ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рекс Стаут

Убийство полицейского

Глава 1

Имелось несколько причин для того, чтобы я не жаловался, шагая тем утром по Западной Тридцать пятой улице к ступеням принадлежащего Ниро Вулфу старого дома из коричневого кирпича. Начать с того, что день был солнечным и погожим, а мои ноги чувствовали себя превосходно в новых ботинках после двухмильной прогулки. Сложное, весьма запутанное дело важного клиента было приведено в ажур, и я только что увеличил текущий счет Вулфа в банке на пятизначную сумму, депонировав полученный им чек.

За пять шагов до крыльца я заметил, что двое людей, мужчина и женщина, стоят на тротуаре на противоположной стороне улицы и глазеют не то на нашу входную дверь, не то на меня, а, возможно, и на то, и на другое.

Мое настроение даже улучшилось. Я подумал, что эти ротозеи, если и не ставят нас с Вулфом в один ряд с представителями Белого дома, однако и не оставляют без внимания.

Присмотревшись повнимательнее, я понял, что уже видел их раньше. Но где?

Вместо того, чтобы подняться на ступени крыльца, я повернулся к ним лицом и увидел, что мужчина и женщина сошли с тротуара и двинулись ко мне.

– Мистер Гудвин! – прошептала женщина.

Благодаря необычайно белой коже, голубым глазам и сравнительной молодости выглядела она весьма мило в своем опрятном темно-синем пальто.

Ее спутник был настолько же темным, насколько она светлой, немного выше ее ростом, с чуть свернутым влево носом и широким, с толстыми губами ртом.

Я не сразу узнал его, потому что до этого никогда не видел в шляпе. Это был гардеробщик из той парикмахерской, в которую я постоянно ходил.

– Карл!..

– Нельзя ли к вам войти? – спросила прежним тихим шепотом женщина, и только тут я узнал ее: маникюрша из той же парикмахерской. Я никогда не прибегал к ее помощи, поскольку сам привожу в порядок свои ногти, но часто видел ее там и знал, что ее зовут Тиной.

Я смотрел на маленькое личико с матово-белой кожей и остреньким подбородком, и мне не нравилось его выражение.

Впрочем, переведя взгляд на Карла, я обнаружил, что он выглядит еще хуже.

– Что случилось?

Боюсь, я спросил это слишком резко.

– Неприятности?

– Пожалуйста, не здесь! – взмолилась Тина, повела глазами налево, потом направо. – Мы с трудом набрались храбрости, чтобы выйти на улицу, и, к счастью, увидели вас. Мы не знали, где входная дверь – на крыльце или рядом. Умоляю, впустите нас.

Это шло вразрез с моими планами: я собирался кое-что сделать по дому до того, как в одиннадцать часов спустится из оранжереи Вулф.

Визит этой пары не сулил никаких прибылей.

– Вы как-то сказали, – едва не рыдая, проговорил Карл, – что людям, которым грозит опасность, просто следует упомянуть ваше имя – и их впустят в дом.

– Глупости, хвастовство. Я часто болтаю лишнее.

Но мне стало неудобно продолжать в том же духе.

– Хорошо! Входите и рассказывайте, что у вас там произошло.

Я первым поднялся на крыльцо и своим ключом открыл дверь.

Внутри первая дверь по левой стене длинного и узкого холла вела в так называемую «переднюю комнату», которой мы мало пользовались. Я открыл эту дверь, решил, что здесь нам будет удобнее всего, но, к несчастью, Фриц как раз занимался уборкой, так что пришлось мне пригласить гостей в кабинет.

Я устроился за своим письменным столом и нетерпеливо кивнул головой, предлагая им садиться.

Тина быстро осмотрелась.

– Такая уютная и безопасная комната, – сказала она. – Для вас и мистера Вулфа, двух великих людей.

– Великий только он, – поправил я ее. – Я всего лишь мальчик на побегушках… Что за разговоры об опасности?

– Мы любим эту страну! – с чувством воскликнул Карл.

Он совершенно неожиданно весь задрожал, сначала задрожали руки, потом плечи, а под конец и все тело. Тина метнулась к нему, схватила его за локти и сильно встряхнула, говоря при этом успокаивающе на неизвестном мне языке. Карл промямлил что-то в ответ; вскоре дрожь прекратилась.

Тогда она вернулась на свое место.

– Мы действительно любим эту страну! – на этот раз заявила уже Тина.

