ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несмотря на официальную версию – четыре несчастных случая, никто из ребят больше не решался задевать Стэна.

– Карл, я хочу поговорить с тобой.

– Да, папа?

– Воспитатель собирал родительское собрание. Я присутствовал.

– Ну и что?

– Тебя не интересует, чего он хотел?

– Нет. То есть да. Конечно, интересует.

– А сам не догадываешься?

– Понятия не имею.

– Сомневаюсь. Короче, кто-то из мигрят изобрел особенный спрейчик. Ты, парень, об этом ничего не слышал, а?

– Нет, папа.

– Мда-а... Словом, кто-то сочинил такую вонючую жидкость, которая пахнет – ну, как когда в коридоре восемнадцать-сорок пять прорвало канализационный рециркулятор. Помнишь?

– Да, папа.

– Хорошо беседуем, правда? Но это к слову. Итак, этим спрейчиком облили стулья, на которые должны были сесть – и сели – Воспитатель и четверо его помощников. Никак тебе смешно?

– Ну что ты, папочка! Такая беда приключилась с Воспитателем!

– Смотри не заплачь... Короче, Воспитатель требует, чтобы родители сами нашли и выдали властям ребенка с... дай Бог памяти вспомнить, как он выразился... Ага! С ярко выраженным антиобщественным поведением.

– И что ты собираешься делать, папа?

– А я уже сделал то, что собирался сделать. Мы с твоей мамой шли мимо библиотеки. Дай, думаю, загляну. Пока мама заговаривала зубы библиотекарю, я глянул в формуляры, кто в последнее время читал книжки по химии.

– Ну?

– Вот тебе и «ну». Уходя, я забыл вернуть библиотекарю формуляры. С памятью у меня в последнее время просто беда.

Стэн молча потупился.

– Мой отец однажды сказал мне: если хочешь подпалить кому-нибудь пятки, сначала убедись, что по крайней мере у шести окружающих в сумке лежат точно такие же горелки, как у тебя. Понял, о чем я толкую?

– Да, папа.

– Мотай, мотай на ус – возраст у тебя такой, что дураком ходить стыдно.

Один из лучших периодов своей жизни Стэн называл про себя временем ксипака.

Компания регулярно организовывала геологические экспедиции. Члены одной из них обнаружили на какой-то Богом забытой планете злобных маленьких хищников, получивших название ксипаки. Трудно сказать, кому и зачем понадобилось прихватить с собой этих агрессивных тварей. Но факт есть факт – крохотные рептилии появились на Вулкане.

Будучи высотой не больше двадцати сантиметров, ксипак страха не знал и норовил вонзить когти и зубы во все, что двигалось, – хотя бы существо было раз в десять больше него. По словам одного учителя, приехавшего работать по контракту с Прайм-Уорлда, ксипаки напоминали тиранозавров в миниатюре. Впрочем, Стэн не знал, что это за звери такие – тиранозавры.

Ксипак почти одинаково ненавидел всех живых существ. Однако пуще всего он ненавидел других ксипаков. Если отбросить короткий период размножения, главной радостью ксипака было разорвать в клочья сородича. Что делало ксипаков идеальными бойцовыми животными.

В то время Амос получил от Компании премию как рационализатор. Он предложил перенести выхлопное сопло станка подальше от заборного отверстия компьютера – благодаря этому станок работал без поломок в среднем на тысячу часов больше. В торжественной обстановке Амосу списали целый год из контракта.

Будучи человеком крайне азартным, Амос использовал этот год на покупку бойцовского ксипака. Стэн возненавидел рептилию с первого же момента, когда молниеносный щелчок ее челюстей чуть не лишил его мизинца.

Амос тогда же пояснил ему:

– Я тоже не в восторге от этой твари. Мне не нравится, как она выглядит, как она воняет и сколько жрет. Но именно она может стать для нас билетом с Вулкана.

Его планы звучали убедительно. Амос собирался выставлять своего ксипака только в коротких предварительных боях, делая незначительные ставки.

– Рисковать не станем. Будем выигрывать понемногу – месяц контракта там, неделю здесь. Рано или поздно все это сложится в наш билет отсюда.

Даже мать Стэна согласилась, что очередная затея Амоса выглядит разумнее прежних.

