ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бесконечно тянулись часы. Парня мучали жуткие галлюцинации. Иногда ему казалось, что он сходит с ума. и лучший выход — размозжить себе череп о бетонные стены камеры. Но в нем еще жила крошечная искра надежды.

Ненависть! Неприкрытая, смертельная ненависть помогала пленнику выжить. Садист Резо не позволил профессору Кивилиани отдать Андрея Зигфриду. Он противился и превращению Андрея в вампира. Он хотел заставить Андрея страдать. Но со страданиями росла и ненависть пленника, она становилась безграничной и безмерной

В замке повернулся ключ Андрей Берестов опять поднял голову. Было три часа, в любом случае это было не время для приема пищи. Кто же пришел его мучить: профессор или Резо?

На пороге показалась красивая черноволосая женщина. Она закрыла за собой дверь и загнанно осмотрелась по сторонам. Ее лицо было бледно, но глаза горели как факелы.

— Пожалуйста, не шумите, — произнесла женщина умоляющим голосом. — В этом проклятом доме уши есть даже у стен. Меня зовут Лариса, я., любовница профессора Кивилиани.

Андрей Берестов заметил, что Лариса чего-то ужасно боится и находится на грани нервного срыва. Она прижалась к стене, чтобы наблюдатель не смог ее обнаружить. По узкому коридору мимо камеры Андрея периодически проходил часовой и заглядывал в глазок.

— Что вам здесь надо? — прошептал Андрей Берестов.

— Я больше не могу. Все, что в последнее время я наблюдаю на этой чертовой даче, ужасно и отвратительно. Этот… этот дьявольский монстр Зигфрид убивает каждый день людей и пьет их кровь. Он насилует женщин, а потом уничтожает их. До конца дней я не забуду их крики, даже если доживу до ста лет. Вы не можете себе это представить, как это ужасно.

Судорожные всхлипывания сотрясали пышное тело Ларисы.

— Но самое мерзкое то, что профессор хочет повторить кровавый ритуал, с помощью которого Зигфрид и его монахи добыли себе бессмертие в двенадцатом веке. Мозг Зигфрида несколько повредился за столько веков, и он не может вспомнить всех его деталей. Но каждый день в его памяти всплывают новые и новые подробности. Скоро он вспомнит все

У Андрея побежали по спине мурашки. Зигфрид опасен, но профессор Кивилиани, полусумасшедший с манией величия, а, возможно, и вся его клика будут угрожать существованию человечества. Пока профессору служили лишь вампиры. Но если он сможет призвать на службу адских демонов… Это будет страшней, чем атомная бомба. Монахи на Тироне зависели от случайных жертв, волей обстоятельств оказавшихся на проклятом острове. Но если профессор со своими подручными повторит ритуал, они смогут убивать людей на всех континентах. Демоны возжелают мирового господства.

— Я просила профессора отказаться от за думанного, заклинала его, но он только сме ется. Я собиралась расстаться с ним, но он разозлился и пригрозил, что отдаст меня Зигфриду.

Лариса снова всхлипнула.

— Он повредился рассудком. А я… Я христианка и в Бога верую.

— Вы должны помочь мне бежать отсюда, — сказал Андрей Берестов. — Другого пути прекратить этот кошмар нет.

— Да, — кивнула Лариса. — Да, я пришла помочь вам. Другого выхода нет. Сама Богоматерь привиделась мне вчера ночью и со слезами на глазах, на ее прекрасных глазах, умоляла меня, грешницу, спасти людей. Я могла любить ученого, могла любить бандита, но адское чудовище любить не могу. Пойдемте отсюда.

Они дождались, когда сторож уйдет в дальний конец коридора, и Лариса открыла дверь. Андрей настороженно выглянул наружу, в освещенный лампами дневного света коридор. Никого не было видно.

Лариса вышла вперед, она была вне подозрений. Им опять никто не встретился. Беглецы поднялись по лестнице в вестибюль.

Огромное помещение было пусто. Телохранителей не было. Профессор Кивилиани полагался на Зигфрида. Лариса открыла дверь. Перед ним раскинулся парк.

— У стены стоит моя машина, — прошептала Лариса. — Если мы доберемся до нее, считайте, что мы спасены.

— Вы не могли бы добыть серебряный нож? — спросил Андрей. — На всякий случай. Мне было бы спокойней.

