вечного Императора, его будто толкнуло что-то. Стэн взглянул тогда на портрет, висящий в банкетном зале. Долю смотрел на него, затем потряс головой и опустил свой бокал. Через момент он уже, смеясь, разговаривал с друзьями как ни в чем не бывало.

78
{"b":"2588","o":1}