Я кивнул.

– Не говорите так, пока не увидели Чиликотт в штате Огайо, где я родился. Тогда вы полюбите ее по-настоящему… Как далеко вы забирались на запад? До Десятой авеню?

– Вряд ли, – с сомнением произнесла Тина, – по-моему, до Восьмой. Но именно это мы и хотим сделать: уехать на Запад.

Она решила, что своим ответом вызовет у меня улыбку, но ее ожидания не оправдались.

– Мы не можем отправиться на Восток, не правда ли? Ведь там океан?

Тина открыла синюю сумочку и уверенно из нее что-то выбрала.

– Понимаете, мы не знаем, куда ехать. Может быть, и правда в Огайо? Здесь у меня пятьдесят долларов, – на одном дыхании проговорила она.

– Что ж, вполне достаточно, чтобы туда добраться.

Тина покачала головой.

– Нет-нет. Эти пятьдесят долларов для вас. Вы ведь знаете нашу фамилию? Вардас… Мы женаты; так что никакого вопроса об аморальном поведении быть не может. Единственное, чего мы хотим, это делать свое дело и спокойно жить… Карл и я, мы думаем…

Услышав визг лифта, на котором Вулф спускался с верхнего этажа, я понял, что сейчас нас прервут.

Но она замолчала сама, услышав приближающиеся шаги Вулфа. Когда он появился на пороге, Карл и Тина одновременно вскочили.

Взглянув на них, Вулф сделал два шага вперед, остановился и посмотрел на меня.

– Я не доложил, что у нас посетители, – сказал я весело, – потому что знал, что вы скоро спуститесь. Знакомы с Карлом из парикмахерской? А это Тина, его жена, вы ее тоже там видели. Все в порядке, они женаты… Они зашли, чтобы за пятьдесят долларов…

Не произнеся ни единого слова и даже не кивнув, Вулф повернул свое огромное тело к выходу и направился на кухню, что размещается у нас в задней половине дома.

Чета Вардас с минуту ошеломленно смотрела на дверь. Потом они дружно повернулись ко мне.

– Садитесь, – предложил я им снова. – Как вы сами сказали, он великий человек. Вулф недоволен потому, что я не известил его о вашем приходе, а он намеревался сесть здесь за своим письменным столом. – Я указал рукой на огромное кресло Вулфа. – Потом он приказал бы принести ему пива… Он и пальцем не пошевелит за пятьдесят долларов. Возможно, я тоже, но продолжайте.

Я взглянул на Тину, которая уже сидела на самом краешке стула.

– Так вы говорили…

– Мы не хотим, чтобы мистер Вулф злился на нас, – сказала она в смятении.

– Не берите в голову. Он злится на меня. Это хроническое явление. Зачем вам ехать в Огайо?

– Может, и не в Огайо.

Тина снова попыталась улыбнуться.

– Как я уже сказала, нам очень нравится эта страна. Мы хотим углубиться в нее, уехать подальше. Хотелось бы жить где-то в самом ее сердце. Вот мы и просили, чтобы вы подсказали нам, куда поехать, помогли бы…

– Нет, нет! – заговорил я решительно. – Начинайте-ка заново. Глядя на вас обоих, я вижу, что вы смертельно напуганы. О какой опасности упомянул Карл?

– Я не думаю, – запротестовала Тина, – это совсем другое…

– Так дело не пойдет, – перебил Карл хриплым от волнения голосом. Руки у него вновь задрожали, но он крепко вцепился в поручни кресла и справился с дрожью. – Я встретился с Тиной, – заговорил он, стараясь, чтобы голос у него звучал спокойно, – в концлагере в Польше[1]. Если желаете, я расскажу вам о том времени подробнее, хотя предпочел бы об этом не говорить. Я начинаю нервничать, а мне не хочется распускаться…

Я успокоил его:

– Отложим этот разговор до того дня, когда ваши нервы придут в порядок. Важно то, что вы выбрались живыми.

– Совершенно верно. И что мы здесь.

В его голосе засквозили ликующие нотки.

– Они считают, что мы умерли. Разумеется, Вардас не настоящая наша фамилия. Мы так себя назвали, когда позднее переехали в Стамбул. Потом мы ухитрились…

вернуться

1

В оригинале было: В советском концлагере. На самом деле главные герои были советские политзаключенные, судя по всему – прибалты.

1
{"b":"25881","o":1}