Он ждал в холле. Лариса вернулась через несколько минут. Она протянула Андрею длинный серебряный нож, второй она спрятала под кофточкой.

— У профессора есть пистолеты, револьверы и ружья, стреляющие серебряными пулями, — молвила Лариса. — Но у меня нет ключа от его арсенала.

Они вышли в парк. Вокруг никого не было видно. Андрей и Лариса двигались в тени деревьев и кустарников и избегали освещенных мест. Они остановились, когда до стены осталось четыре метра.

Андрей Берестов повел головой и внимательно осмотрелся. Все вокруг — и пространство возле забора, и сам забор — было нашпиговано датчиками. Он оглянулся на скрытую за деревьями дачу. На втором этаже в апартаментах профессора все еще горел свет.

— Черный ход есть? — спросил Андрей. — Через стену нам не перелезть. — Да, идите за мной.

Андрей последовал за Ларисой. Они пошли вдоль стены. На узкой тропе, ведущей к калитке, они заметили часового. Он стоял к беглецам спиной.

— Здесь еще один телохранитель, — прошептала Лариса.

— Я его сейчас уберу, — отозвался Андрей.

Он беззвучно подкрался к человеку. Тот не двигался и не замечал никого. Андрей Берестов схватил его за горло и… отпрянул.

Кожа часового была ледяной, и Андрей ощутил под своими пальцами рваную рану. Перед ним был один из вампиров, подчинявшихся Зигфриду. Мертвец повернулся к Андрею. Молодой человек всмотрелся в его бледное лицо.

Тут он услышал крик Ларисы: женщину схватили сразу три трупа. Еще восемь зомби вышли из-за деревьев, а на дорожке из гравия появился сам Зигфрид.

Андрей Берестов непроизвольно попятился и уперся спиной в забор. Весело зазвонила сигнализация. Мертвецы окружили его. Это были мужчины, женщины и совсем молодые девушки с окровавленными шеями и длинными, белыми клыками.

Один из вампиров уже совсем, было, собрался полакомиться теплой кровью молодого человека, но тут Андрей выхватил серебряный нож и всадил его в грудь трупа по самую рукоятку. Тот завизжал и рухнул на землю.

Но остальные схватили отставного майора, четырнадцать сильных и холодных рук придавили молодого человека к земле и вырвали у него нож. Андрей Берестов приготовился к смерти.

Но вампиры почему-то медлили. Затем раздалась отрывистая команда. Андрея и Ларису подняли и понесли обратно к вилле. Профессор Кивилиани ожидал их в ярко освещенном холле.

— Вы что, действительно поверили, что можете от меня сбежать? Ты совершенно права, Лариса, у стен в этом доме есть уши. В камере Андрея расставлены микрофоны. Я слышал каждое слово, произнесенное тобой там, внизу. У вас был лишь один путь к бегству, и я вам его предоставил. Отведите господина Берестова обратно в его камеру. Зигфрид, ты заслужил награду. Возьми себе эту милую даму.

Радостный хохот-лай вылетел из глотки ужасного монстра. Зигфрид завладел рукой женщины и поволок ее к лестнице, ведущей в его комнаты.

Андрея оттащили обратно в камеру. За его спиной раздавались мольбы Ларисы о прощении, пощаде, милосердии, но профессор лишь смеялся в ответ.

VII

Алла томилась на первом этаже виллы. В эту ночь ее разбудили надрывные женские крики. Хлопнула дверь, и крики прекратились.

Через некоторое время отворилась дверь в комнату Аллы. В проеме показался Резо Кивилиани.

Последние две недели он навещал ее каждый день. И каждый раз Алла повторяла свой отказ. Она сопротивлялась, как раненая тигрица, когда Резо попытался овладеть ею силой. У молодого бандита до сих пор было исцарапано все лицо.

После этого он рыдал, валялся у нее в ногах, молил о прощении. Не было никакого сомнения, Резо Кивилиани был без памяти и всерьез влюблен в Аллу. Он отказался от применения силы, испугавшись ее реакции. Он хотел, чтобы Алла отдалась ему добровольно. Что было у него на уме?

— Это бессмысленно, Резо, — устало ска зала Алла. — Между нами ничего нет и нико гда не будет. Уходи, оставь меня в покое.

33
{"b":"25897","o":1}