ЛитМир - Электронная Библиотека

Венсуэлли молчал.

— Этот дурень выбросил нож, — забулькал Збрхл. — Что-то в кустах зашелестело, вот он и бросил. А потом, вместо того чтобы искать, хотел узел распутать.

— У вас был арбалет, — напомнил им Дебрен, осторожно почесывая чешуйки. Рана не только не болела, но и затягивалась на глазах. Зато начала зверски чесаться.

— Попка-дурак Гремс забрал. Он должен был стоять на стреме, когда Венс на дерево полез. Но как только в кустах зашуршало, сбежал вместе с арбалетом и болтами. Вероятно, его твой уважаемый папочка сожрал. Ну и славно. Без попугаев оно как-то полегче.

— Слушай, Збрхл, я не стану повторять дважды. Мой отец — не дракон.

— Не злись, Дебрен. Я, брат, ничего против драконов не имею. А уж против полудраконов — и того меньше. Что же до твоей персональной генеалогии, то ты сам знаешь, как тут бывает. Не углядишь за бабой, а мать твоя тоже когда-то бабой была, даже если в святые вышла…

— Оставь их обоих на дереве, — посоветовала Ронсуаза. — Придет дракон, когтем сетки выцарапает, голод утолит. Может, нас искать не будет, да и доброе дело сделает. Это скверные люди… шки.

— Так сколько же их, в конце концов, этих драконов? — простонал ротмистр. — В договоре был обозначен один. Большой и честно лицом к лицу — вернее, мордой к лицу — бьющийся. А тут, понимаешь, в кустах какой-то дракон-коротышка шелестит, дракон-чародей собирается колышком в задницу стрелять и альфредами обзывается. Хватит, адмирал, довольно. Отказываюсь от службы из-за обманно сформулированного контракта. Слышь, Венс?

Венсуэлли молчал.

— Итак, ты теперь — безработный, — медленно проговорил Дебрен. — Примешь новое поручение?

— Ха! — Збрхл тоже немного подумал. — За сколько?

— За извлечение тебя из кабаньей ловушки. За жизнь, иначе говоря.

— Я имел в виду серебро. Или хотя бы медяки. Я, мэтр, кондотьер. Не могу служить задарма, иначе меня из цеха в три шеи попрут. И я в ад пойду, ибо Махрусово кольцо целовал, что законов цеховых не нарушу.

— Збрхл, я не шучу.

— Я тоже. Хотя бы денарий, но дать должен. Пусть даже обрезанный. Поломанный. Но чтоб деньги. Дебрен, наемник, изгнанный из цеха, — это обыкновенный разбойник. А мне надо семью поддерживать, не говоря уж о добром имени.

— Ну, значит, возникли сложности, — проворчал магун. — Разве что…

— Ну? Говори, дерьмо и вонь… Речь идет о моей жизни!

— Господин Венсуэлли, — начал официальным тоном Дебрен. — Ты помнишь наш заклад? Мы поспорили на пять талеров. Я вижу, ты при кошеле. Пять талеров, полагаю, ты на поясе не носишь, но, как ты слышал, ротмистру любого медяка хватит. Хочу тебе кое-что предложить. Дай мне самую мелкую монету, и я аннулирую заклад. А то, что ты его проиграешь, это уж точно. Возможно — денарий. Тем самым ты окажешься в выигрыше. Как-никак, четыре талера и пятьсот тридцать девять денариев. Ага, совсем было запамятовал, тебя тоже сниму.

Сеть пошевелилась. Збрхл пытался потереть руки от удовольствия.

— Ну так как? Договорились? За работу, мэтр!

— Нет.

Довольно долго стояла тишина. Даже Ронсуаза оставила в покое ногу, подняла голову, широко раскрытыми глазами уставилась на человека на ветке.

— Ты спятил, — бросил наконец Збрхл. — Не слушай его, Дебрен. Он залез на дерево, и у него в уме помутилось. Не иначе как от разреженного воздуха. Так в горах бывает.

Дебрен положил арбалет, вынул из кожуха палочку.

— Можешь говорить первым, — тихо произнес Венсуэлли. — Мы условились писать на листках, но, пожалуй, это не получится, так что говори. Самую точную дату, какую можешь назвать. Подумай как следует, потому что после того, как я назову свою, поправить уже будет нельзя. Так когда, по-твоему, это вино разлили по бочкам?

