ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я так не хочу… — шепнула Ронсуаза. — Дяденька…

«Она еще меньше, чем эта, — подумал он. — Ребенок. Сколько ей может быть лет? Двенадцать? Бедрышки уже обрисовались, но груди… Черт побери! Холера, чума и сифилис…»

— Все будет хорошо, малышка. Обещаю.

— Дядя Дебрен… Лучше убей меня сразу. Сделай то, что с руками… Я… я только боли немного боюсь, а смерти… поч… почти…

— Глупости несешь! — Он схватил ее за руку, потянул к зарослям. — Слушать такую ерунду не хочу. Рановато тебе, Ронсуаза, на тот свет отправляться. К тому же ты — баронесса. Девочка хоть куда. Небось на охоту с отцом ходила, а?

— Я?..

— Ну ладно, черт с ней, с охотой. — Он прополз на четвереньках под поваленным тисом, протащил девушку. — Но вышивать-то, наверное, умеешь? Ну? Вот видишь. Так вот, нож, грубо говоря, все равно что шильце, которое в клубок втыкают. Возьми его. Да не реви ты, холера. Это просто на всякий случай. Не станем же мы здесь драки устраивать, тут лес, а нам осложнения ни к чему. В случае чего — спрячемся. В прятки играть умеешь, верно? Недавние времена… Подожди, не туда, не по верху. Лучше, чтобы нас не видели.

Что-то зашевелилось сбоку. Они прильнули ко мху, к толстому ковру гниющей листвы. Лежали, стараясь сдерживать дыхание. Девочка осторожно вытирала глаза рукавом рубашки, пыталась помассировать руки. Дебрен ругался про себя, но не решался отнять у нее нож. Этот кусочек стали с костяной рукояткой, который она едва удерживала почти ничего не чувствующими пальцами, было все, что она имела. С ним рядом была женщина. Перепуганная, растерянная, но пытающаяся что-то сделать со своей жизнью. Отнимая нож, он снова отвел бы ей роль ребенка.

Шорох не повторился. Они встали и бросились дальше. Перебежками, от дерева к яме, от ямы — к скале. Все время в гору, к центру острова. Было тихо, никто уже не рубил деревья. Тишина беспокоила Дебрена. Он в любой момент ожидал шума, широкой, хорошо поставленной облавы. Но нет, лес оставался тихим, даже птицы умолкли. И все же беспокоился он не напрасно.

За полем крапивы, через которое Ронсуаза прошла, как и подобает рыцарскому отпрыску, вся в пузырях, но без слова жалобы, валялась срубленная сосна. Немного дальше, навзничь — один из Збрхловых наемников. Без половины кишок, растянутых по зарослям, и половины лица, вдавленного в череп с такой силой, что через уши вытекала не только кровь. Запах еще не привлек мух.

— Махрусик, милосердненький…

— Тише, Ронсуаза. Не смотри. — Ему смотреть приходилось. Стащить с трупа колчан с болтами, не испачкав при этом руки в раскиданных кишках, на ощупь не удалось. — Там лежит арбалет. Возьми.

Надо было сделать это самому, потому что тетива арбалета натянута, а руки девочки все еще были словно деревянные. Но, направляясь за оружием, она удалялась от второго трупа, который, кажется, не заметила. У заброшенного в кусты матроса не было головы. Куртка, разорванная вдоль позвоночника по самый пояс, обнажала тело и блестевшие незапекшейся кровью позвонки. Рука безголового стискивала рукоять топора. Чистое острие говорило о том, что моряк продал жизнь не слишком дорого.

— Это дракон, правда, Дебрен?

— Люди так не убивают. Пошли. И не бойся. Дракон — существо волшебное, а магию я способен уловить издалека.

Он лгал. Не хотел, чтобы она боялась больше, чем может вынести психика двенадцатилетней девочки. Взял у нее арбалет и, не сказав ни слова, подвязал нож к руке куском веревки. Потом они — еще тише и осторожней — пошли дальше.

На вытоптанной козами или косулями тропинке наткнулись на очередной труп. У этого были и голова, и нетронутый живот, но что-то впечатало лицо матроса в мягкую землю и, когда он давился ею и собственным воем, вырвало левую руку и ногу от бедра. Сюда мухи уже добрались. Дебрен поискал оружие, но вместо оружия обнаружил следы. Глубокие следы существа, шагавшего крупными шагами. И капли крови. Мелкие, но рассеянные по окружающим папоротникам.

На тропинке, немного выше, остался большой, слегка похожий на птичий оттиск. Нечеткий, хоть и глубокий. Дебрен присел и долго рассматривал его.

— Он на… наверное, огромный, — сумела наконец выговорить Ронсуаза.

— Тише…

Она умолкла. Мгновенно. Присела на корточки.

