ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга Пыли. Тайное содружество
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Зина Портнова. Повесть о девочке, в семнадцать лет ушедшей к звёздам
Еврейская кухня
Время океана
Мой ребёнок ест сам. Прикорм с удовольствием
Клиническая ординаДура
Тебе мешает только страх. Как преодолеть 5 главных страхов, которые не дают двигаться вперед
Патологический мерзавец

- Я и не ворошу, - объяснила я. - Мне нужно, чтобы ты знал. Я прихожу сюда не только в отчаянии.

Он нахмурился:

- Нет?

- Нет, - улыбнувшись, я покачала головой. - Я прихожу сюда, когда нуждаюсь в тишине, мире и покое. Поразмышлять. Когда я узнала, что беременна, мою голову переполняли мысли. О моих маме и папе. Бет. Ты. Элли. Элоди. Кларк. Все, кого я люблю. И ребенок. Наш ребенок. Я не знала, напугана я была или счастлива, грустна или взволнована. Неприятное чувство – когда все мысли разом навалились, и невозможно сконцентрироваться. Я пришла сюда сосредоточиться, понять что чувствую. Но ты появился раньше, чем у меня получилось подумать.

- И сделал свои выводы.

- Да. Тогда я хотела поговорить с тобой. Действительно хотела. Мне нужна была твоя помощь.

- А я вел себя как полный ублюдок.

Я засмеялась:

- Я не за этим сюда тебя привела. Я привела тебя сюда, чтобы ты знал, что это не то же самое, что три года назад. Если мне нужно просто о чем-то подумать, я не убегаю от тебя. Но если я прихожу сюда, я хочу, чтобы ты знал - это всего лишь место, где я хочу найти спокойствие и тишину. Я не закрываю его от тебя. Я хочу поделиться им с тобой.

Он наклонил голову и спокойно произнес мне в губы:

- Это твое место. Тебе не нужно им делиться. Я счастлив, что ты поделилась со мной этим местом, особенно потому, что тебе понадобилось много времени решиться на это.

- Определенно, мне нравится как это прозвучало.

Улыбаясь, Брэден склонил голову, раскрыл свое пальто и вытащил небольшой пакет из внутреннего кармана. Оно было странной формы и очень плохо упаковано.

- Для тебя.

 Ошеломленная, я взяла подарок.

- Что это?

 Он пожал плечами, все еще улыбаясь.

- Просто что-то, чтобы напомнить тебе кто ты есть на самом деле и какой прекрасной мамой станешь.

 Благодарная за эти слова, я быстро развернула подарок, и мое сердце затрепетало в груди. Я узнала, что это.

Серебряная погремушка, и если ее перевернуть – на одной стороне выгравировано мое имя, на другой – имя моей младшей сестры, Бет. Эта погремушка принадлежала мне, а когда появилась Бет, я попросила маму выгравировать на ней и ее имя, чтобы я могла отдать ее своей маленькой сестренке. Моя мама держала ее в шелковой коробочке, в надежде, что мы начали новую традицию – передавать ее из поколения в поколение нашей семьи. Я не рассказала эту историю Брэдену, даже когда выудила ее из хранилища в штате Вирджиния, в ту нашу поездку, посвященную разбору вещей нашей семьи.

 Даже не зная эту историю, он понял, что это для меня очень много значит.

- Я взял ее из коробки со всеми вещами твоей семьи и почистил ее.

Он повернул погремушку в руке так, что имя Бет было обращено наверх.

- Думаю, если у нас родится лапочка-дочка, мы могли бы назвать ее Бет.

Проглотив комок эмоций, заполнивший горло, я кивнула.

- Я бы хотела этого. Спасибо. - Я обняла руками его шею, сжимая крепко в кулаке погремушку, и поцеловала его.

Мы целовались, сладкие движения наших губ распаляли. Я отстранилась, прижавшись к нему лбом, мое дыхание было тяжелым.

- Как думаешь, мы, наконец, преодолели это?

- Преодолели что?

- Все это дерьмо, - улыбнулась я нахально. - Думаешь, мы уже все знаем друг о друге?

Брэден покачал головой, снова слившись со мной в поцелуе, а я еще сильнее прижалась к нему.

- Нет, детка. Мы будем меняться вместе каждый божий день. Мы будем узнавать новые вещи о себе, не говоря уже друг о друге.

