ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мусорщик. Мечта
Щегол
Богатый папа, бедный папа
Письма на чердак
Черное пламя над Степью
Чего желает джентльмен
Синий лабиринт
Дневник жены юмориста
Черный вдовец
A
A

– Ну, давай, Стэн, давай же, парень! Где ты там плетешься, не тяни время. Твоя мамка колченогих рожала, что ли?

Наконец Стэн, старейшина с бородой и несколько человек в одеждах кочевников гурьбой выкатились на улицу. И в этот момент Алекс увидал взвод стражников, выходящих из-за угла прямо на него.

– Ну, по этому векселю я еще могу заплатить! – проворчал он и нажал последнюю кнопку на брюхе. Взрывная волна заряда направленного действия, змейкой уложенного на тротуаре, достигла взвода и помчалась вдаль, унося в своем вихре глаза и зубы солдат.

Алекс бросил подбежавшему Стэну виллиган:

– Может, нам пришла пора прогуляться со двора? Ты знаешь, Стэн, как надоело сидеть и ждать в углу без дела!

Стэн захохотал, припал на колено и дал веерную очередь вдоль улицы. Потом кочевники со всех ног устремились прочь за двумя солдатами.

Док вяло махнул лапкой. Одновременно крякнули два виллигана, и у ворот повалились друг на друга стражники.

Стэн, Алекс и опекаемые ими кочевники бежали по улице вверх. Навстречу им вниз продвигались Виннетса с Йоргенсеном.

Городских ворот они достигли одновременно. Алекс опередил группу, подбежал к воротам, отстегнул ранец, взвел таймер и вернулся назад налегке:

– Я бы вам советовал прилечь на панели, чтобы очки не улетели.

Пустынники непонимающе глядели на человека-бочку, говорящего странные слова, и лишь после яростного жеста Стэна и крика «Ложись!» уткнули свои бороды в камень тротуара рядом с бойцами команды.

Взрыв; тяжелые створки ворот, как бы приглашая желающих погулять за городом, распахнулись и, грохоча, слетели с петель. С визгом бросилась в стороны подворотная живность – шестиногие собаки, коты-змееяды и во всех мирах одинаковые нищие. Разлетевшиеся обрывки железа застряли в глинобитных пузатых стенах, а также в животах тех солдат, которые слишком усердно догоняли беглецов.

– Обсчитался на секунду! – сокрушенно пробормотал Алекс. – Так бы всех укокошило...

Впрочем, фразу он не закончил. Они уже бежали по песку с наружной стороны городских стен – приходилось беречь дыхание.

– Здесь стоим, – тоном приказа произнес Са-фаил. – Мои воины ведут наблюдение за городом. Скоро они спустятся с дюн посмотреть, что за странные люди осмелились выйти за ворота Атлана без охраняющей их роты солдат.

Группа Богомолов с автоматизмом, отработанным долгой тренировкой, построила периметр обороны, все залегли за камнями. Виннетса вытащила фляжку и пустила по кругу.

– Чужеземцы, Фал-ици перед вами в долгу, – сказал Са-фаил, сделав глоток.

Стэн поглядел на Дока. Плюшевый мишка был довольно далеко, но тут же повернулся к ним передом. Его усики-антенны плавно зашевелились. Стэн отчетливо ощутил, как спадает общее напряжение. Неосознанно, все – и бойцы, и пустынники – почувствовали в маленьком создании своего лучшего друга. Это действовал механизм выживания, присущий существам, к которым принадлежал Док. Добыть шкуру говорящего альтаирского медведя – такая мысль сводила с ума охотников, перестрелявших всю дичь на своих родных планетах. Плюшевые мишки с Альтаира боялись и ненавидели всех, в том числе и друг друга, за исключением, пожалуй, периода течки и недолгого срока вываривания потомства. Но, на чужой взгляд, они просто излучали любовь. Любовь и доверие. Редкое существо на свете найдет в себе силы не утонуть в потоке доброжелательства, источаемого этими маленькими созданиями.

«А почему же ты, – допытывался как-то Стэн (они тогда проходили совместную подготовку), – не ненавидишь нас? Меня, например? Или ненавидишь? Почему?»

«Потому, – угрюмо ответил Док. – Меня обработали. Мы тут все отфрезерованные. Я вас люблю, потому что обязан любить. Но это не значит, что вы мне нравитесь».

Док с достоинством поклонился седобородому пустыннику:

– Мы чтим тебя, Са-фаил, как человека чести, так же как и весь твой народ.

