ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не стрелять! — заорал магун в сторону «Арамизанополисанца», сложив руки рупором. — Спокойно, дорогие господа. Не паникуйте. Адмирал, причальный брус на правый борт!

— Что? А, да… Люванец, уже не надо! Защитить правый борт! Господи, вода аж кипит. Сейчас весла поломает. В жизни не ви… Черт возьми! Ад! Ты поверишь, Дебрен? Он весло прямо в воде сломал! А, чтоб тебя! Кажется, я уже понял, зачем тебя на галеру взяли!

— …астре… ить это? — гудел вдали Збрхл — Мож… гадину раз… бать!

— Не надо! — рявкнул Дебрен, оглядываясь по сторонам. — Это обломки корпуса! Никакой не морской змей! Затонувший корабль! Не стреляйте!

— Драккар, — угрюмо бросил Венсуэлли. — Точнее — днище драккара. На полфута улитками обросшее. Не нравится мне это.

— Но… пожалуй, все же лучше, чем змей. — Солган все еще была бледной, как чулки ее писарей. Хотя те, по правде говоря, после того, как попрятались между бочками, шлюпками, бухтами тросов и другими укрытиями подобного рода, белыми уже считаться не могли. — О Махрусе, как же я не люблю всяческую дрянь…

— Змей был бы лучше, — заметил Дебрен.

— Змей бы нас сожрал, — угрюмо пробормотал опп Гремк. — Не греши, чародей. Господь молитвы наши услышал, несчастье отвратил, но если ты и дальше будешь такие несуразности городить…

— Не знаю, — почесал бороду Венсуэлли. — Возможно, Дебрен, и верно, прав. Морское животное Збрхл с такого расстояния наверняка бы пристрелил. У него есть разумные, или как их там, болты, ну и не напрасно его Збрхлом Мухобоем кличут. Потому что он из катапульты может в муху попасть.

— А я слышал, что за дыхание. Как дыхнет, так мухи на лету подыхают и на землю валятся.

— Тоже не исключено. Только перед нами не морское чудовище, а корабль, затопленный давным-давно. Не понимаю, каким чудом эта скорлупина наверх всплыла. Главное, закрыла нам выход к морю.

В его голосе пробивались следы надежды, но он быстро от них избавился. Шлюпка, получившая свежих гребцов, впустую брызгала веслами, пытаясь либо вытянуть черный корпус из прохода, либо протолкнуть в него. Дебрен, на этот раз осторожно используя энергию палочки, пытался помогать с палубы галеры, однако эффект был нулевой. Драккар, отойдя на несколько футов, застыл окончательно, а первый матрос, карабкавшийся на обросший ракушками корпус при помощи товарищей, подпиравших его древками багров, после двух-трех ударов топориком оказался в воде. Пробить затвердевшие от наростов доски было невозможно. Очередные смельчаки, заползавшие на четвереньках на брюхо корабля, безуспешно колотили то топором, то молотом по гвоздю, пытаясь вбить его в доски, и неизменно соскальзывали после первого же неосторожного движения.

— Пройдет несколько клепсидр, прежде чем они за что-нибудь зацепят линь, — заметил опп Гремк, — да и тогда неизвестно, удастся ли эту штуку оттянуть.

— Я удвою команду шлюпки, — проворчал Венсуэлли. — Это всего лишь длинная дракленская лодка, знакомый тип, классика лодкостроения. Как правило, сорокавесельная, а мчалась на этих сорока oro-го! Чудес не бывает: если я двенадцать крепких парней на весла посажу, а Люванец за руль сядет, то дело пойдет. Для корабля она легкая. Между реками такие через водоразделы перетаскивали. В давние времена с севера из Драклена через все Совро ходили на юг, до Пренда, а потом морем до Бикопулисса. Говорят, таким путем ярл Рагерсуун чуть ли не весь Виплан обошел. Чтобы замкнуть петлю вокруг континента, ему полдня недостало, потому как по дороге он всех обдирал сколько мог, драккар перегрузил, и когда, уже перед самым домом, отмечать успех начали, то на мель из-за избытка груза сели.

— Это миф, — заявила Солган. — Ярл Рагерсуун, или Регерсуум — фигура вымышленная, к тому же он был язычник. Надеюсь, ты не думаешь, что человек, не черпающий силы исключительно из истинной веры, мог совершить столь героический поступок. Надо же, следующий-то тоже в воду плюхнулся. Что-то бестолковые у тебя матросы, Венсуэлли.

