ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Парни оставили замок в покое и вернулись к лодке. Там они уселись в ожидании утра, хотя еще даже не наступила полночь, и мелко дрожали от страха. Но ни один не желал в этом признаться.

— Как только рассветет, мы извлечем сокровища, — разглагольствовал Ури. — Лодку мы спрячем в отдаленной бухте, а с наступлением темноты вернемся в деревню. Рыбаки не заходят на этот остров. И вряд ли они позвонят в полицию и сообщат, что видели лодку около острова. Но если ночь окажется темной, нам не страшна никакая полиция.

Они болтали про мотоциклы, драки и девочек. Михаил, которого девушки избегали, как огня, описывал свои невероятные успехи в сексе. Он сам настолько запутался в своих рассказах, что его слушатели не могли подавить приступов неудержимого хохота.

— Я поимел больше женщин, чем вы оба, вместе взятые, — сердито сказал Михаил. — Например, однажды я заметил девушку на рынке. Ее звали Бьянка и…

— Не гони, Бьянкой звали ту шалашовку из видеожурнала «Семнадцать»…

В этот момент над островом раздался колокольный звон

— Замолчи, — прошипел Марцинкус — Что это было?

— Кажется, колокол, — пробормотал Ми хаил.

— Козел ты безрогий, — рассердился Ури. — Это мы и сами поняли. Меня интере сует совсем другое. Почему на безлюдном ост рове вдруг звучит колокол?

— Ури, — обратился к нему Марцинкус, — мы сейчас поднимем якорь и отчалим. Выйдем в открытое море. И наплевать мне на этих гребанных рыбаков и на полицаев, и на то, что они все про нас подумают.

Ури в ответ что-то пробурчал и попытался завести мотор, но тот коротко чихнул и заглох. Он пытался снова и снова, но безуспешно.

Тогда Ури повернулся к товарищам, и его лицо побледнело не только от лунного света.

— Не заводится, — пожаловался он. — И весел нет. Мы влипли.

— Мы умеем плавать, — предложил Марцинкус. Ури покачал головой.

— Во-первых, в море сейчас колотунчик. Нас хватит максимум минут на пятнадцать. Даже если мы доплывем до побережья, скоро начнется отлив. Течение вынесет нас обратно в море, и — конец всему.

— Это все ты со своими идеями! — завелся Михаил. — Полночные поиски сокровищ! Купил на фуфло! Фрайер!

— Во всяком случае, до настоящего момента ничего не произошло, — возразил Ури. — Кто хочет многого достичь, должен уметь рисковать.

Некоторое время они сидели молча. Вдруг Ури услышал странный звук. Это стучали зубы поляка. Он хотел закричать на труса, но Марцинкус указал вытянутой рукой на обрыв и заорал в ужасе: — Вон там! Смотрите! Там!

На обрыве замерла темная, облаченная в рясу фигура верхом на лошадином скелете. Пока трое в лодке сидели ни живы ни мертвы, к первому всаднику добавились еще шестеро. У них под ногами крутился скелет собаки.

Они внимательно смотрели на лодку, которая отчетливо выделялась на освещенной луной морской глади. Медленно и беззвучно призраки направились к ней. Создавалось такое впечатление, что лошадиные подковы не касаются песка. С уверенностью лунатиков всадники спускались по крутому обрыву.

Когда они приблизились, Ури Валпис разглядел под капюшонами морщинистые лица мумий, обрамленные длинными черными волосами и бородами. Ночные всадники размахивали мечами.

Марцинкус дико завопил, прыгнул в воду и быстро поплыл навстречу далекой земле. Он предпочитал утонуть, чем принять ужасную смерть от мечей привидений.

Михаил встал на колени и начал читать молитвы, которые он знал. Бедняга крепко зажмурил глаза.

— Вставай, вставай, не ссы, сука! — заорал на него Ури. — Доставай пушку!

Михаил выхватил из-за пояса обрез и дважды выстрелил в прыгнувший на него скелет собаки. Ури ткнул в приблизившегося всадника палкой, к концу которой изолентой был прикреплен нож. Импровизированный серебряный наконечник бессильно звякнул о кольчугу рыцаря и упал в воду. Рыцари-вампиры окружили лодку

Ури стоял на корме. Он достал серебряный стилет, уже выручивший его однажды. Но тогда ему противостояла голая «начинающая» вампирка. Сейчас же вокруг стояли демоны, стремительные, как сама смерть. Никогда в жизни парень не испытывал такого панического ужаса. Но он должен был бороться, защищать свою жизнь — такова была его натура.

