ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не пойму, с чего это ты завел свою нудятину – «дом, дом...», – оборвал его Алекс. – Никто из нас из отряда Богомолов домой не вернется. – Он осушил свой стакан с совершенно безмятежным видом.

Пот капал с лица Воспитателя на его рваную, грязную робу.

– В этой истории буквально все – неправда. Мои отношения с вами, миграми...

– Может, мы и пользуемся этим словом, – перебил загорелый работяга, – но из твоих уст оно звучит фальшиво.

– Простите. Конечно, вы совершенно правы. Но... Клянусь, я никогда даже не пытался лишить хоть одного... рабочего-мигранта его честно заработанного жалованья. Все это ложь, происки моих врагов.

Во взглядах пятерых лидеров ячеек читалось дружное недоверие. Стэн наблюдал из-за полупрозрачной панели за «судом», устроенным в заброшенном складе. Он нашел забавным, что не испытывает большой ненависти к Воспитателю. Но, с другой стороны, у него не было ни малейшего желания вмешиваться.

– Можете проверить записи, – продолжал Воспитатель. – Моя честность всем известна.

Резкий хохот заглушил все, что он собирался еще сказать. Алвор проговорил:

– Наше молчание позволяло тебе, отправляя мигров в смену, практически убивать их. Я знаю два, а может быть, и три случая, когда ты посылал людей на смерть.

Мигр на другом конце стола, до этого молча смотревший на Воспитателя, внезапно встал:

– У меня вопрос, ребята. Я хочу задать его этому подлецу лично. Что тебе надо было от моей Дженис, когда она сбежала от тебя к Дэлинкам?

Воспитатель облизнул губы. Мигр схватил его за волосы и рывком поднял со стула.

– Ты не ответил!

– Это... Она просто не поняла... Я пытался пообщаться.

– Пообщаться! Да ей всего десять лет было!

Стэн встал на ноги. Но мигр, схвативший Воспитателя, сдержался. Он оглянулся на других лидеров ячеек:

– Мне больше ни черта не надо. Признать виновным.

Послышался одобрительный хор голосов.

– Единогласно, – подвел итог Алвор. – Какой будет приговор?

Стэн пинком опрокинул перегородку.

– Пусть идет к своим друзьям. Прочь.

Глаза Воспитателя широко раскрылись. Почему? Затем он стал кричать и царапаться, когда лидеры ячеек схватили его. Они рывком отворили двойные двери и вытолкнули его. Воспитатель почти упал, свалившись в руки рабочих, ожидавших снаружи.

Алвор прикрыл дверь, но шум толпы снаружи был отчетливо слышен. Это было начало.

– Словно костяшки домино, – сказал Стэн. Он и Алекс направлялись назад к кораблю. – Еще три дня, и можно прекратить прятаться в кустах, начать революцию и вызвать Гвардию.

– Цыплят по осени считают.

– Ну и какого дьявола это значит?

– Не знаю, просто любимая присказка моей бабули в случаях, когда говорят прежде, чем сделают.

– Бога ради, может, ты перейдешь на нормальный язык!

– Как говорю, так и говорю. Тебе надо уши настроить как следует, парень!

– Ну-ну. Ладно, сам посуди. Все готово. Во-первых, мы организовали сопротивление. Во-вторых, мы начали восстанавливать справедливость и убивать каждого руководителя, который нам встретится, и каждого теха, который может считать больше чем до десяти.

– Валяй, пока верно.

– В-третьих, мы создали оружие и научили мигров пользоваться им. В-четвертых, мы образовали собственное альтернативное правительство. И наконец, в-пятых, мы собираемся щелкнуть пальцами, и через три дня начнется революция.

Алекс снял с плеча виллиган – их сектор был уже достаточно безопасен, чтобы мигры открыто ходили вооруженными – и остановился.

– Ты не понимаешь одной вещи, Стэн. Если уж мужчина или женщина получили в руки оружие, то никто не может сказать, что произойдет потом. Вот тебе пример. Мой братец тоже служил когда-то в отряде Богомолов. И попал в один прекрасный мир с варварской цивилизацией, которому, по мнению нашего бесстрашного Императора, требовалось новое правительство. Следишь за моей мыслью?