— Четырнадцать лет назад, — холодно сказал Дебрен. — Последний сбор. Годом позже остров уже был в руках Везирата. Четыреста галер вокруг Прикоса, шестьдесят тысяч язычников на острове, население или вырезано под корень, или попало в рабство. Винохранилища защитники спалили сами, когда в Прикопулисс отступали. То, что теперь называется в Прикосе вином… Ну что ж, пить можно. Но тридцать веков традиций, скрещения видов, опыта и магии пошли прахом. Вероятно, к утехе маримальцев. Теперь они справедливо могут похвастаться лучшими винами мира.

— Ты кончил?

— Нет. Год был холодный, а с весны ходили слухи, что султан с флотом уже в пути. Поэтому сбор ускорили, и вина получились кислыми. Отец Отцов обратился ко всему Свободному Миру, чтобы покупали как можно больше, по старым ценам, а то и дороже, потому что на оборону махрусианства должен был пойти каждый динарий. Ну, что собой представляет Виплан, мы оба знаем. Вдовы последний грош отдавали, непьющие переплачивали, а потом втихую выливали, гмины устраивали складчины, а несколько королевских казначеев тут же повысили размеры податей. А потом все это золото куда-то подевалось. Неизвестно куда. Один старый корабль с оружием на Прикос пришел. И знаешь, что он привез? Корпию для раненых и хирургические пилы для ампутаций конечностей. Вот теперь я кончил.

— Тринадцать лет, Дебрен. — Венсуэлли говорил тихо, как пристало человеку, у которого вся кровь прилила к голове. — Осада продолжалась год, а между портом и старым городом располагался небольшой виноградник. Мы успели собрать, хотя женщины выходили на работы в кольчугах. Сколько их там полегло… Но надо было. Город ждал этого сбора, теплилась какая-то надежда. Знаешь, символика и все такое… А на корабле везли не корпию, а старые онучи, оставшиеся после демобилизованных анвашцев. Постиранные, не думай. А пилы — по дереву. Дар какого-то цеха дровосеков в Совро. Позже кузнецы перековали их на наконечники для стрел. Часть пил проржавела, потому что чертова лайба протекала хуже решета, а поскольку Прикос уже был заблокирован, так мы две недели вокруг острова мотались, все время меняя галсы, пока не дождались достаточно темной ночи.

Дебрен стоял над арбалетом с палочкой в руке. Он не помнил слов заклинания. Он почти никогда им не пользовался, хоть и участвовал в его усовершенствовании и должен был помнить.

Все молчали, не зная, что сказать. А Ронсуаза, от которой все еще пахло корабельным карцером, явно не понимала, что говорить.

— Освободи его, Дебрен. Он противный и альфред, но Прикопулисс защищал. И поплыл туда, куда все живое. На север. Освободи его, дяденька. Мой брат тоже с Везиратом воевал и домой уже не вернулся. Пусть хоть господин Венс вернется.

То, что с залива казалось лесом, в действительности было венком деревьев, охватывающих срезанную вершину горы. Дом стоял посреди довольно обширного открытого пространства, заросшего травой и усеянного камнями. С запада должен был находиться обрыв, потому что не откуда-то, а из-за зубчатого каменного края выглядывала вершина дуба, сосны или акации. Туда вливалась полоса света, а взгляд в том направлении доходил до самого горизонта, за который опускалось раздувшееся пурпурное солнце. Темно-синие полоски, едва различимые на фоне прикрытого розовым куполом горизонта, были скорее всего вершинами гор на Дракском архипелаге. Светлое пятнышко ближе было, вероятно, парусным военным кораблем. Из Анваша или Марималя. Корабль был очень далеко, и коли его удавалось увидеть, значит, большой. У княгини Помпадрины, которой формально принадлежали эти воды и суша, таких не было.

— Странно, — сказал Збрхл. — На руины это не похоже. Остановившись в зарослях, они рассматривали небольшой каменный дом и притулившуюся к нем башню.

— Крыша из сланцевых плит, — пожал плечами Венсуэлли. — Если уложена правильно, то выдержит века.

— Дракон, видать, заботится о своем хозяйстве, — потянула носом Ронсуаза. — Наверное, гротов и пещер тут нет, а здешние драконы — домоседы. Любят, чтобы над головой крыша была.

Дебрен вручил арбалет ротмистру, снял с пояса колчан для болтов.

— Может, ты и был прав, — ответил он на немой вопрос. — Что-то, вероятно, от дракона во мне есть, потому что и меня под кров тянет.

44
{"b":"2590","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Материнская любовь
Четырнадцатый апостол (сборник)
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
Мастер-маг
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Все, что мы оставили позади
Падение
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры