ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Батя увидел огонек сигареты одного из телохранителей, карауливших в парке. Его рука обвила талию умопомрачительной фотомодели. Они спустились по ступенькам в парк.

— Ах, это вы, шеф, — сказал телохрани тель. — А я вас поначалу не признал.

— Не рыпайся, — посоветовал ему Батя. — Я не думаю, что повторное нападение последует так скоро. Забор охраняют собаки, ворота закрыты, ток включен. Единственное, что еще можно было бы добавить, — это зенитное орудие.

— Наверняка вы установите его очень скоро, — неудачно пошутил телохранитель и деланно засмеялся.

Батя прикурил две сигареты — одну для себя, другую для Инны. Молодые люди углубились в парк. Лунный свет заливал серебром деревья и цветы на клумбах. Под ногами шуршал гравий. Батя и Инна дошли до стены, обозначавшей границу его владений.

Навстречу им в сопровождении ротвейлера вышел кинолог. Пес явно беспокоился, топорщил уши и нервно скулил.

— Я просто ума не приложу, что случилось с собаками, — пожаловался кинолог. — Участок, где мы похоронили убитых, не желает охранять ни одна собака, даже мой Роник начинает беситься, когда мы приближаемся к этому месту. Он скулит и жмется к ноге.

— Собаки чуют смерть, — безапелляционно заявил Батя. — Вот твоя сигарета, Инна. Когда ты ее докуришь, мы повернем обратно к дому.

Кинолог с ротвейлером вернулся на свой пост.

Молодые люди остановились недалеко от могилы. Массажистка и мужчина с разорванным горлом были зарыты вместе с остальными. Инна застонала в объятиях своего покровителя и затрепетала. В свои неполные семнадцать лет это была очень страстная девушка и моментально возбуждалась, стоило ее лишь коснуться. Эрогенными на ее теле были, казалось, абсолютно все места — руки, плечи, волосы

Батя повалил ее на холмик земли и задрал ей мини-юбку.

— Не надо…— прохныкала девушка, — не здесь… Не на могиле…

— Разве смерть тебя не возбуждает? — ухмыльнулся Батя.

— Да, да, — залепетала красотка. — Возьми меня прямо здесь…

Из жирной, рыхлой земли показалась бледная рука. За ней появилась женская голова, такая же неестественно бледная В лунном свете на ее шее была отчетливо видна ужасная рана. Рядом с женщиной тоже зашевелилась земля.

Трупы с изуродованными телами восставали из разрытых могил. Батя и Инна, не замечали ничего вокруг себя, они возбужденно и тяжело дышали, в упоении занимаясь своей любовью. Где-то вдали завыла собака.

Медленно и беззвучно мертвецы двигались к Бате и его любовнице. Инна внезапно увидела через плечо своего дружка сведенное судорогой, ужасное лицо мертвеца. Она истошно закричала. Парень молниеносно обернулся.

Перед ними стояло тело массажистки с оскаленными зубами Дрожащие пальцы Бати потянулись к пистолету, но было поздно. Мертвец, обладающий сверхъестественными силами, притянул его к себе.

Бандит дико завопил, и холодные пальцы трупа вцепились в его холеное тело Острые зубы нашли сонную артерию и прокусили ее.

—Аааххх!

Батя бессильно рухнул на землю, труп массажистки навалился на него и стал плотоядно заглатывать теплую кровь

Инна хотела спастись бегством, но ее схватил мужчина с ужасной раной на шее. Девушка начала царапаться, драться, вырвала у вампира большой клок волос, но бесполезно — ее звенящий вопль перешел в предсмертный хрип, когда длинные зубы чудовища вонзились в ее тонкую шею.

К месту происшествия бежали со всех сторон привлеченные криками телохранители, но они опоздали. Вампиры завершили свой кровавый пир и скрылись, оставив на месте трагедии неподвижные тела бывшего «Принца Уральского» и его подружки.

VI

— Вы слышали, Валико Савадзе и Принц Уральский, мои основные соперники, устранены. Сейчас я возглавляю преступный мир России. Но скоро я возглавлю преступный мир США, Италии и, вообще, всего мира. Сначала я стану некоронованным королем бандитов, а потом и всех парламентов.

После этих слов профессора Кивилиани Андрей Берестов грустно взглянул на него. Профессор стоял у двери камеры в белом халате врача, за ним возвышался Зигфрид, всюду следовавший за своим господином.