— Может, слишком тяжелы для таких скользких досок? — сверкнул глазами Венсуэлли. — Может, кого-нибудь полегче туда послать? Бабу какую-нибудь, к примеру? Или нескольких ребятишек?

Солган, не уверенная, не шутит ли Венсуэлли, примкнула к писарятам и принялась что-то полушепотом диктовать, скорее всего новый миф об очередном героическом моряке. Дебрен отвернулся, направил палочку, подбавил чары, притупляющие прирожденный пыл рыцарского коня. Животное, хоть и было по-прежнему оплетено сеткой и веревками, могло натворить дел. На борту уже не было почти никого, кто сумел бы в случае чего сдержать лошадь.

— Магистр опп Гремк прав, — неохотно признал магун. — До отлива мы не управимся. Немного по моей вине. Я переборщил с формулой мага Стахануса, слишком много сил из первой команды гребцов выжал… Смотри, ни один из них рукой не шевелит. Сидят вокруг жбана и не знают, как до пива добраться. Госпожа Солган, не проявите ли женскую милость, не нальете ли беднягам в чаши?

— Во-первых, я занята, а во-вторых, пьянство до греха доводит!

— Между прочим, мы у самого берега стоим, — напомнил о себе юрист. — Советую воспользоваться обстоятельствами. Помни, Венсуэлли, о договоре с Императором.

— Ну, тогда якорным бушпритом, — вслух рассуждал адмирал. — Только пусть закрепят как следует. Швартовы вон за те камни зацепим, иначе якорь может стащить, и тогда эту мерзость вытянем из прохода. Разве что… — Он поднял голову. — Дебрен, а он случайно не?..

— Пожалуй, нет. — Чародей глянул за борт. — Такая развалюха?.. Это очень старый корабль, адмирал, ему несколько сотен лет. Тогдашняя магия… Признаться, мы не все о ней знаем, а она хоть и примитивной была, но неожиданностей скрывала в себе немало. Но нет, эта посудина не заколдована. И это мне не нравится.

— Ты предпочел бы иметь дело с заколдованной?

— Магия — материя деликатная. Чудеса-то творит, но они бывают достаточно тонкими, их легко свести на нет, если знать, куда ударить. Это все равно как твоя каравелла, адмирал. Скользит по волне, большие грузы несет, бури не боится. Но достаточно в дне одну маленькую дырку проделать — и конец кораблю. При смене, галсов одно неверное движение рулем… и нет «Ласточки». Или перерезать веревку, груз удерживающую…

— Достаточно. Я понял. Что ты намерен делать?

— В природе встречаются заколдованные корабли-призраки. Тут нет ничего нового. «Летучего Дефольца» каждое дитя знает, это старая история. В романтический период магии модно было украшать моря такими то ли материальными, то ли призрачными телами. Они выполняли роль символов, предупреждений, хотя, по правде, некоторые чародеи, чересчур амбициозные, просто таким образом пытались вечный памятник себе возвести. Лучше мраморного, ибо не стоит на месте. Но чистая магия вечной быть не может. Половина кораблей-призраков не пережила своих создателей, а другую половину тральщики, оплачиваемые арматорами и купеческими компаниями, либо на дно отправили, либо, если удавалось, на дальний север отводили, где, запертые в фиордах камнями или же вмерзшие в ледяные поля, они не создавали помех мореплаванию. Хотя некоторые и в многолюдных сторонах встречаются.

— Истинная правда, — кивнул Вендерк опп Гремк. — Когда-то я защищал интересы одного барона из графства Друмплекс в восточном Анваше. Рыбацкая гмина обвинила его в ущербе, который якобы причиняет их деревне остов заколдованного корабля. Они утверждали, что у них дети двухголовыми рождаются, из-за чего ни одна мать родов не переживает. Требовали, чтобы барон отбуксировал из их района то, что от корабля осталось, но, во-первых, этой пакости было лет сто, ее еще баронов дед загнал на свою отмель, а во-вторых, на то, чтобы освободиться от останков, требовались огромные деньги. Процесс был тяжелый, потому что вмешались и гуманитарные организации, и хронисты, так что аж чернила брызгали. Но я дело выиграл. Матерей в свидетели начал вызывать, хе-хе… А поскольку из тех, что мутантов родили, ни одна в живых не осталась, то иск за отсутствием доказательств пошел коту под хвост.

35
{"b":"2590","o":1}