ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэйтс промолчал и, видимо, только теперь сообразив, что Кремер держит его за руку, крикнул:

– Пустите!

Кремер выпустил его руку. Кэйтс отошел, сел на стул у стены и крепко сжал губы, всем своим видом показывая, что не желает больше иметь с нами дела.

– Я присутствовал, когда его допрашивал Роуклифф, если вас это интересует, – обратился я к Кремеру. – На такой же вопрос он ответил, что был у своего приятеля на Одиннадцатой улице, куда ему позвонила мисс Гантер. Она сказала, что ей только что предложили приехать к Вульфу, и ей хочется знать, не получил ли он такого же предложения. Кэйтс ответил утвердительно, но заявил, что не поедет, и пытался ее отговорить, а когда она сказала, что все-таки поедет, он решил последовать ее примеру… Я знаю, дел у вас по горло, но все же советую читать отчеты своих подчиненных.

Далее я обратился ко всем присутствующим.

– Если хотите знать мое мнение, причем совершенно бесплатно, – шарф не принадлежит мисс Гантер. Он абсолютно не в ее стиле, она никогда не стала бы носить подобную вещь. Но он не принадлежит и Кэйтсу. Вы только взгляните на него: серый костюм, серое пальто. Я всегда видел его только в сером. Жаль, Кэйтс не хочет разговаривать с нами, а то вы могли бы кое о чем спросить у него.

Кремер подошел к двери в гостиную, приоткрыл ее и крикнул:

– Стеббинс!

Пэрли в мгновение ока вырос на пороге.

– Проводите Кэйтса в столовую и начинайте по одному вводить сюда остальных. Как только мы будем заканчивать с очередным, отправляйте его тоже в столовую.

Стеббинс увел Кэйтса, чему тот вовсе не противился. Почти сразу же другой детектив ввел миссис Бун. Кремер даже не предложил ей сесть встретил в центре комнаты, показал шарф, попросил внимательно, но не дотрагиваясь, осмотреть и сказать, видела ли она его раньше. Миссис Бун ответила, что не видела, и на этом разговор с ней закончился. После ее ухода ввели Фрэнка Томаса Эрскина, и сцена повторилась с тем же результатом. Когда в кабинете еще четырежды прозвучало «нет», наступила очередь Уинтерхофа.

– Мистер Уинтерхоф, взгляните, пожалуйста, на этот… – заговорил было Кремер, но Уинтерхоф тут же перебил инспектора.

– Где вы его взяли? – спросил он, протягивая руку к шарфу. Это же мой шарф!

– Ваш?! – Кремер даже попятился от неожиданности. – Сегодня вечером он был на вас или вы принесли его в кармане пальто?

– Ни то, ни другое. У меня украли его еще на прошлой неделе.

– Где?

– Вот здесь же, когда я приходил сюда в пятницу вечером.

– Сюда, к Вульфу?

– Да.

– Кому вы жаловались на пропажу?

– Никому не жаловался, а пропажу обнаружил только у себя дома. Если…

– И вы никому не сказали?

– Здесь нет. Я не знал, когда был здесь, что шарф исчез. А дома… Дома я сказал, наверное, жене… Да, да, определенно припоминаю: жене я говорил о пропаже. Но у меня…

– И вы не позвонили сюда на следующий день, чтобы справиться, не найдена ли ваша вещь?

– Нет, не звонил. Зачем? У меня еще штук двадцать шарфов. Я настаиваю…

– Настаивайте сколько угодно, – холодно оборвал его Кремер. – Но так как шарф принадлежит вам, считаю необходимым сообщить следующее: мы располагаем важными доказательствами, что именно вашим шарфом был обмотан отрезок трубы, которым была убита мисс Гантер.

Лицо Уинтерхофа покрылось обильным потом, он от изумления выпучил глаза.

– Какие доказательства? – наконец спросил он, собравшись с силами.

– На шарфе обнаружены микроскопические частицы краски и ржавчины с трубы, причем в довольно значительном количестве.

– Где вы его нашли?

– В кармане пальто.

– Чьего?

– А вот это не ваше дело, – отрезал Кремер. – Я бы хотел попросить вас никому ничего не говорить, но, к сожалению, это бесполезно… Отведите его в столовую, – приказал он детективу, который привел Уинтерхофа. – И скажите Стеббинсу, пусть никого больше не присылает.

22

Наступило долгое молчание. Я взглянул на большие настенные часы они показывали без двух минут четыре. Все, кто был в кабинете, казалось в высшей степени обескураженными…

– И все же этот Уинтерхоф лжец, будь он проклят! – заговорил начальник полиции. – Не видел он никакого человека, который якобы сбежал с крыльца этого дома. Выдумка!

– Черт побери, ну и что? – взорвался прокурор. – Мы не лжеца ищем, а убийцу!

– А я хочу спать, – угрюмо заявил Вульф. – Сейчас уже четыре часа, и вы зашли в тупик.

– Да что вы говорите! – саркастически воскликнул Кремер. – Мы зашли в тупик… А вы?

– А я нет, мистер Кремер. Совсем нет. Но сейчас я устал, и меня одолевает сон.

– А ведь нам придется отпустить всех опрошенных, – заметил начальник полиции.

– Несомненно, сэр, – кивнул Кремер. – Арчи, ведите всех сюда.

Вот в каком состоянии находился Кремер! Направляясь выполнять его распоряжение, я пытался вспомнить, когда еще за время нашего знакомства он называл меня по имени, но вспомнить не мог…

Доставленные мною гости расселись.

– Мы отпускаем вас по домам, – начал Кремер. – Но перед вашим уходом я хочу обрисовать обстановку. Обследование рук ничего не выявило. Однако при изучении шарфа, обнаруженного в кармане одного пальто, на нем найдена ржавчина и краска от трубы, с помощью которой совершено убийство. Нет сомнений, что убийца использовал шарф, чтобы не оставить отпечатков пальцев. Поэтому…

– Чье это пальто? – прервал Бреслоу.

– Не буду говорить, чье пальто и чей шарф, и, по-моему, их владельцу тоже надо держать язык за зубами: если газетчики что-нибудь пронюхают…

– Ну уж нет! – вскинулся Элджер Кэйтс. – И вас, и Ниро Вульфа, и Национальную ассоциацию промышленников это, конечно, устроило бы, но мне вы рот и заткнете! Пальто мое, а шарф я никогда и в глаза не видел. Возможно…

– Кэйтс, довольно! – прикрикнул на него Соломон Декстер.

– Таким образом, – как ни в чем не бывало продолжал Кремер, – шарф обнаружен в пальто мистера Кэйтса, но он утверждает, что раньше никогда его не видел. Это…

– Шарф мой, – сказал Уинтерхоф. – Он был украден у меня здесь в пятницу вечером, и с тех пор я его не видел. Поскольку вы позволили Кэйтсу недостойный выпад в адрес Ассоциации промышленников, я…

– Хватит! – стукнул кулаком по столу Кремер. – Можете ссориться в другом месте. Я же хочу повторить то, что уже говорил тут несколько часов назад: один из вас убил мисс Гантер. Теперь это бесспорный факт. Мы могли бы сейчас задержать вас, но что толку? Люди вы богатые и тут же добьетесь освобождения под залог. Именно поэтому я вынужден вас отпустить, в том числе и пока не известного мне убийцу. Но мы его все равно найдем. Не исключено, что нам потребуется навестить вас или вызвать в любое время суток. Без нашего разрешения вы не имеете права уезжать из города ни на час. По всей вероятности, мы будем держать вас под наблюдением, и тут вам не помогут никакие протесты.

Кремер обвел взглядом присутствующих и добавил:

– Сейчас полицейские машины развезут вас по домам, а пока выслушайте на прощание еще несколько слов. Я прекрасно понимаю, что все это крайне неприятно, но ничего не поделаешь, придется потерпеть, пока мы не найдем убийцу. Если кто-нибудь располагает ценными для следствия сведениями, худшее, что он – или она – может придумать, – это утаить их от нас. Я настоятельно рекомендую этому человеку задержаться и передать сведения нам. Кроме меня, тут находятся и начальник полиции, и прокурор, и вы можете переговорить с любым из нас.

Никто из присутствующих не ухватился за любезное предложение Кремера, и вскоре все разъехались.

– Будут указания на утро, сэр? – спросил я Вульфа.

– Да, будут! – рявкнул он. – Оставить меня в покое…

21
{"b":"25883","o":1}