— Вы сошли с ума, профессор, — произнес Берестов. — Только свихнувшийся человек может использовать в своих целях это несчастное создание, тем более устранить уязвимые места вампира, сделав его совершенно недосягаемым. Однажды этот демон расправится с вами. Вы заключили сделку с самим Сатаной, господин Кивилиани. Но человек в таких сделках всегда проигрывает.

Профессор захохотал.

— Ваш низменный дух не понимает, что великие люди идут непроторенными путями. Зигфрид — мой раб, мое творение, но и в то же время мой друг, мой ученик… О, он умен, очень умен. Он за считанные дни научился тому, на что другим потребовались бы месяцы, если не годы. Он полностью адаптировался в нашем мире. Я снабдил его телом, нечувствительным к огню, дневному свету, кислоте и морской воде. Я обучил его всему необходимому. Я, профессор Кивилиани, превратил демоническую мумию в монстра, равного которому не существует на всей планете.

Зигфрид отодвинул в сторону профессора и подошел к Андрею.

Бывший магистр дьявольских монахов был одет в голубой строгий костюм и модные туфли, на руках его были черные кожаные перчатки, верхнюю половину лица закрывали темные очки. Лицевую маску он теперь предпочитал носить на затылке, натягивая ее лишь в случае выхода на солнце. На вид это был черноволосый курчавый молодой человек лет двадцати пяти с бледной кожей и красивыми васильково-голубыми глазами. Вампир обнажил белоснежные крупные как на подбор зубы. Андрей отпрянул к стене.

— Стой, Зигфрид, — приказал профессор. — Я знаю, как ты его ненавидишь, но убьешь ты его только по моему приказу. Резо хочет его видеть страдающим и униженным. Мы идем к твоей девушке Алле, дорогой товарищ майор. Она должна выбрать между двумя претендентами на ее тело: Резо или Зигфрида. Как тебе это нравится?

Покраснев от злобы, Андрей Берестов бросился на профессора, но Зигфрид оттолкнул его. Молодой человек не удержался на ногах и рухнул на нары.

— У меня есть еще одна новость для тебя, бравый вояка, — продолжал профессор. — Наш Зигфрид оказался настоящим сокровищем для науки. С тех пор, как он стал получать регулярное питание, а его тело перестало зависеть от окружающей среды, он быстро восстанавливает свой организм. Теперь Зигфрид способен вести половую жизнь. Если Алла и дальше будет отказывать Резо, то отказать Зигфриду она не посмеет. Интересно будет посмотреть на наследника вампира.

Это было слишком для Андрея. Он закрыл лицо руками.

— Зигфрид создал двадцать зомби. Он может их контролировать независимо от разделяющего их расстояния. Представь себе, какую власть я приобретаю, Андрей. Войско мертвецов на моей стороне! Армия Детей Ночи! Это только вопрос времени, я создам целое подразделение мертвецов. Единственное неудобство: Зигфрид должен высосать очередной жертве до половины всей крови и вкачать ей примерно столько же своей, иначе не получится настоящего вампира. Обычных оживших мертвецов, зомби, мы не считаем, это, так сказать, побочный продукт. Примерно пятьдесят процентов крови жертвы должно пройти через организм Зигфрида. К сожалению, синтезировать содержимое слюнных желез Зигфрида пока не удается, но у нас все впереди. Целая лаборатория сейчас занимается его изучением — и мы на верном пути!

Андрей Берестов молчал. Он пережил за последние недели слишком много кошмаров. Он находился в плену у профессора уже четырнадцать дней, и Кивилиани не лишал себя удовольствия сообщать ему самые чудовищные новости, касающиеся Зигфрида. Для чего он это делал? С одной лишь целью — ему искренне понравился Андрей Берестов. Этот отставной военный разведчик имел аналитический ум, обладал умением мгновенно оценивать обстановку и действовать стремительно и эффективно. Это импонировало профессору. Из Андрея, решил он, получится прекрасный вампир — заместитель Зигфриду.

Железная дверь захлопнулась. Андрей Берестов снова остался один. Профессор Кивилиани в сопровождении Зигфрида отправился продолжать нечеловеческие, по своей жестокости, эксперименты. Андрей разбил в кровь кулаки о бетонную стену, томясь неизвестностью о судьбе Аллы.

32
{"b":"25897","o":1}