Так вот, они подняли простых людей и научили их, как надо бороться. Сделали их гордыми, чтобы они были самими собой, а не пресмыкающимися червями. Подняли кровавые красные флаги революции – и началось. Богатых резали в их постелях. Мой храбрец был с правительством, которое они учредили взамен старого продажного. А народу так понравилась кровь и резня, что они и новое правительство пустили на корм скоту. Братан-смельчак удрал оттуда без руки и теперь снова обслуживает суда на Эдинбурге. Выходит, я должен был поддержать честь семьи. Вот я и отправился в этот долгий путь.

Но лучше подумай: ведь когда ты даешь детям спички, никогда не знаешь, что они подожгут.

На борту корабля их встретил визг Иды. Толстушка монотонно повторяла: «Черт! Черт! Черт!»

– Что случилось?

– Да ничего. Но ты посмотри, что натворили твои проклятые мигры! – Она бегала по каюте. Другие члены команды и Бэт сидели, молча уставившись на экраны.

– Перехват каналов службы безопасности. Посмотри на этих идиотов!

– Черт возьми, Ида, скажи мне, что произошло-то?

– Как мы себе представляем, – объяснил Док, – социопатруль переводил нескольких верных мигров на юг, в Экзотические Секции. Один из мигров в этой партии, видимо, имел друзей.

– Так вот, они решили освободить его, – продолжала Ида. – Патруль, естественно, был усиленным, дружки этого парня тоже решили навалиться гуртом. В дело оказались втянуты большинство наших ячеек. Смотри.

Стэн уставился на широкие экраны. Время от времени он видел знакомое лицо из сил сопротивления.

– Похоже, – вставил Йоргенсен, – они собрали все свое оружие и пошли охотиться на медведей.

Ида усмехнулась и начала включать звук на разных экранах. Стэн заворожено сел и стал наблюдать.

Он увидел орущих мигров, которые атаковали группу патрульных, укрывшихся за перевернутым гравитолетом. Крупнокалиберные ружья дали залп, и мигры попадали. На другом мониторе женщина-мигр, размахивая отрезанной головой патрульного, вела наступающую клином группу бойцов сопротивления на боевой порядок патрульных. Камера вспыхнула и вышла из строя, но можно было успеть заметить, что убитых патрульных было больше, чем мигров. Третий экран показал неподвижную сцену на входе в Экзотическую Секцию. Шлюз был забаррикадирован, вокруг него расположились патрульные. Мигры наступали из коридора и вентиляционных шахт.

Стэн развернулся и залпом выпил кружку пива.

– Черт! Черт! Черт!

– Это я уже говорила! – заметила Ида.

Стэн повернулся к Йоргенсену:

– Майяткина-а!

Глаза Йоргенсена широко раскрылись. Он впал в транс.

– Дай прогноз происходящего.

– Процентное соотношение точно вычислить невозможно. Но, в общем, не в нашу пользу.

– Подробности!

– Если революции, а в особенности оркестрованной как сейчас, позволить начаться, не дождавшись соответствующего момента, возникнут следующие проблемы: очень вероятно, что жертвами станут люди с наиболее четкой мотивацией и самые квалифицированные из сопротивления, так как они будут атаковать скорее спонтанно, чем по организованному плану; подпольные коллаборационисты будут ликвидированы, так как для них вопросом жизни и смерти становится выход из подполья; поскольку военные усилия не могут быть организованы с полной эффективностью, вероятность того, что существующий режим в состоянии разгромить революцию с помощью армии, практически стопроцентная. Примерами вышеизложенному являются...

– Прервать программу, – притормозил его Стэн. – Если так случится, сколько времени понадобится, чтобы все вернулось на свои места?

– Формулировка нечеткая, – произнес Йоргенсен, – однако понятная. После того, как революция будет разгромлена, репрессии усилятся, восстановление революционной активности займет долгий период времени. По самой скромной оценке, от десяти до двадцати лет.

– Стэн! – внезапно выкрикнула Бэт. – Гляди! На тот экран.

Стэн обернулся. И разинул рот от изумления. Экран, на который показала Бэт, давал изображение входа в Экзотическую Секцию.

56
{"b":"2589","o":1}