ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клад тверских бунтарей
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Справочник писателя. Как написать и издать успешную книгу
Каков есть мужчина
Обжигающий след. Потерянные
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Неожиданное признание
Противодраконья эскадрилья
A
A

Резо Кивилиани покачал головой.

— Нет, Алла, в этот раз тебе не удастся отказать мне. Я предоставлю тебе выбор. Ты можешь выбрать меня, или… в общем, ты сама увидишь. Пойдем!

Огромного роста телохранитель протиснулся в комнату вслед за Резо, и Алла, поняв, что сопротивляться бесполезно, безропотно пошла за бандитом. Он подвел ее к лифту. Хозяин и пленница поднялись на второй этаж.

В комнате, где они очутились, стоял какой-то странный телевизор. Резо включил его и стал нажимать на многочисленные кнопки.

— Почти во всех комнатах этого здания вмонтированы скрытые камеры, — объяснял он Алле. — В апартаментах Зигфрида тоже стоит камера. И микрофон. Сейчас ты увидишь на экране, что там в данный момент происходит.

Экран осветился. Алла услышала стоны и всхлипы. Девушка не раз видела Ларису. В этот момент злополучная беглянка лежала на кровати, а на ней распростерся Зигфрид. Его тело ритмично двигалось.

— Нет, — простонала Алла, — этого не может быть.

— Да-да, — возразил Резо Кивилиани. — Это еще один пример того, что покой и регулярное питание могут возродить даже такого мужчину.

Алла отвернулась и заткнула уши. Через некоторое время Резо потряс ее за плечо.

— Смотри, — потребовал он, — смотри, чтобы знать, что тебя ожидает, если ты и впредь будешь мне отказывать.

Зигфрид впился в шею Ларисы. Он жадно пил алую кровь.

Алла услышала гортанные звуки за своей спиной. Обезьяноподобного телохранителя, грубого и жестокого мужчину, имевшего на своей совести не одну загубленную душу, буквально вырвало при виде этого зрелища прямо на ковер.

— Я или Зигфрид, — повторил Резо — Спрашиваю тебя последний раз. Решай, Алла.

Алла склонила голову. Ее глаза наполнились слезами, женщина была сломлена. Она была готова принять любые муки, лишь бы не попасть в руки Зигфриду.

— Да, Резо, — сказала Алла безжизненным голосом. — Я сделаю все, что ты скажешь, только не отдавай меня вампиру.

VIII

Между тем под утро в штаб-квартиру профессора позвонил вице-премьер и сказал, что в столице циркулируют какие-то непонятные слухи, что патриарх сделал официальный запрос в правительство по поводу существования секты вампиров.

— Словом, профессор, если вы не увеличите финансовую отдачу от деятельности вашего института, нам придется направить проверяющих. Деньги переведите на счета фирм «Эль Дорадо» и «Монте Аргентум»…

Профессор скрипнул зубами и в книжечке, в которую аккуратно заносил всех своих врагов и просто недругов (на случай будущих репрессий), аккуратно вычеркнул собеседника из конца списка и перенес в начало.

Однако делать было нечего. Между профессором Кивилиани и Дато Чичвария началась самая настоящая война. На сторону Кивилиани переходило все больше преступных элементов. Его власть и влияние росли не по дням, а по часам. Но и Дато Чичвария, старейший уголовник страны по прозвищу Вор воров, не сдавался. Он созвал генеральное совещание в своем бункере в деревеньке Сасовка под Петербургом. Главарь питерской мафии восседал в инвалидной коляске перед пятью мужчинами, составлявшими опору его державы. Они прибыли из Самары, Нижнего Новгорода, Челябинска, Уфы и Тюмени.

Дато Чичвария, король преступного мира, был маленьким, старым, высохшим человечком. Его лицо покрывали тысячи морщин, голова давно облысела, голос был пронзительным, как у кастрата.

Но каждый, кто хоть раз заглядывал в его холодные, абсолютно бесчувственные водянистые глаза, сразу понимал, что за человек сидит перед ним. За комической внешностью скрывались незаурядный ум, изобретательность и стальная выдержка.

