ЛитМир - Электронная Библиотека

— Моя, — слегка наклонил голову Дебрен. — Я — Дебрен из Думайки, что в Лелонии. Магун.

— Магум? — Путих поднял брови. — Значит… гумой, то бишь резиной торгуешь?

— Магун с руной «н» на конце. Это слово из староречи позаимствовано. Толкуют его по-разному, кто — «маг университетский», кто «маг, ученый научно», а некоторые этимологи утверждают, что это искаженное зулийское слово «могун», то есть наделенный потенцией, «могущий»…

— Потенцией, значицца, наделенный, — ощерился унтер Путих, — это-то по кровати и видать. И по ворожейке, вроде бы как полуодуревшей.

— Магической потенцией, — холодно докончил Дебрен. — Способностью поглощать мощность. Короче говоря, обладающий положительным и высоким коэффициентом поглощения. КП.

— Хочешь сказать, что ты — чародей? — удивился Путих. — Тогда почему босым шлепаешь? Или так уж бездарно колдуешь?

— Мэтр Дебрен, — пояснила Нелейка, — в замок собирался. Прочел объявление князя и хотел о работе справиться. А поскольку Игон — истинный пес, на запахи чуткий, так мэтр вначале ко мне направился, чтобы портянки простирнуть.

О ворожбе и засвидетельствовании она не упомянула. Дебрен сначала решил было, что из симпатии к нему, но, почувствовав ее сабо на своей босой ноге, почти сразу же понял, что дело не в этом.

— Еще один, — поморщился Путих. — Ну, можете, я думаю, не ходить, господин магун. Не скажу, Игон, конечно, не очень-то в половом смысле прихотлив и хорошенького отрока тоже вниманием не обойдет… но вы-то уж в слишком больших годах. И к тому же опоздали. Потому как похоже на то… — Он замялся, потом махнул рукой. — А, что там… Вы ж чароходец, так что все равно узнаете, на переговоры явившись. Я именно по этому делу пришел. — Он потянулся к поясу и начал вытаскивать затычку футляра. — Осадное положение уже, чуешь, отменено. Дебрен, ты можешь подогнать свою… хм… подружку? Время — серебро. Не станем же мы ждать до ночи, пока она скинет свои лохмотья и переоденется во что-нибудь приличное.

Дебрен лишь тихо вздохнул. Сабо было крепкое, дубовое, а Нелейка — злая. Было бы не так больно, если б она наступила ему на другую ногу. Потому что под этой-то как раз лежала гадальная кость.

— Если вам платье не нравится, — буркнула ворожейка, — так идите проспитесь, а с первыми петухами возвращайтесь. Потому как я по игле не мастерица и другое быстро не сошью. Да и вообще могли бы сказать, в чем там дело.

Затычка наконец поддалась, и княжеский унтер Путих извлек из футляра белую дамскую туфлю с полотняным верхом, на невысоком каблуке.

— Это туфля, — пояснил он. — Вам надлежит отыскать остальное.

— То есть… вторую туфлю? Левую? — удостоверился Дебрен.

— Вы сдурели, мэтр, что ли? Ногу. Ну и ее владелицу.

Мастерская алхимика Бориса очень походила на кузницу, которую Дебрен видел в Старохуцке. Отличие состояло в том, что вместо кучи земляной древесины, которую спецы называли углем, каминный сарай заполняли не меньшие кучи грязи, щебня и вроде бы сушеного дерьма каких-то экзотических копытных, а хозяин — седобородый юркий старичок в кожаном фартуке — был чуть погрязнее лелонских кузнецов. К счастью, в углу, за навалами дров и пищевых запасов, у Бориса была также настоящая лаборатория с отжигательной печуркой, ретортами, банками реагентов, весами, набором волшебных палочек и другим, порой вполне современным оборудованием.

— Не пожалел князь грублей, — гордо заявил Путих. Усевшись на застланной пергамином стол, он поставил в центр извлеченную из футляра туфлю и указал присутствующим на скамейки. — Ну-с, больше никто не придет. Во всем городе только вы трое знаете, за который конец волшебную палочку держать. Посему начнем. Мэтр Борис, в этом кувшине пиво? Прекрасно. А ну капни-ка в ту вон шклянку, девка. В горле сухо, холера.

— Я ворожея, — буркнула Нелейка, но встала и принесла пустую колбу. — Могли б служанку прихватить из замка.

