ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стэн фыркнул. Бихалстред совершенно непроходим в своей простоте, этот крестьянский увалень. Кто сможет потягаться с ним в глупости? Стэн пожал плечами и опрокинул почти полную кружку прямо на колени Бихалстреда. Тот взвизгнул и ухватился обеими руками за ширинку, оттягивая ее:

– Сержантскому составу не разрешено указывать стажерам, что говорить и как себя вести! Или ты не знаешь устава? Желаешь вылететь отсюда?

Стэн поднялся на ноги.

– Ты первый.

– Не-е! Отправляйся без меня. А я потружусь над твоей порцией.

– Кончайте, ребята, – вмешался Морг-Хан. – Пей ту, что купили для Грегора. Похоже, он не появится.

Они осушили кружки, и Стэн с кислой миной вытащил из кармана очередную горсть кредиток.

– Я бабулечки сметаю, а ты за выпивкой слетаешь!

Бихалстред с кружками наперевес направился к автопоилке.

– Как ты сам-то думаешь, зачем они дают нашивки? – спросил Морг-Хан.

Стэн покрутил головой:

– Уверен, что тут не обошлось без упыря Ланцотты. Может, они хотят разделить стажеров по рангу, чтобы легче было отсеивать слабых? Ведь нас только теперь начинают всерьез обучать боевому делу.

– Сортировка? Система работать не будет, как любит говорить один мой дружок с гражданки по имени Гусь. У него плоскостопие, перемежающееся с близорукостью, так компьютерной крысой и остался. Кто-то, бывало, сварганит схему какую-нибудь или приборчик, ходит довольный, хвастается. А Гусь посмотрит, рыжей бороденкой потрясет, гад, очками блеснет и скажет: «Эта штука? Работать не будет!» И все, хоть застрелись, эта злосчастная штуковина, оказывается, действительно не работает. И работать не могла, потому что дураком сделана. Так вот, их сортировка, говорю, работать не будет. Именем Гуся! – Морг-Хан припечатал пятерню к мокрому столу.

– Так уж и нет? Сколько нас осталось после девяти недель физподготовки, а?

– Тридцать семь. А было сто.

– Тропинка будет очень крутой, так Каррутерс сказала. Они выпускают по десять человек из роты новобранцев. А пока что отчислили лишь сорок процентов. Считать умеешь? А еще она сказала, что здесь каждому определяют его точную дорожку.

– Ну и что? Если захотят, они запустят тебя по любому пути.

– Ага, пошли высокие рассуждения! – Бихалстред вернулся с очередной партией полных кружек. – Валяйте в том же духе, полета не снижать! К нам лорд Грегор собственной персоной.

Грегор протиснулся на свободное место и придвинул к себе пиво.

– Видать, семечки сеял в чей-то округлый тазик? «Наш принц за теплый стан держался и надолго задержался!» – продекламировал Морг-Хан.

– Я был у Ланцотты.

– Почти час? Ого-го! Так ты у нас теперь не девочка!

Грегор угрюмо осклабился:

– У меня на подоле первая кровь уже давно просохла. А вот у Ланцотты скоро одно место точно будет в крови, это я вам обещаю.

Стэн выжидающе молчал.

– Ты сам ходил к нему?

– Только не трепитесь. Ходил и сказал, что посылаю письмо отцу.

– Бьюсь об заклад, это его очень заинтересовало, – торжественно произнес Бихалстред. – Чрезвычайно важно, когда новобранец пишет письма семье.

– Письмо насчет этих вонючих стажерских нашивок, – перекрывая речь Бихалстреда, словно какой-то неизбежный мешающий шум, терпеливо повысил голос Грегор.

Стэн вскинул на него взгляд поверх кружки:

– Считаешь себя неполноценным, раз тебе не пришили какие-то тряпочки?

– Я считаю себя недооцененным! Я заслуживаю их не меньше других, не будем указывать пальцем. Говорят, нашивки дают потенциальным лидерам. А я слабак, что ли?

– Может, они намекают, что тебя пора выгонять? – с ухмылкой предположил Морг-Хан.

– Давай померимся, кого скорее пора выгонять. Выйдем? – наливаясь яростью, произнес Грегор.

– Прекратите, вы оба! – вмешался в назревающую ссору Стэн. – Вы чего это, ребята? Мы здесь так нормально сидим, тихо попиваем пивко. Радуйтесь, что теперь хоть можно выползти из казармы на пару часиков вечером и назюзюкаться.