Его он увидел позже. Не столько его, даже не движение — исчезновение двух светящихся красных пятнышек. Это могло быть все что угодно. Ветер, пошевеливший ветвями, изменил расположение канальцев между листвой и тем самым перекрыл дорогу нескольким лучикам прячущегося в океан солнца. Какое-то облачко. Но скорее всего — дракон. Драконы, даже лесные, передвигаются бесшумно.

Неизвестно почему, он упал на левый бок. Ни один справочник по охоте на драконов этого не рекомендовал. Инструкции для лучников — тоже нет. Теперь он успел понять почему.

Спуск арбалета, длинный железный рычаг под ложем, ходил легко. Как и полагалось — ведь арбалетчику приходилось бороться с врагом, а не с собственным оружием.

Он почувствовал рывок. Легкий, потому что в конце концов оружие было не армейское, тетива натягивалась не воротом, а просто рукой. Куда полетел болт, он заметить не успел. Может, в небо, может, в землю. Это уже не имело значения.

Потому что лес плюнул огнем. Огромный шар, промчавшийся прямо в переносицу между расширившимися от ужаса глазами Дебрена, тащил за собой хвост пламени. Дебрен не успел даже крикнуть, не то что вспомнить соответствующее заклинание.

Что-то невероятно горячее ударило его по голове. И свет померк.

Он был рыбой. Чувствовал себя как рыба в воде. Не боялся драконов, людей, огня. Что такое огонь для рыбы? Он был рыбой, вольной, свободной, счастливой в своей чудесной холодной стихии. Какой глупец назвал воду холодной? Кто окрестил «холодной» его рыбью кровь? Они не были холодными, но небыли и горячими. Они были идеальными. Такими, какими быть должны. Он был рыбой и…

… он тонул… кашель. Хрип. Вкус грязи во рту, слезы в глазах. Он сел раньше, чем пришел в себя.

— Дяденька? — Детский голосок, насморочный, даже в носу хлюпало. Сквозь вызванные кашлем слезы он видел, что она плакала раньше и продолжает плакать теперь. Она стояла рядом на коленях, держа дрожащей рукой большой лист лопуха. С листа капали коричневые капли той самой дряни, которую он сейчас выхаркивал из легких.

Достаточно. У него кружилась голова, вся правая сторона тела была противоестественно твердой, сердце билось в каком-то странном, неправильном ритме. Дальше нельзя полагаться на мудрость организма. Формула Ворпа, старое доброе заклинание, применяемое при спасении утопающих, мгновенно очищающее легкие. Ну!

Его вырвало. Так, что девочка отскочила, плюхнулась ягодицами в папоротники. Отвратительный звук. Но он сразу же почувствовал облегчение, хотя, с другой стороны, теперь, перестав давиться, с удивлением сообразил, как сильно ослаб. Обычное несложное заклинание вызвало головокружение, холодный пот.

— Тьфу, сгинь, пропади, нечистая сила. Матерь милосердная, давшая нам Избавителя… — Молитва оборвалась. Ронсуазе надо было хлюпнуть красным от плача носом. — Это ты, дяденька Дебрен? Н-не шевелись. Ты?

— Убери самострел, — прохрипел он. — Что с тобой, Ронсуаза? Спятила? Почему метишь в меня?

Она не ответила. Не было нужды. Левый, криво оторванный рукав кафтана был обернут вокруг правой руки Дебрена, но тоже криво и небрежно, а от правого остался только закопченный манжет. Дебрен размышлял долго. Но ведь и случай был неординарный.

Она его не застрелила. Хотя все у нее тряслось, в том числе и правая рука, сжимающая ложе около спуска. Она трусила. Очень трусила, но ни разу не положила руки так, как следует. Может, кровообращение восстановилось не полностью, может, просто не умела пользоваться арбалетом. Однако натянула его и зарядила. И теперь умоляла судьбу, чтобы та позволила ей на этом остановиться.

— Я горел? — Дебрен осторожно пощупал правый бок, потом пах. К руке не прикасался. Даже ему была отвратительна смесь обгоревшего мяса, крови и чешуи. С преимущественным количеством чешуи. — Ну да. Я, пожалуй, знаю, о чем ты думаешь. «Дяденька Дебрен — никакой не добрый дядюшка, а чудовище. Как только у него вспыхнул бок, он скинул маску и показал свое истинное обличье. А точнее — покрытие. Обернулся какой-то дьявольской треской. Хотя нет. На чешуйки трески не похоже. Черт побери. Не знаю, на что это похоже. Я рыбу в основном узнаю по вкусу».

42
{"b":"2590","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Убить пересмешника
Мой личный враг
Богатый папа, бедный папа
Пропащие души
Буревестники
Три товарища
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили