ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ему надо?

— Спросить?

— Да. Хотя нет. Пусть войдет.

Я открыл дверь. По тому, как инспектор пробурчал слова приветствия (если только это можно было назвать приветствием), и по выражению его лица было ясно, что он явился не для того, чтобы вручить Вулфу почетную медаль. Багровое крупное лицо Кремера и кряжистая фигура никогда не излучали дружелюбия, но у него случались скачки настроения в ту или иную сторону, однако в этот день скачок был явно не в нашу пользу. Опередив меня, он вошел в кабинет, одарив Вулфа таким же приветствием, как и меня, плюхнулся в красное кожаное кресло и уставился на Вулфа. Вулф тоже смотрел на него. Некоторое время они молча поедали друг друга глазами.

— Зачем вы поместили объявление в «Таймс»? — требовательным тоном начал Кремер.

Вулф отвернулся и принялся копаться в небольшой стопке писем, только что извлеченных из конвертов.

— Арчи. — сказал он, — письмо от мистера Джордана смехотворно. Он прекрасно знает, что я не использую Брассаволас для тройного скрещивания. Хоть он и не заслуживает ответа, но он его получит. Приготовь блокнот. Пиши. Уважаемый мистер Джордан, как я понимаю, вас постигла неудача с…

— Прекратите! — взорвался Кремер. — Согласен, помещать объявления в газете не возбраняется, но я спросил вас вполне вежливым тоном…

— Вежливым? — отозвался Вулф.

— Ну, хорошо, пусть вы правы. Вы понимаете, что я хочу узнать. Как бы вы хотели, чтобы я спросил?

— Сперва я должен услышать, зачем вам это нужно.

— Я убежден, что вы скрываете что-то или кого-то, кто связан с убийством. Такое с вами уже случалось. Из вашего вчерашнего рассказа Стеббинсу явствует, что смерть того мальчугана вас никак не касается и что клиента у вас нет. Но ради такого случая вы не потратили бы ломаного гроша и, безусловно, не взялись бы за расследование, для проведения которого нужно расходовать вашу драгоценную энергию. Я мог бы спросить напрямик: кто ваш клиент? Но я этого не сделал, меня интересует только одно — зачем вы поместили объявление в газете? Пусть, по-вашему, я задал этот вопрос не вполне вежливо, но ответьте на него.

Вулф глубоко вздохнул.

— Арчи, ответь ему.

Я повиновался. Мой рассказ занял немного времени. Кремер уже знал все со слов Пэрли, и мне оставалось лишь объяснить, как мы решили истратить деньги Пита, к которым я добавил 1 доллар 85 центов из собственного кармана. Кремер впился в меня взглядом. Мне частенько приходилось выдерживать этот взгляд, когда я юлил и изворачивался, так что сейчас, когда я излагал чистую правду, он меня отнюдь не тревожил.

Задав несколько вопросов и получив на них ответы, Кремер перевел взор на Вулфа и спросил:

— Вы когда-нибудь видели или слышали о человеке по имени Мэттью Бирч?

— Да, — коротко отозвался Вулф.

— Ах, вот как! — На долю секунды в серых глазах Кремера сверкнуло торжество. Не знай я его так хорошо, я бы даже не успел этого заметить. — Постараюсь на сей раз быть вежливым. Не будете ли вы любезны сказать, когда и где вы встречались с ним?

— Никогда и нигде. Позавчера, в среду, я прочел это имя в «Газетт». Как вам известно, я никогда не покидаю дом по делам и весьма редко оставляю его по каким-либо иным причинам, поэтому я всецело завишу от газет и радио, которые информируют меня о делах и заботах моих соотечественников. В газете сообщалось, что труп человека по имени Мэттью Бирч был обнаружен поздно ночью во вторник или, вернее, в среду, часов около трех, неподалеку от причала на Саут-стрит. Предполагается, что он был сбит машиной.

— Точно. Попытаюсь сформулировать вопрос поконкретнее. До сообщения о его смерти встречали ли вы Мэттью Бирча или слышали что-нибудь о нем?

— Не под этим именем.

— Черт возьми, под каким же?

— Это мне неизвестно.

— Есть ли у вас какие-либо основания предполагать или подозревать, что покойный являлся кем-то, кого вы видели или о ком слышали в связи с чем-либо?

— Вот это другое дело, — одобрительно ответил Вулф. — Так надо было спрашивать сразу. Ответ один — нет. Позвольте мне задать вам вопрос. Есть ли у вас какие-либо причины предполагать или подозревать, что ответ мог быть «да»?