– Начальство и так устраивает нам достаточно горя, зачем самим искать приключений на собственную задницу, братцы? – рассудительно изрек Бихалстред.

Морг-Хан свирепо сделал огромный глоток – кадык на тощей шее так и заходил у него под воротником – и отправился за следующей порцией пива.

– Я им еще задам перцу, – не унимался Грегор. – Мой отец – влиятельная персона! Мне просто хочется справедливости. Я что скажу, Стэн. Вот тебе дали двойные нашивки. В роте мы с тобой единственные, кто хоть что-то соображает...

– Интересная мысль! – обиженно встрял Бихалстред, оторвавшись от кружки. – Рад, что такие два адмирала соизволили поделиться кружечкой пивка с мелюзгой вроде меня!

– Да я не это имел в виду, – раздраженно отмахнулся Грегор. – Изо всех ребят только я и Стэн всерьез понимаем, насколько продвижение по армейской лестнице в будущем зависит от происходящего прямо сейчас, в учебке.

– Армейская лестница? – вступил в разговор Морг-Хан, возвратившись за стол. – Ого! Дела пошли серьезные!

– Дайте же ему договорить, пьяные рожи! – сказал Стэн.

– Короче, я написал отцу, чтобы тот обратился прямо в Имперский Суд. Пусть проведут расследование. Доколе гвардия должна терять свой лучший потенциал из-за того, что инструкции не позволяют даже вылить мочу из сапога, если это не выгравировано красной краской на каблуке?

– Продолжай, Грегор, я-то тут при чем?

– Я сказал о тебе для примера. Ты только что получил двойные нашивки, и тебе следует быть командиром взвода стажеров, не меньше. Я полагаю, что ты почти такой же хороший солдат, как и я – если, конечно, не учитывать, что я лучше подготовлен.

– Кх-м!

– Поэтому я и упомянул твое имя в письме. Когда отец займется расследованием, это сможет принести тебе пользу.

Стэн открыл было рот, но промолчал. Он решил сначала потратить несколько секунд на то, чтобы отцепить пальцы Морг-Хана от запасной кружки с пивом и высосать ее. Поставив кружку на стол, Стэн заговорил как можно более равнодушным тоном:

– Мне это ни к чему. Благодарю, конечно, а только мне не хочется командовать взводом. Я желаю идти собственной дорогой.

– Но...

– Грегор, это финиш, как ты выражаешься. Конец программы.

Грегор уставился на Стэна, затем пожал плечами:

– Как знаешь... Но ты совершаешь ошибку.

– Это мое дело.

Грегор поднялся на ноги.

– Как бы то ни было, письмо я написал. – И ушел.

– Стажер-капрал Стэн, разрешите обратиться!

Стэн обернулся на голос Бихалстреда, стоявшего в дверях по стойке «смирно», пошатываясь на нетвердых ногах.

– Говорите, стажер Дырявая Башка Бихалстред.

– Запрос информации по оперативной обстановке.

– Вопрос понял, к ответу готов. Отвечаю. Программа первая: кое-кому охота стать стажер-генералом гвардейской мусорной кучи и выслуживаться, выполняя приказы, тридцать годков. Мне лично – нет. Программа вторая: я собираюсь отчаливать отсюда. Халстед сказал, что завтра начнутся настоящие тренировки, и мне не хотелось бы идти на занятия с распухшей головой.

Три кружки взмыли вверх и столкнулись в воздухе, раздался торжественный звон. Так бывает всегда, когда у кружек отлетают ручки.

Глава 20

– Ита-ак, – в голосе Каррутерс сегодня звучали почти человеческие нотки, – перед вами самое совершенное орудие убийства, способное уничтожить любую материю, известную человеку. Инженеры нашей Империи хорошо потрудились, чтобы вы не слишком напрягали свои куриные мозги, пользуясь этим оружием. Мне нужен один идиот-доброволец. Это будет – м-м... вы, – и Каррутерс махнула рукой Стэну. – Встать.

Стэн вскочил со скамьи, пересек класс, двигаясь по подчеркнуто прямым линиям – только вперед, направо и налево, плечи вздрагивали при каждом ударе кованого ботинка об пол. Он застыл по стойке «смирно» у низкого учебного стенда рядом с Каррутерс. За его спиной простиралась километровая пустошь огневой дистанции с растущими там и сям деревцами и кустиками. Стрельбище окаймляла узкая дорожка.

30
{"b":"2589","o":1}