Копыта лошадиных скелетов мягко прошлепали по воде.

— Проваливайте и будьте прокляты! — бросил им в лицо Ури. — Отправляйтесь назад в ваши вонючие гробницы!

Он взмахнул ножом и со свистом рассек воздух. Его голос захлебнулся. Меч переднего всадника легко описал дугу и отсек Ури кисть, которая сжимала нож. Парень, обезумев, уставился на безобразную культю, — из нее фонтаном забила кровь.

На руке все еще держались стильные ручные часы «джей-шок», сорванные на той недели с руки одного туриста..

Трое ужасных монахов влезли в лодку. Ури хотел, было, прыгнуть за борт, но не успел. Меч пронзил его между лопаток, парень со стоном упал на дно лодки.

Перед смертью он увидел нечеловеческие лица, склоненные над ним, и услышал крики Михаила. Потом луна как-то сразу потускнела и исчезла совсем. Ури Валпис умер.

X

Алла Бойко проснулась в объятиях Андрея. Любовник улыбался ей.

— Любимая! — произнесли его губы, словами последовал поцелуй.

Ужасные происшествия последних дней помогли им найти друг друга. Алла потянулась. и выгнулась, как сытая кошка. Одеяло соскользнуло с ее груди. Андрей тут же принялся целовать ярко-розовые, крепкие соски.

Она притянула молодого человека к себе. Ее руки, лаская и возбуждая, легко заскользили по его телу. Андрей откинул одеяло. Он целовал шоколадное загорелое тело девушки и не избегал потаенных местечек.

Алла не могла больше сдерживать себя, она зашевелилась, постанывая и покусывая плечи Андрея, а затем прижалась к Андрею всем телом. Влюбленные позабыли обо всем на свете.

Алла уже не так тяжело сознавала собственное вдовство — тяжесть утраты была компенсирована радостью обретения.

Через час они покинули апартаменты и столкнулись в дверях лифта с Резо Кивилиани. Он почувствовал укол ревности и уязвленного самолюбия, когда увидел светловолосую девушку и высокого мужчину, которые, тесно обнявшись, выходили из номера Андрея

Накануне вечером Резо настойчиво флиртовал с Аллой, но она не обращала на него ни малейшего внимания. От обиды Резо плохо спал этой ночью. Кажется, Алла свела его с ума — он никогда не испытывал подобных чувств ни к одной женщине, даже к Лизе, своей покойной невесте, которая, рассуждая трезво, была все же не более, чем взбалмошной дурёхой. И умная, тонкая, интеллигентная, все понимающая Алла выгодно отличалась от нее.

Резо был вынужден признаться себе, что он, хладнокровный и жестокий Резо Кивилиани, сын одного из главарей российской мафии, потерял голову от страсти к стриженой светловолосой бабе, старше его на пару-тройку лет, да еще и побывавшую замужем.

Резо обуревали муки ревности, но он не показывал вида.

В ответ на вежливое замечание Андрея, что Резо сегодня неважно выглядит, грузин сослался на события последних дней.

Они вместе спустились на лифте и отправились завтракать.

Завтрак был обильный и сытный, с претензией на роскошь, как и положено в интуристовских отелях. Резо только выпил кофе, еда не лезла ему в горло. Андрей и Алла весело и беззаботно ворковали. Андрей съел яичницу и несколько бутербродов.

Резо был вынужден крепко держать себя в руках, чтобы не показать свои муки. Он облегченно вздохнул, когда официант позвал его к телефону.

Звонил Айно Турпис, владелец отеля «Балтия» в Еммери. Он знал о масштабах влияния на экономику республики отца Резо и старался во всем угодить его сыну.

— Ну что у тебя? — грубо спросил Резо.

— В бухте Тирона снова стоит моторная лодка на якоре, — ничуть не смутился от такого приветствия Турпис. Резо слышал его тяжелое дыхание. — На борту найдены два изуродованных трупа. Мы возьмем лодку, а незадачливых мертвецов оставим на острове

— Ты знаешь, кто эти убитые?

— Говорят, какие-то молодые ребята в кожанках.

16
{"b":"25897","o":1}