ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стэн пустился прочь, но затем остановился.

– Все равно кто-нибудь еще им скажет, – объяснил он Бэт и повернулся к озадаченным миграм. – Мы работаем в Центре Охраны Здоровья.

– И что?

– А то, что в этом месте происходят странные вещи. – Стэн махнул в сторону завода, с которого рабочие только что вышли.

– Что за вещи-то?

– Не знаю, – сказала Бэт, – что-то со смазками, которые вы используете.

Мигры оцепенели.

– А что в них плохого? – спросил толстяк.

– Не могу сказать. Видимо, какая-то разновидность вируса. Поражает только мужчин.

– А что он с ними делает?

Стэн пожал плечами.

– Они, так сказать, не могут жить половой жизнью.

– И, вероятнее всего, никогда не смогут, – добавила Бэт.

Мигры переглянулись. Стэн взял Бэт за руку и потянул прочь.

– Счастливо, ребята! – бросил он через плечо.

Мигры даже не обратили внимания. Их головы были забиты мыслями об импотенции.

Ида мурлыкала в микрофон. Док сидел позади нее, сверяя записи, проверяя все акценты, отмечая не заслуживающие доверия нотки в ее голосе.

– Прежде чем начать следующую передачу, собратья рабочие, у нас есть для вас сообщение. Оно из Центра Охраны Здоровья. Люди, работающие здесь, очень обеспокоены слухами, которые распространяются повсюду. Конечно, эти слухи беспочвенны. Дело идет о заражении вирусом смазки на подшипниковом заводе номер двадцать три. О, простите, я имела в виду незаражение смазки на... Ничего страшного. Как проинформировал нас Центр Охраны Здоровья, нет никаких причин для беспокойства. Совершенно неверно, что смазка вызывает импотенцию у мужчин. Точнее, никакого заражения нет, но если бы оно и было, оно не могло бы повлиять на потенцию мужчин. А теперь наша следующая передача...

Ида щелкнула тумблером, и опять включилось обычное радиовещание. Сияющая, она повернулась к Доку:

– Ну как?

– Бедные, бедные мигры, страдающие от импотенции...

В следующую смену только восемь мигров пришли на работу на подшипниковый завод. В течение пятнадцати минут и эти восемь узнали о радиопередаче и были таковы.

Патрис, переодетый в социопатрульного, небрежно прислонился к стене, наблюдая за миграми, развлекавшимися в зоне отдыха. Другой Дэлинк – женщина, одетая потаскушкой, – непринужденно болтала с ним. Со стороны это выглядело, будто девочка собирается подзаработать.

Их внимание привлек высокий тощий мигр, не на шутку бьющийся с игральным автоматом. Вставляя кредитную карточку, он ждал, когда загорятся огоньки и остановятся колесики. Ругался: денег оставалось все меньше и меньше. Ему опять выпала дополнительная попытка.

– Он уже целый час этим занимается, – прошептал Патрис девушке.

Та взглянула на мигра.

– Вероятно, добавил уже полгода к своему контракту. – Девушка повернулась. – Делаем этого, – шепнула она Дэлинку, стоящему за углом.

Звук удаляющихся шагов, и тот исчез. Прошло несколько часов, а мигр все еще был здесь. За стеной, позади автомата, Дэлинк манипулировал клавишами на голубом ящичке, изобретении Иды. Иногда он давал мигру немного выиграть, чтобы у того не пропал азарт. В итоге бедняга здорово продулся.

– Черт побери! – крикнул он в конце концов, повернулся и отошел прочь. Патрис нажал незаметную кнопочку на своем костюме и пошел к игровому автомату. Дождался, пока мигр взглянет на него. Опустил карточку. Раздался непрерывный гул сирены, звонки... Лампочки замелькали как бешеные.

Проигравшийся мигр застыл.

– Вот черт! – обратился он к другому мигру по соседству. – Видел, что сделал тот слизняк?

– Ну! Вот счастье-то привалило!

– Но я за этой штуковиной полдня просидел и ни хрена не выиграл. А тут приходит этот и...

Собравшись на звуки выигрыша, другие мигры слушали разговор неудачника и бросали недоброжелательные взгляды на Патриса. В конце концов Патрис расслышал их разговор и зашагал к толпе, покачивая своей дубинкой.