Чичвария был одной из самых замечательных личностей, посвятивших себя планированию и исполнению преступлений. Он начинал как талантливый командарм, военачальник, отважно сражался против гитлеровцев и, вместо того, чтобы погибнуть на границе, отвел свои войска на новые позиции, избегнув тем самым окружения. За это он был приговорен к пятнадцати годам лагерей.

Сидеть ему пришлось с уголовниками. И за годы, проведенные в бараке, он настолько проникся ненавистью к режиму, коему ранее служил верой и правдой, что он всем сердцем, всей душой и талантом принялся служить его противникам. Выйдя на свободу, он с той же аккуратностью и тщательностью, с которыми ранее планировал военные операции, стал разрабатывать схемы ограбления сберкасс. Он проводил разведывательные операции и захватывал руководящие посты на заводах и фабриках.

К моменту начала перестройки у Чичвария была уже целая развитая индустрия подпольных швейных цехов, строчивших джинсы, которые было не отличить от фирменных, а лейблы и заклепки для них делались на военных заводах.

Однако, несмотря на то, что Дато содержал множество своих лиц в администрациях краев и областей, несмотря на то, что подкармливал политиков и милицию, он никогда не служил им. Именно поэтому на предложения профессора последовали два взрыва в гардеробе возглавляемого Кивилиани института, взорвался самолет, в котором он должен был лететь в Новосибирск на конгресс «воров в законе» и расстреляна машина, в которой ехала его охрана.

— Итак, что вам удалось узнать? — спросил Дато на высоких тонах.

Чернокожий слуга Чичвария, стоявший за креслом своего хозяина, выпрямился во весь свой огромный рост и скрестил на груди волосатые ручищи. Однако этот негр не был эмигрантом из Замбии или Габона. Испокон веков такие темнокожие люди проживали в Абхазии и славились силой и честностью. Он был безраздельно предан своему господину.

Совещание проходило в огромном зале. Обращенная на юг стена представляла собой толстое бронестекло. Через нее была видна панорама деревеньки с лесом. Мимо проносились поезда. Напротив располагалась выключенная в данный момент система экранов. Дом-бункер находился на вершине холма. Не только каждая комната и любое помещение дома, но и вся окружающая местность просматривались в любую минуту. В центре кабинета возвышался письменный стол из высоколегированной стали, напоминавший пульт управления космическоим кораблем. Посетители расположились в ультрасовременных полукруглых креслах вокруг стола из черного стекла.

Вторую особенность этого помещения составляла инвалидная коляска Дато Чичвария. При необходимости из ее ручек вылетали крошечные ракеты с огромной убойной силой. Кроме самого Дато и его верного слуги, об этом никто из присутствующих не знал.

— Вы до сих пор не знаете, как справиться с Кивилиани? — еще раз проверещал Чичвария.

— Этот подонок не опасен сам по себе, — сказал бандит из Челябинска. — Мы отсекли его от московской кормушки и заплатили кому надо, чтобы его начали давить сверху. Его давно бы уже сгноили. Этот паскуда-профессор ни черта из себя не представляет без своей правой руки, убийцы Зигфрида. У этого козлины паршивого кошмарная слава. Говорят, что он вообще не человек, а покойник, что ему тысяча лет от роду, что он, мля, вампир, в натуре, пьет людскую кровь и неуязвим. От него нет спасения. Он организовал себе взвод мертвецов-зомби, как в кино, век воли не видать И ни одна, мля, пуля не может убить их, вот те крест святой, мать твою за ногу.

— Сказки! — смех Дато походил на шипение змеи. — Каждый человек смертен. Кивилиани хороший ученый, у него в подчинении целые лаборатории, научные институты. Вполне возможно, что они изобрели какое-то спецсредство, накачали своих людей сильнодействующим наркотиком, позволяющим им сохранять боеспособность даже при очень тяжелых ранениях. Но их, конечно же, можно убить. Мы должны в первую очередь вывести из игры Зигфрида. И если его не удается убить, значит, его надо захватить.

Пятерка бандитов молча кивнула. Дато Чичвария ненадолго задумался.

— Хорошо, — сказал он. — Сообщите профессору, что я хочу начать переговоры. Выберете какое-нибудь нейтральное место для встреч. Он должен будет взять с собой Зигфрида и его группу. Устройте мне рандеву! Тогда останется только уничтожить эту нечисть.. Все разом заговорили.

34
{"b":"25897","o":1}