— Не мог, потому как дело совершенно секретное. — Он отхлебнул пива. Поморщился. — Жидковато. Ну да ладно! Служба. Стало быть, так: поручение знаете. Князь ему условное название дал. Чтобы кто посторонний, подслушав, ничего не уразумел. Сейчас. Как там оно?.. Ага. Замарашка. — Он почесал в голове. — Хм-м. По правде-то, вовсе не так уж и трудно догадаться… Ну, приказ есть приказ. Не мне обсуждать.

— А случайно не Золушка ли? — уточнил Дебрен.

— То есть намек на Бориса? — задумался Путих. — А чё, может быть, и так. Он нам тут порой столько древесной золы насыплет… Не обижайтесь мастер, я о печурке говорю.

— А я — о сказке, — пояснил несколько смутившийся Дебрен. — Когда я был маленьким, мама мне сказку рассказывала о бедной служанке, на которую однажды добрая фея надела роскошное платье и туфельки, и та пришла на бал. Но в полночь должна была одежду скинуть, и хотя королевич в нее с ходу влюбился, пришлось ей убегать, оставив одну туфельку. Правда, та хрустальная была.

— И волшебница ей по заднице надавала? — заинтересовался унтер.

— Добрые волшебницы, — кисло усмехнулась Нелейка, — не должны подрабатывать, отдавая другим свою одежку. Дурацкая твоя сказка, Дебрен, и нежизненная. Это что же? В полночь, когда бал только-только разгорелся и пришло самое время веселиться, девица ни с того ни с сего убегает? Так тебе ее и отпустят. Нажралась, наплясалась, а как пришла пора отблагодарить — так она шмыг домой?

— Вы что, пришли сказки обсуждать? — поморщился Борис.

— Верно. — Путих отставил пустую колбу. — Надыть формальности соблюсти. По уполномочию князя объявляю конкурс на магические услуги. Открытый. Чувствует ли себя кто-либо из присутствующих в силах, не прибегая к помощи остальных, отыскать особу, коя, удирая с бала, потеряла эту туфлю? Борис? — Старик покачал головой, встал и отправился подбросить полешек-другой в отжигательную печь, из которой крепко несло горящей серой. — Нелейка? Тоже нет? Ну да, ты же плохая ворожейка и баловство осуждаешь.

Нелейка пожала плечами, но смолчала.

— Ну так тебе повезло, Дебрен. На солидный куш не рассчитывай, потому что с чужестранцев у нас такие пошлины дерут, что еще и из собственных доплатишь. Но парень ты что надо, в силе, потенция, как мы видели, есть… Ничего, глядишь, тебя Олльда наградит. Сестра Игонова, значит.

— И полкняжества в придачу? — изумился Дебрен. — О черт побери… А я думал, что так только в сказках бывает…

— И правильно думал. Девицу возьмешь в жены и приданое, вот и все. Я б на твоем месте не стал нос воротить. Олльда вполне собой ладненькая, до парней с потенцией большая охотница, а из-за этой «охотности» и приданое удвоила презентами, хоть ей всего-то двадцать шесть весен.

— Двадцать шесть. Статистика утверждает, что женщины до тридцати пяти доживают. Старовата малость девушка-то.

— Мне тридцать, — вставила Нелейка. — Одной ногой уж в могиле, так, может, поторопитесь, а-то, глядишь, тут при вас и помру.

— Прости. Нет, господин Путих, я контракт не подпишу.

— Понятно. Ну, тогда от имени князя создаю специальную комиссию в составе здесь присутствующих. От себя лично скажу, что вы неглупо поступаете. Комиссиям голов в случае чего не рубят.

— Настолько все серьезно? — Дебрен поднял туфлю, повертел в руках. — Можно спросить почему?

— Можно. С князем… — Путих глянул в листок. — Ага. С князем «случилось временное недомогание, не мешающее, однако, исполнению обязанностей по правлению…» — Он вздохнул, свернул бумагу. — По-людски говоря, прихватило ему живот, больше в нижней оного части, и вылетел князь из трапезной, на бегу повалив конюшего и одну прислужницу. Охрана сразу же взялась за дело, нескольких человек поколотила, кто-то на глевию наткнулся, исповедника в костер сунули… Бардак, короче говоря. Ну а виновница, поскольку это была баба, воспользовалась замешательством, взяла, как говорится, ноги в руки. А вы эти ноги, точнее — ногу, должны отыскать.

— Почему? — спросил магун уже более прохладно. — Потому что на князя совершили покушение, и он жаждет отомстить?

4
{"b":"2590","o":1}