Кремер промолчал. Он склонил голову, коснувшись подбородком узла галстука, сжал губы, окинул меня пристальным взором, затем обернулся к Вулфу и заговорил:

— Вот почему я пришел к вам. То, что мальчуган просил свою мать передать вам, и то, как машина совершила на него наезд и затем скрылась, подтверждает, что это не просто несчастный случай… Теперь же возникли новые осложнения, а когда я сталкиваюсь с ними, а вы имеете к ним хотя бы отдаленное касательство, я всегда хочу точно знать, как и почему вы затесались в эту историю и как можно от вас избавиться.

— Я спросил вас о причинах, а не о вашей предубежденности.

— Никакой предубежденности. Есть только осложнения. Машину, сбившую мальчугана, обнаружили вчера утром на Сто восемьдесят шестой улице с тем же самым номерным знаком, украденным в Коннектикуте. Эксперты возились с ней целый день. Они установили, что именно эта машина сбила парнишку. Но это еще не все. На днище машины они обнаружили лоскут материи из куртки Мэттью Бирча, но я не осел и не нуждаюсь в других доказательствах. А вы?

Вулф был удивительно терпелив сегодня.

— Для рабочей гипотезы, если бы я вел это дело, нет.

— В том то и суть, что вы ведете его! Вы же поместили объявление в газете!

Вулф медленно качнул головой из стороны в сторону.

— Признаюсь, — уступил он, — что я могу допустить вздорные действия, что бывали случаи, когда я дурачил или задабривал вас, но вы знаете, что я решительный противник заведомой лжи. Заявляю вам, что те факты, которые мы вам сообщили по данному поводу, абсолютно достоверны, что у меня нет клиента, связанного с этим делом, и что я не занимаюсь им и не стремлюсь им заниматься. Я, конечно, согласен…

Его перебил телефонный звонок. Я снял трубку своего аппарата.

— Контора Ниро Вулфа. Арчи Гудвин слушает.

— Будьте любезны, можно мне поговорить с мистером Вулфом? — Голос был низкий, взволнованный.

— Сейчас справлюсь. Ваше имя?

— Мистер Вулф меня не знает. Я хочу повидать его — это в связи с объявлением в «Таймс». Я хочу договориться о времени, когда он меня примет.

Для Кремера я делал вид, что это обычный разговор.

— Я ведаю его делами. Ваше имя?

— Я бы предпочла… При встрече… Можно прийти в двенадцать?

— Не вешайте трубку. — Для отвода глаз я сверился с календарем на будущую неделю. — Да, можно, только не опаздывайте. Вы знаете адрес?

Она ответила утвердительно. Я повесил трубку и обернулся к шефу.

— Какой-то тип желает посмотреть ваши орхидеи. Я сам проведу его в оранжерею, как обычно.

Вулф кивнул и возобновил разговор с Кремером.

— То, что мальчика и Мэттью Бирча сбила одна и та же машина, конечно, является заслуживающим внимания осложнением, но на самом деле это упрощает вашу задачу. Даже если номерной знак не может оказаться вам полезен, вы, бесспорно, сумеете выяснить происхождение этой машины.

— У меня никогда не было впечатления, что вы отъявленный лжец, — холодно заявил Кремер, вставая. — Прежде я никогда не замечал этого за вами. Нет, — повторил он, — прежде никогда не замечал.

С этими словами он повернулся и вышел.

Я проследовал за ним в прихожую, чтобы запереть дверь, и затем вернулся к своему столу.

— Письмо мистеру Джордану, — распорядился Вулф.

— Слушаюсь. — Я взял блокнот. — Но сперва повторю про один шанс из миллиона за то, что кто-нибудь откликнется на наше объявление. Этот шанс выпал. Какая-то женщина звонила по поводу объявления. Она не назвалась, и я не хотел настаивать в присутствии нашего гостя. Она придет и полдень.

— К кому?

— К вам.

Он сжал губы.

— Арчи, это невыносимо!

— Чертовски хорошо вас понимаю. Но, учитывая, что Кремер вел себя корректно, может быть, имеет смысл поболтать с ней немного перед тем, как позвонить Кремеру, чтобы он приехал и забрал ее. — Я взглянул на настенные часы. — Она явится через двадцать минут… Если вообще явится…

6
{"b":"25895","o":1}