ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Синд запомнила этот долгий взгляд. Ее снедало любопытство, что было у Стэна на уме в тот момент.

Глава 37

Мэлприн и Ловетт сидели в камере на борту личной яхты Императора "Нормандия". Апартаменты выглядели комфортабельно, но выход из них был заперт, у дверей стояла охрана, все, что могло послужить оружием, было убрано, и за каждым движением узников следили датчики.

Затмение мозгов, в котором они находились, когда Стэн захватил их, начало рассеиваться.

Им сообщили, что состоится суд. Суд будут проводить в Ньютоне. Им предоставят лучших адвокатов Империи и достаточно времени, чтобы подготовиться к защите.

Осторожно, не забывая о датчиках и телекамерах, двое обсуждали, что им следует делать, какая защита возможна. Пытались говорить иносказательно и, вопреки здравому смыслу, шептались.

Их было шестеро, решивших достигнуть наивысшей власти. И какое-то время они ее имели.

А сегодня... "Забудь про смерть, забудь про тюрьму. Жизнь – чтобы жить", – сказала Мэлприн. Ловетт выдавил слабую улыбку.

Снаружи послышалось прикосновение к двери, и она отворилась.

Вошел человек. Не высокий, не приземистый, хорошо развитый физически. Одетый в дорогое гражданское платье. Не урод, но и не красавец.

– Уважаемые господа, – сказал он негромко. – Я назначен быть вашим сопровождающим и помощником на судне. Мое имя Венлоу.

* * *

Махони ворвался в личные апартаменты Вечного Императора, изрыгая непристойные проклятая. В трясущейся руке он держал папку.

– Боже, Ян! Что случилось?

– Какой-то дерьмовый негодяй на "Нормандии" разыгрывает из себя Господа! Вот, слушайте:

"Узники предприняли попытку ускользнуть из камеры. Нашли дорогу к спасательной шлюпке и хотели проникнуть в нее. Служащий охраны хотел воспрепятствовать этому, но был вынужден"...

– Застрелены при попытке бегства! Боже праведный! Этот ублюдок даже не сумел придумать оправдание пооригинальнее...

– Так ведь все равно сработает. Да... Стэн, конечно, убьет этого мерзавца, но я его опережу. Езус Мария, Матерь Божия на грависанях! Да его распять надо! Развесить его кишки на дереве при ветре. – Он оборвал сам себя. – Поверить не могу... Проклятье!

Император взял двумя пальцами документ, вложил в просмотровую щель и просканировал сообщение, записанное командным кодом. Покачал головой, хмыкнул.

– Нехорошо, Ян. Совсем нехорошо.

– Нехорошо? Пусть так, о'кей. – Махони взял себя в руки. – Вы босс, вам решать. Как высоко мы подвесим этого... ну, того бдительного героя? Впрочем, неважно. В какую сторону вертеться, чтобы поправить дело?

Император ненадолго задумался.

– Что случилось, то случилось. Я подумаю, как поступить с нашим амбициозным стрелком. Но это – все. Никаких расследований, Махони. Приказ. – Он помолчал. – Значит, мы потеряли свой суд над государственными преступниками... Впрочем, не очень это важно. Слишком много дерьма осталось после Тайного Совета, чтобы еще интересоваться, что случилось с Мэлприн и Ловеттом.

– То есть... – недоверчиво произнес Махони, – эти двое просто... исчезли?..

– Что-то вроде того. Я сказал – что случилось, то случилось. Налей-ка мне стаканчик, Ян. Пропьем к чертям наши души, как выражаются волосатые друзья Стэна.

Махони уставился на Императора, затем встал и подошел к столу, где красовался сосуд со стреггом.

Вечный Император повернулся вместе с креслом и поглядел в окно на место, где когда-то прогремел взрыв. Восстановительные работы во дворце Арундель уже шли.

Махони не видел его лица.

Вечный Император улыбался.

79
{"b":"2588","o":1}