 Я отстранилась.

- Кто-нибудь когда-нибудь говорил тебе, что, если твой страх не стоит на пути проницательности, ты невероятно мудрый человек, мистер Кармайкл?

Он закатил глаза:

- Смогу ли я когда-нибудь загладить свою вину?

Я фыркнула и взяла его за руку, решив, что пора спускаться вниз по улице Касл-Хилл.

- Когда я облажалась, ты неуместно шутил об этом в течение нескольких месяцев, да теперь то и дело вспоминаешь, а сам хочешь, чтобы я поставила точку?

Он хмыкнул:

- Я позволю тебе эмоционально манипулировать мной в течение недели.

- Год.

- Месяц.

- Год.

- Полгода.

Я задумалась. Это был довольно длительный период времени для применения пыток и, вероятно, вписывался в беременность.

- Ладно, шесть месяцев. Но я должна предупредить, что это будут не только эмоциональные манипуляции.

- Разъясни.

Я улыбнулась ему.

- Я беременна. Мои запросы, пристрастия… Они станут слегка возмутительными.

Его тело сотряслось от смеха.

- Ты носишь моего ребенка. Я, пожалуй, возьму на себя вину, если ты кого-нибудь убьешь.

- Ты, пожалуй, возьмешь на себя вину в любом случае, независимо от того, беременна я или нет.

Брэден улыбнулся мне мягко.

- Вероятно так и будет.

Усмехнувшись, я крепче сжала наши ладони.

- Я собираюсь заставить тебя пройтись со мной по магазинам в поисках одежды для мам.

- Я переживу. На самом деле, я с нетерпением жду появления у тебя пуза.

Он погладил рукой по моему животу, к чему уже изрядно пристрастился.

- У меня пуза? Почему?

- Это первобытные штуки, - пошутил он.

- Разъясни, - повторила я его слово.

- Не уверен, что ты захочешь знать. Ты только недавно перестала на меня злиться.

- Брэден…

Мы подошли ко входу замка на эспланаде, он остановился. (ПП: англ. Esplanade - широкое открытое пространство перед крепостью). Я позволила притянуть меня к себе, он наклонился и прошептал мне в ухо:

- Когда мужчины будут видеть твой живот, они будут знать, что я единственный, кого ты впустила в себя. Они будут знать, что ты - моя, а я - твой, и что внутри тебя растет наш малыш.

От удивления у меня открылся рот, я отпустила Брэдена и поймала его взгляд.

- Мысль о моем пузе тебя заводит, - резюмировала я более кратко его длинную тираду.

Он состроил покаянную рожицу. Я пожала плечами.

- Что ж, я не против. Я как раз начинаю входить в стадию второго триместра, и как я слышала, это период, который сделает меня похотливой как черт.

Мы как раз пересекали эспланаду, Брэден взял меня за руку и уверил:

- Я сделаю все возможное, чтобы удовлетворить тебя.

- У меня большие ожидания, - поддразнила я. - Грязные комментарии в ресторанах, секс в туалетах, автомобилях, лифтах, раздевалках магазинов одежды для мам.

Мой муж засмеялся, отпустил мою руку, обнял за плечи и притянул к себе.

- Ты пропустила диван, кухонный стол, душ, ванну… И кровать может подойти, знаешь ли.

- Нам нужно поймать такси.

Я ускорилась, быстро зашагав по Миле и услышала усмешку Брэдена:

- Гормоны, вызванные беременностью?

- Гормоны, вызванные Брэденом, - проворчала я, сигналя встречному черному кэбу.

Я повернулась к нему, мои глаза блестели от предвкушения.

- Так как на прошлой неделе ты трахал меня, то теперь я за все отвечаю. Я сверху. А там посмотрим, как пойдет.

Он тяжело вздохнул, словно вся тяжесть мира легла на него:

- Ох, уже началось.

18
{"b":"258955","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Петербургские повести
Легкая уборка по методу Флай-леди: свобода от хаоса
Украденная служанка
Без морщин. Система естественного омоложения лица
Выжить любой ценой. Часть четвертая. Естественный отбор
Метапсихология «π». Пособие по практическому применению бессознательного
Девственница для монстра
Двериндариум. Живое
Путь художника