– Фал-ици, живущие в пустыне, в самом деле таковы, как ты сказал. Но те, городские слизни... – Помощник Са-фаила пнул носком сандалии песок. Поднялось облачко пыли.

– Я догадываюсь, – медленно произнес Са-фаил, – что вы освободили меня не без причины.

– Несомненно, – промурлыкал Док. – Нам от вас кое-что нужно.

– Все, что только сможет предложить Народ Черных Юрт. Но сначала дайте нам уладить дело с Ку-рия. Тоже, в известном смысле, дело чести.

– Может статься, – заметил Док, – что, разобравшись с Ку-рия, вы уплатите по двум счетам одновременно.

В юрте было дымно, жарко и ужасно воняло. Почему о кочевниках всегда говорится лишь в романтическом ключе, удивлялся Стэн. Ни один из местных принцев не имеет большего количества воды для мытья подмышек, чем последний бедняк.

Увидев, что Са-фаил, сидящий во главе стола, церемонно погружает горсть плова Доку прямо в пасть, Стэн не смог удержать смешка. Дай бог, чтобы благородный кочевник извлек обратно все пальцы целыми.

Впрочем, все складывалось хорошо.

Стэн незаметно прижал ногу Виннетсы, сидевшей чуть сзади. Люди кочевого племени с большим трудом и немалыми потерями приняли, что Ида и Виннетса являются полноправными членами команды, а не «женщинами». Помог им смириться с этим фактом случай. Однажды вечерком на Виннетсу попытались запрыгнуть сразу трое романтически настроенных юношей из кочевого племени, и она при свидетелях уложила их несколькими ударами.

Стэн почувствовал прикосновение Алекса к своему плечу.

– Позволь, мой друг, скормить тебе это. Здесь самый смак и вся соль обеда.

Стэн не успел как следует раскрыть рот – он хотел спросить, что это такое, как Алекс уже просунул угощение ему – между зубами. Стэн укусил кусочек, и сразу же язык и небо подсказали ему, что тут что-то не так. Такое нормальные люди не едят! Стэн напряг волю и протолкнул угощение сквозь сопротивляющуюся глотку. Но и желудок его оказался не рад подарку, свалившемуся сверху.

– Что это было? – страшным шепотом спросил Стэн, пытаясь унять рвотные позывы.

– Глазное яблоко моровы, здешнего стадного парнокопытного.

Стэн решил сглотнуть еще несколько раз – на всякий случай.

Город из юрт раскинулся на мили. Как только отряд Богомолов и их подопечные прибыли в дом Са-фаила, по всей пустыне разлетелись всадники с вестью. Прибывали все новые и новые группы людей, разбивали палатки. Са-фаил проявлял чудеса красноречия, уговаривая анархически (точнее сказать, наплевательски) настроенных соплеменников пойти за ним на Атлан. Многие оставались с Са-фаилом только по причине своей непомерной склонности к бесконечно продолжающимся переговорам, пересудам, толкам и спорам.

Стэн и Виннетса сидели рядышком на большом валуне высоко над чернеющими юртами и дымными кострами. В нескольких метрах от них вышагивал часовой.

– Завтра, – сказал Стэн, продолжая размышлять вслух. – Если только все сработает – прогноз не слишком оптимистичен... Ну, и что мы будем делать завтра?

– Смотаемся куда-нибудь подальше от всех, – мечтательно ответила Виннетса. – И неделю пролежим в ванне. Будем отмывать друг друга... Лучше всего начинать тереть со спины.

Стэн усмехнулся, метнул взгляд на часового и, пока тот не смотрел в их сторону, быстро поцеловал Виннетсу.

– А тем временем Атлан превратится в пустыню, а Ку-рийцы будут поджариваться на медленном огне.

– Думаешь, это к лучшему?

Стэн задумался, потом встал и притянул за руки Виннетсу, заставив встать и ее.

– К лучшему, к худшему – какая разница?

Тем дело и кончилось. Они пошли вниз, каждый к своей палатке.

Убийца следил за тем, как Стэн спускается с холма, и тихо ругался. Все было нормально и правдоподобно – ревнивый кочевник, несправедливо отвергнутый Виннетсой... Но – часовой? Как же долго не подворачивается удобный случай! Может быть, завтра? Так утомительно ждать...

Команда разделилась для атаки. Док, Йоргенсен, Фрик и Фрэк пошли вместе с кочевниками.

45
{"b":"2589","o":1}