А Стэн, которому шел тогда пятнадцатый год, больше всего на свете желал вырваться с Вулкана. Поэтому он стоически переносил отвратительный запах ксипака, прилежно кормил его – и старался не очень громко кричать, когда замешкавшуюся в клетке руку обжигал укус острых зубов.

Какое-то время казалось, что грандиозный план Амоса близок к осуществлению. До тех пор, пока на боях, проходивших в пустом коридоре несколькими блоками дальше, не появился Воспитатель.

Стэн как раз шел за Амосом – выносил на арену клетку. Воспитатель заприметил их с противоположной стороны ринга и поспешил навстречу.

– Здравствуйте, Амос, – медоточивым голоском сказал он. – Я и не знал, что вы держите ксипака.

Амос недоверчиво кивнул. Воспитатель осмотрел шипящую тварь под мышкой у Стэна.

– Похоже, у тебя отличная зверюга. Как вы посмотрите, Амос, если в первом бою мы стравим ее с моим ксипаком?

Стэн бросил взгляд через ринг на необычно крупного разъевшегося воспитательского ксипака, клетку с которым держал один из прихлебателей Воспитателя.

– Пап, – сказал он, – лучше не стоит. Видишь, какой он гладкий и большой!..

Воспитатель сердито посмотрел на Стэна.

– Вы позволяете своему сопляку решать за себя, Амос?

Амос отрицательно мотнул головой.

– Вот и прекрасно. Докажем всем, что в нас с вами живет настоящий спортивный дух. Покажем другим коридорам, что нам надоели их хилые ящерки и мы предпочитаем стравить своих собственных зверей!

Он ждал. Амос несколько раз глубоко вздохнул.

– Думаю, что вопрос о переводе меня на волочильный станок еще окончательно не решен – не так ли, сэр?

Воспитатель расплылся в улыбке.

– Совершенно верно, еще не решен окончательно. И я могу заступиться за вас.

Даже Стэн знал, что работа с милями свернутой в кольца и раскаленной добела проволоки – самое гиблое занятие в смене Амоса.

– Мы с сыном будем рады чести сразиться с вашим ксипаком, господин Воспитатель.

– Отлично, отлично, – сказал Воспитатель. – Покажем всем, что такое настоящий бой!

И он поспешил на другую сторону самодельного ринга.

– Папа, – подавленно произнес Стэн, – его ксипак почти вдвое больше нашего. Мы пропали.

Амос кивнул.

– Со стороны выглядит именно так. Но ты помнишь, я тебе говорил? Они зиг – ты заг, они заг – ты зиг. Наш, он увертливей. Ладно, возьми мою статкарточку и сгоняй в лавку, где продают сою. Купи столько, сколько сможешь спрятать под рубашкой.

Стэн схватил отцовскую карточку и нырнул в толпу.

Воспитатель слишком увлекся, хвастаясь перед дружками, и не видел, как Стэн просовывал пучки сои в клетку с огромным ксипаком.

Споры, гомон, последние пари – вот клетки с ксипаками вынесли на ринг, опрокинули и шустро открыли, отбегая подальше.

Грузно переваливаясь, обожравшийся сои ксипак Воспитателя выполз из клетки, зевнул, свернулся на полу... Поспать ему не удалось – амосов ксипак растерзал его в два счета.

Вокруг ринга стояла мертвая тишина. Амос прикинулся простачком – тут он был мастер.

– Ах, какая незадача! Но мы все же показали им, сэр, что в нас с вами живет настоящий спортивный дух, не так ли?

Воспитатель ничего не сказал. Просто повернулся и стал проталкиваться сквозь толпу.

Победа оказалась пирровой. С тех пор никто не хотел выставлять своего зверя против амосовского – ни на каких условиях. Никто особо не сокрушался, когда ксипака Амоса постигла та же судьба, что и всех остальных миниатюрных тиранозавров, – все они сдохли месяца через два. Как сказал кто-то – из-за недостатка необходимых микроэлементов.

К этому времени Амос уже был занят составлением другого плана, как им обогатиться и сбежать с Вулкана. Он обдумывал свой очередной прожект и в тот момент, когда Торесен обрек на гибель Городок Развлечений – и всю семью Стэнов, за вычетом Карла, которому повезло по чистой случайности.

7
{"b":"2589","o":1}