– Убирайтесь! – приказал он. – Хватит глаза таращить!

Возмущенная толпа заколебалась.

– Грязное жульничество, вот что это такое! – завопил кто-то из задних рядов – Дэлинк-«потаскушка».

– Смотрите на него! – заорал проигравшийся мигр. – Он украл мой выигрыш!

Ропот стал еще сердитее. Патрис нажал кнопку тревоги, и в мгновение ока отряд патрульных уже мчался его спасать. Он подождал, пока патрульные приблизятся к толпе, и скрылся из виду.

– Собратья рабочие! – произнесла Ида. – Мы все должны быть благодарны Компании за изумительные центры отдыха. И добавлю, отнюдь не дешевые. К примеру, игровые автоматы, которые доставляют нам столько хорошего, чистого, честного удовольствия. Статистики Компании доказали, что эти машины выплачивают больше, чем получают от вас. Однако всегда находятся и проигравшие, которые распространяют массу чудовищных слухов. Настолько чудовищных, что мне даже трудно повторить их. Ведь это же наглая ложь, будто автоматы позволяют выиграть только высоким чиновникам Компании. Абсолютная ложь. Некоторые лжецы даже утверждают, что автоматы платят только социопатрульным. Можете себе представить! И именно этим людям Компания с такими затратами дала...

Йоргенсен подвел итог.

– Это все мелкие пакости, – сказал он, – Вам надо ударить по действительно чувствительному месту.

– Например? – засопел Док.

– Например, пиво!

Толпы мигров из отдыхающей смены устремились в купола отдыха. Вставили в автоматы свои карточки, решив хлебнуть стаканчик холодненького пивка.

Ничего. Ни капли. Автомат просто глотал карточки, вычитал деньги, а потом фыркал на клиента, прогоняя прочь.

– Черт возьми! – вскричал здоровенный мигр. Он снова сунул карточку в автомат. Опять ничего. Мигр ткнул увесистым кулаком в машину. – Наливай!

– Я собственность Компании, – проинформировал его автомат. – И грубое обращение со мной подлежит штрафу!

В ответ работяга опять пнул машину. В пяти центрах социопатруля раздались сигналы тревоги. Патрульные бросились на помощь. Но нашли только безжизненные купола с вращающимися бочками пивных машин. Мигры опустошили их и тихо стонали на полу.

Док тряхнул головой.

– Нет. Слишком очевидно. Недостаточно темные дела. Пропусти разговор о пиве, Ида, и переходи к положению с продовольствием.

Ида повернулась к микрофону:

– Собратья рабочие! Компания рада представить вам новую программу по охране здоровья. Обнаружено, что все мы страдаем от избыточного веса. Исходя из этого, начиная со следующей смены, рацион питания будет урезан на тридцать процентов. Эти тридцать... Ох, простите! Эта программа не даст желаемого результата до тех пор, пока... пока... Что? Неверное объявление? Черт! Программа не пойдет. Собратья рабочие! Это неправда, что рацион будет урезан на тридцать процентов, начиная со следующей...

Стэн обошел стороной пьяного мигра, взял пивка, потом протолкался сквозь толпу к Бэт. Он поставил на столик пиво, присел рядом.

– Вот что я вам скажу, – бормотал мигр своим товарищам, – они заходят слишком далеко. Чертовски далеко!

Стэн подмигнул Бэт, та в ответ ухмыльнулась.

– Они надувают нас на каждом шагу. Делают нас импотентами, чуть пиво не перекрыли. А теперь хотят все контракты продлить на один год.

– Где ты такое слыхал-то?

– Да только что. Женщина по радио сказала.

– Но ведь она сказала, что это только слухи!

– Ну да! Так и есть! Если это только слухи, то почему они изо всех сил опровергают их?

– Прямо в точку попал, – вступил в разговор Стэн.

Мигр повернулся к Стэну. Вгляделся в него, потом просиял, хлопнул Стэна по плечу.

– Конечно! Компания так всегда и действует – сначала распускает слухи, смотрит на нашу реакцию, а потом превращает их в реальность.

– Ты вспомни прошлый год, – сказала Бэт. – Ходили тогда слухи, что нас лишат трех оплаченных праздников? А что потом произошло?

51
{"b":"2589","o":1}